Эксперт: Государство должно поддерживать производителей, а не торговцев

Экономика 03 Август 2017 2300

В конце июля этого года были сделаны два заявления, которые во многом являются знаковыми. 
Заместитель министра экономики Республики Узбекистан Шухрат Исмаилов отметил, что сейчас в экономическом блоке правительства идет серьезное обсуждение вопросов введения свободной конвертации и унификации валютных курсов. И что эта работа направлена на то, что « мы (экономический блок правительства - Б.Э) должны подготовить все наши отрасли к тому, чтобы перейти к свободному установлению валютного курса» .

Заместитель министра финансов республики Узбекистан Мубин Мирзаев отметил, что "Привлечение зарубежных кредитов, кредитов МВФ (для поддержания нацвалюты – ред.) не планируется. У нас достаточно валютных резервов, чтобы проводить поэтапно либерализацию".

Ключевое слово здесь- поэтапно. Обдуманно. Без шоковых экспериментов, характерных для других стран, которые проводили свои реформы по рецептам либерал-монетаристов из МВФ. 
В вопросе валютной либерализации, в дискуссиях по этой теме, которые идут в стране зачастую упускается один момент. 
А для кого либерализация? Кто выиграет и кто проиграет? Какие слои и группы? 

Лично для меня один из главных результатов экономических реформ, реализованных в переходный период, после 1991 года - это 22% субъектов МБЧП, которые занимаются производственной деятельностью. Это важнейший и ключевой результат реформ. 

Сформирован целый слой из десятков тысяч людей, которые занимаются производственной деятельность. Именно они являются становым хребтом и основой экономики страны. 
И каждый процент роста количества таких предприятий- главный результат по которому, на мой взгляд, должна оцениваться успешность или неуспешность реформ. 
И защита их интересов, тех, кто создают  рабочие места – должна быть главной задачей экономической политики правительства. Потому что, создаваемые именно в этом секторе рабочие места являются более устойчивыми, в отличие от сферы торговли или сектора услуг. 

Я далек от мысли, что непроизводящие сектора экономики не должны развиваться. Сектор услуг сейчас в экономиках многих стран занимает лидирующие позиции. И в нашей экономике этот сектор производит почти половину ВВП.  

Но весь вопрос в том, а кто является локомотивом экономики? 

В Узбекистане, который сегодня реализует политику ускоренной индустриализации, с целю формирования индустриально-инновационной экономики критически важно поддерживать именно производящий, промышленный сектор экономики. 

Есть выражение «Политика- это искусство возможного». Т.е. нельзя быть сильным везде. Никогда, даже у самого богатого государства, нет финансов на то чтобы поддерживать всех, помогать всем. Поэтому государство выбирает приоритеты и основные усилия направляет на достижение приоритетных целей. 

А приоритет у страны, которая хочет стать индустриальной страной один- поддержка промышленных производителей, поддержка субъектов предпринимательства, которые занимаются промышленным производством. 

С этой точки зрения смотреть на вопросы введения свободной конвертации и унификации курсов валют возникают вопросы к апологетам мгновенной, шоковой либерализации валютной политики, которые не хотят понимают простых вещей. 

А что будет с теми предпринимателями которые взяли валютные кредиты для создания промышленных производств? Они брали кредиты по официальному курсу (например, 3 тысячи сум за один доллар США) а отдавать кредит и проценты по нему они будут уже по курсу, например, 9 тысяч сум за доллар? Они же разорятся! И что будет с этим производством, с рабочими, которые там работают? Либерал-монетаристы («либерасты») и их советники из международных финасовых организаций думают об этом? Нет. Поэтому их еще называют «либерал-фашистами», потому что им все равно, что будет с национальными производителями, с людьми. Им важно, чтобы были законы «свободного рынка». А судьбы страны и целых народов – это просто «издержки реформ».

А как обеспечить переход к свободной конвертации так, чтобы не было отрицательного сальдо текущих операций платежного баланса? Особенно в условиях стагнации экономик трех главных внешнеторговых партнеров Узбекистана (РФ, КНР, Казахстан), когда возможности наращивания экспорта в эти страны имеют свои пределы. 

