Мир | 21:15 / 21.02.2023
16969
12 минут чтения

«Три Узбекистана, санкции против сестёр, «олигарх Путина» и пенсия»: Алишер Усманов дал большое интервью 

Российский предприниматель узбекского происхождения, основатель и крупнейший акционер холдинга USM Алишер Усманов дал в Ташкенте интервью журналистам итальянского телеканала TGcom24. 

Фото: TGcom24

В ходе интервью бизнесмен рассказал о реформах в Узбекистане, высказался о войне в Украине, о санкциях в отношении своих близких родственников и о связах с Путиным. 

- Господин Усманов, можете ли вы описать новый Узбекистан и самые важные изменения, произошедшие в вашей стране? 

- За свою жизнь я знал три Узбекистана. Первая, это страна, которая была частью Советского Союза и где я родился. Затем, начиная с 1991 года, независимый Узбекистан. А совсем недавно, в 2016 году, родился новый Узбекистан. После обретения независимости в 1991 году власть де-факто в этом регионе перешла к бывшим коммунистическим лидерам, и как в общественном устройстве, так и в экономике воцарился не застой, как во всем Советском Союзе, а более тотальная деградация в социальной, экономической сферах и так далее. 

Так что можно сказать, что после 30 лет самостоятельного развития сегодняшняя команда во главе с президентом Шавкатом Мирзиёевым начинает колоссальную перестройку экономической структуры государства. Проводится внеочередная реформа, направленная на восстановление нормального функционирования экономики страны, повышение благосостояния граждан, и, прежде всего, позволяющую Узбекистану добиться авторитета не только в регионе, но и во всем мире. На мой взгляд, этот период действительно является знаком надежды на большое будущее для страны. Самые большие изменения я вижу в том, что инвестиционная деятельность набрала обороты, страна открылась, а новый президент Мирзиёев сумел поднять душу людей и раскрепостить их сердца. 

- Вы сделали крупные инвестиции в различные отрасли Узбекистана. Какой ещё вклад вы хотели бы внести в развитие своей Родины в ближайшие годы? 

- Честно говоря, я не люблю говорить о своём вкладе, хотя, конечно, я в числе тех, кто поддерживает реформаторскую повестку нового президента. Что касается инвестиций компаний, в которых я участвовал, то мы сосредоточились на узбекских компаниях, связанных с предпринимательской деятельностью нашего холдинга. В основном это телекоммуникации и технологический сектор. В общем, из-за санкций сейчас очень тяжело, но я не прерываю благотворительные проекты и все же стараюсь работать. Поэтому, конечно же, я приложу все свои силы и ресурсы, чтобы помочь Узбекистану и быть полезным своей стране. Это моя великая цель, ради которой я оставил управление предпринимательской деятельностью и даже участие во многих своих проектах в качестве акционера. Узбекистан вместе с Казахстаном станет настоящим лидером Центральной Азии, который станет локомотивом развития этого региона в направлении, определяемом его гражданами. И я убежден, что эта страна добьется успеха. 

- Господин Усманов, после начала войны в Украине вы попали под санкции ЕС, потому что вас считают олигархом. Зачем отказываться от этого определения? 

- Я не только не согласен, но и подал иск по этому поводу. Я считаю, что те, кто принял решение идентифицировать меня как олигарха, продемонстрировали свое полное невежество. Олигархи – это бизнесмены, которые делают деньги с помощью власти. Первым делом. Во-вторых, это люди, которые, зарабатывая деньги, влияют на власть. Не совсем мой случай. Я никогда не получал подарков от властей. В нашем холдинге всё, что мы делали, делалось на рыночных условиях. Олигархи определяются как те люди, которые, воспользовавшись первым этапом развития капитала в России, получили огромные ресурсы почти бесплатно. Вместо этого я приобрел все на конкурсной основе. 

Да, у меня есть активы, да, у меня есть признание в России, да, я тоже гражданин России, но живу интересами родной страны. Я вышел на пенсию, занимаюсь благотворительностью, получаю дивиденды от своих вложений. В чем может быть вина человека, который декларирует все свои доходы до последней копейки? 

