Подспудное дело

Мир 13 Февраль 2017 786

Улучшение ситуации с безопасностью в Афганистане наиболее ярко в инвестиционной сфере отразилось на Казахстане, Туркменистане и Узбекистане.

В Центральной Азии афганский фактор традиционно рассматривается с точки зрения его влияния на региональную безопасность, хотя его воздействие на экономики стран региона также представляется значительным, что особенно стало заметно после свержения власти талибов в 2001 году, когда Афганистан стал оказывать экономическое воздействие на регион сразу по двум важнейшим направлениям. В первую очередь, определенная стабилизация страны в период до 
2010 года и создание более или менее прочной гражданской администрации радикально улучшили общий инвестиционный климат в Центральной Азии. Как известно, для бизнеса не последнюю роль играет именно учет политических рисков для инвестиций. Улучшение ситуации с безопасностью в Афганистане наиболее ярко в инвестиционной сфере отразилось на Казахстане, Туркменистане и Узбекистане. Иностранные инвесторы вложили в эти страны несколько десятков миллиардов долларов, в первую очередь, в проекты по добыче, переработке и транспортировке природных ресурсов, а также в индустриальные проекты по созданию готовой продукции с высокой добавленной стоимостью. В дополнение к этому Афганистан превратился в достаточно крупного торгово-экономического партнера. Экспорт продукции и услуг на афганский рынок стал немаловажным фактором для диверсификации внешнеэкономической политики стран ЦА и источником валютных доходов. Например, товарооборот Узбекистана со своим южным соседом уже в 2012 году составил почти 1,1 млрд. долларов, из которых на нашу страну пришлись 1,073 млрд. долл., а на Афганистан — всего 0,8 млн. 
долларов. Доля Афганистана в общем товарообороте РУз составила 4,1%. В основном, на афганский рынок поставлялись электроэнергия, нефтепродукты, химические удобрения и плодоовощная продукция.

Вполне очевидно, что одними из основных драйверов экономического роста в Афганистане и, как следствие, увеличения его потребностей в импорте из стран ЦА были финансовые вливания западных спонсоров, формировавших бюджет страны, а также расходы западных стран по военной линии внутри Афганистана. Это хорошо видно по структуре афганского государственного бюджета. Так, в бюджете 2014–2015 годов, который равнялся 7,794 млрд. долл., на внешнюю помощь пришлось 5,311 млрд. долл. (почти 71%), а на внутренние афганские доходы — лишь 2,483 млрд. (29%). Такое же соотношение сохранилось в бюджете на 2017 год.

Именно западные деньги во многом позволяли афганским компаниям, получавшим заказы от западных оборонных ведомств и международных организаций, наращивать свои доходы и платить налоги в государственную казну. Объем 
средств, вкачивавшихся в афганскую экономику внешними спонсорами, про-сто поражает. Одни лишь Соединенные Штаты с 2001 года, согласно отчету Джона Сопко, специального генерального инспектора США по восстановлению Афганистана, потратили только на прямую помощь Афганистану 113 млрд. долларов, что больше, чем совокупная помощь Европе по плану Маршалла после Второй мировой войны. Всего же США потратили на Афганистан почти 1 
трлн. долларов.

Однако, похоже, золотые времена Афганистана позади, и это может потенциально угрожать как минимум замедлением темпов роста его торго-вого оборота со странами Центральной Азии. Афганские и западные эксперты отмечают синхронизацию процесса вывода контингентов стран НАТО и резкое замедление темпов экономического роста. При этом они ставят в вину афганским властям, что те не предприняли никаких превентивных усилий для выработки программы реагирования, в которой был бы учтен фактор вывода войск.
Согласно данным, которые привел президент Ашраф Гани, из-за вывода западных контингентов Афганистан потерял как минимум 100 тысяч рабочих мест только в транспортном секторе, который давал около 22% ВВП. Удар ощутили 
на себе также секторы строительства и услуг, которые формировали 40% ВВП и драйверами которых всегда выступали контракты с американским военным ведомством. В результате рост ВВП Афганистана упал с 6,9% в период с 2007 по 
2012 годы до 1,3% в 2014 году и 0,8% в 2015-м. Параллельно упали средние доходы на душу на-селения с 730 долларов в 2013 году до 680 долларов в 2014-м, и, по всей видимости, доходы продолжат падать и дальше. Непосредственным 
индикатором проблем в экономике стал резкий рост эмиграции. По греческим данным, афганские беженцы, прибывшие морем в Грецию в 2015 году, по численности уступили только беженцам из Сирии. Пик пришелся на октябрь, когда морем прибыло почти 64 тыс. человек.

Правительство президента Ашрафа Гани пытается хоть как-то исправить положение. В частности, были предприняты усилия для повышения эффективности налоговой системы. За 8 месяцев 2016 года собираемость налогов выросла на 
30%, по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года, что позволило в определен-ной степени покрыть возросшие на 9% расходы бюджета на оборону и социальную сферу.

Также стало известно, что правительство готовит почву для проведения аграрной реформы с целью превращения сельского хозяйства в ведущую отрасль экономики. В настоящее время сельское хозяйство занимает около 40% в структуре ВВП и в него вовлечено до 80% населения. Однако дальнейшее развитие и модернизация этого сектора экономики затруднены нехваткой современного оборудования и технологий, хранилищ для сельхозпродукции, а также необходимостью модернизации ирригационной системы. Проблемой является и нехватка рынков сбыта. Для финансирования реформ в сельском хозяйстве Кабул планирует создать в ближайшем будущем «Сельскохозяйственный банк Афганистана».
Вместе с тем, сдерживающее влияние на попытки президента Ашрафа Гани решить экономические проблемы оказывают две ключевые причины. Первой причиной выступают проблемы креативного характера, которые наблюдаются 
в министерствах и ведомствах Афганистана. 

Они попросту не могут полностью освоить выделяемые средства из бюджета на развитие страны, так как не предлагают в достаточной степени новые проекты, которые смогли бы создать новые рабочие места. 17 министерств и ведомств освоили в этом году менее 70% вы-деленных им средств, что вынудило президента страны выступить с угрозой по урезанию их финансирования в 2017 году. Второй причиной являются расширяющиеся боевые действия между правительственными войсками и движением «Талибан», в ходе которых дело уже доходит до штурма талибами провинциальных центров, таких как г. Фарах в октябре 2016 года. Это приводит к растущим расходам бюджета. В ходе боевых действий разрушению подвергаются также различные объекты экономической инфраструктуры.

Для Центральной Азии экономические проблемы Афганистана представляют сложный вызов, который может еще больше обостриться в связи с тем, что новая американская администрация планирует вновь ужесточить политико-экономический подход в отношении Ирана, который в свою очередь выступает одним из важнейших экономических партнеров Афгани-стана. В этой связи афганская тема в 2017–2018 годах может в очередной раз выйти на первые 
строчки в повестке дня внешнеполитических стратегий как стран ЦА, так и региональных организаций, в первую очередь ШОС, для которой Афганистан станет в ближайшем будущем фактически территориально внутренней проблемой, учитывая ожидаемое вступление в организацию Пакистана и Индии.

Рустам Махмудов

Больше новостей