И последнее. Когда либералы болтают о валютной либерализации и какие «плюсы» это принесет, они идут на подлог/обман.  

Узбекистан в первой половине 2000-х годов уже вводил  конвертацию валюты. И что было? Специалисты знают, что происходило гигантское вымывание валюты. Валюта, которая с трудом зарабатывалась на экспорте хлопка, газа, цветных металлов, золота и урана вымывалась полностью торговцами (прежде всего так называемыми «челноками»), у которых был очень примитивный бизнес: купить валюту, поехать в Алмату, Бишкек или Урумчи, купить там товары народного потребления, привезти, продать втридорога, полученные сумы обменять на доллары и поехать снова «за товаром». Что было в результате? Каждый помнит, что тогда рынки были забиты китайским ширпотребом (обувь, одежда, посуда и т.д.), на базарах почти все продукты: мясные изделия (колбаса, сосиски и т.д.), масло, макароны, сыры   - были откуда угодно (Казахстан, Россия, Украина и т.д.) но только не узбекистанскими. 

Всем производителям в этих странах было хорошо, кроме Узбекистана и узбекских производителей. 

И поэтому уже в 2006-2007 гг. началась политика отхода от этой политики и введения ограниченной конвертации, с упором на конвертацию для ввоза оборудования и технологий. 
И это дало свои результаты. Сегодня большая часть обуви, одежды, продуктов питания, бытовой химии и многого другого – узбекистанского производства. Можно говорить о проблемах  качества определенных товаров, но… они есть, их выпуск налажен у нас и именно за последние 10-12 лет.  

Но этот процесс только разворачивается. И если сейчас торговцы получат возможность свободной конвертации- что будет? А будет то, что большая часть товаров будет ввозится нелегально, они опять запрудят рынки дешевым ширпотребом, который убьет наших производителей. И кто будет в выигрыше? Китайские и турецкие производители и наши торговцы. 

По своему объему экономика Узбекистана не самая большая в мире. И пока наши производители неспособны на равных  конкурировать с китайскими производителями, просто в силу того, что у нас разные объемы рынка, разные объемы спроса и  соответственно, разный объем производства как у отдельного производителя так и у отраслей.
В тех условиях ответственное государство- оно обязано защищать своих производителей. И жестким протекционистским таможенно – тарифным режимом и нетарифными методами. Потому интересы правительства Узбекистана не в том, чтобы богатели китайские и турецкие производители, а в том, чтобы развивались наши, узбекские. 

Когда говорят о валютной либерализации, если послушать её апологетов, то это чуть ли не самое главное условие реформ. 
Но если послушать реальных предпринимателей, а не этих «кабинетных» экономистов, то гораздо более важным для них является, например, проблемы доступа к бесперебойному обеспечению водо-газо и электроснабжением, вопросы централизованной канализации, в конце концов.  

Наши предприниматели-производители говорят о необходимости налоговой реформы и снижения размеров НДС (хотя бы до 17% в отличие от нынешних 20%). 
Для них гораздо важнее вопрос резкого снижения размеров (а желательно полной отмены) таможенных платежей за импорт сырья и комплектующих, вне зависимости от того, входят они в Программу локализации или нет. Они хотят равных условий для всех производителей в этом процессе.

Для предпринимателей, которые готовы развиваться дальше и расти, гораздо более важным представляется решение вопроса о возможности увеличения размеров предприятий, перехода из формата малых предприятий в средние предприятия. И нужны законодательные шаги, чтобы в стране был введен формат «средних предприятий» (среднего бизнеса). Чтобы средние предприятия могли включать  в себя до 700-800 работающих и у них были льготы, которые сегодня даны только для малых предприятий. 

И целый ряд других реальных вопросов и проблем. И вопрос конвертации для них – не стоит на первом месте, как это представляют либерал-монетаристы. 
И в этой связи, заявления двух заместителей министров ключевых министерств экономического блок о необходимости постепенного перехода к свободной конвертации валюты, без скачков и шоков для предпринимателей – производителей,  обнадеживает. 

Автор: Бахтиёр Эргашев

Больше новостей