К счастью, в Италии хотя бы читают документы, предоставленные нашими юристами. В некоторых европейских странах их просто больше не хотят читать, просто говорят, что ты виноват и все. А когда речь идет о наложении санкций на моих сестер, всю жизнь проживших в Узбекистане и даже не имеющих никакого отношения к Российской Федерации, я этого не приемлю. Слава Богу, европейские власти уже сняли санкции с одной из моих сестер. Однако борьба еще далека от завершения. Я надеюсь, что справедливость восторжествует, хотя бы в суде, хотя я не хотел и не хочу суда. И я буду любить Италию несмотря ни на что. 

- Как вы защищаетесь от обвинений в близких связях с Путиным? 

- Ну, видите ли, этот вопрос – вторая часть обвинения в том, что я не просто олигарх, а «любимый» олигарх Путина. У меня никогда не было таких связей. Я живу в России более 35 лет. За это время я прошел долгий путь от молодого студента до одного из ведущих и богатейших бизнесменов страны за несколько лет. Вероятно, я был первым в истории России избранным президентом международной спортивной организации (Международной федерации фехтования – ред.), находящейся под патронажем МОК. 

Кроме того, я лично, мои инвестиционные фонды и наш благотворительный фонд ежегодно выделяют сотни миллионов долларов на благотворительность и пожертвования на культурные, спортивные и научные проекты. И я думаю, что завоевал это признание не только в России, но и у себя на Родине, в Узбекистане, и в близкой нам стране: Казахстане. У меня много друзей, и, кажется, ко мне относятся с уважением в этих странах, на Ближнем Востоке и в Европе. 

В то же время, несмотря ни на что, сдавать свой жизненный путь не следует и не буду. Кстати, есть еще одна вещь, которая меня поразила. В нашей спортивной организации, Международной федерации фехтования, после того, как на меня наложили санкции, у меня были основания гордиться всеми фехтовальщиками мира. Я даже не знал… Более 100 стран полгода назад написали петицию президенту Олимпийского комитета с просьбой о помощи. В чем еще может быть смысл жизни, как не в том, чтобы показать себя достойным доверия этих людей? 

- Что вы думаете о войне в Украине? 

- Что касается впечатлений от войны, то, как у всех, поначалу это шок. Как не быть в шоке от происходящего? В 21-ом веке война никому не принесёт пользы… Но это не моё дело, я не политик, я не хочу быть в политике. И, наверное, поэтому я считаю, что любой конфликт должен заканчиваться мирно и, главное, без жертв. Вот как я лично к этому отношусь. Я говорю о себе сейчас.

Потому что рано или поздно конфликты заканчиваются, а закон восстанавливается, надеюсь, и в Европе. И все получится, я очень на это надеюсь. Но в то же время я думаю, что признание, которое я получил во всем мире (включая Европу), заставляет меня надеяться, что я не прожил свою жизнь напрасно. И в дальнейшем постараюсь помочь людям, человечеству, странам, в том числе Узбекистану, России, Казахстану, Таджикистану. И я обязательно постараюсь сделать добро для Италии, хотя бы для города Арцакена или хотя бы для Сардинии.

- У вас особые отношения с Италией. Когда это началось и почему вам нравится наша страна? 

- Подчеркну, что люблю эту страну. В отличие от некоторых других, которые потеряли этот настрой с принятием санкций. Я любил Италию с детства за песни и за футбол. А потом фехтование, которое является уже третьей страстью, связывающей меня с Италией. Это страна лучших фехтовальщиков мира, начиная с семьи Манджаротти, Монтано и многих других. В том числе и современные: Веццали и, конечно, многие другие молодые победители современности. Я их всех хорошо знаю. Эти люди были для меня настоящими легендами, о которых мы читаем в газетах и ​​книгах. 

Моя самая большая любовь – Сардиния. Этот регион Италии также сохраняет следы восточного населения. Когда я впервые попал туда, то почувствовал особый дух и достоинство людей, которых вижу и слышу на своей Родине, в Узбекистане. 

Я горжусь тем, что многие итальянцы, которых я знал и с которыми подружился, не разочаровались во мне после санкций, а наоборот. Я благодарен всем от всего сердца. Это было еще одним подтверждением того, что итальянцы – настоящие друзья. Когда я узнал, что мэр Арцакены не лишил меня звания почетного гражданина, это тронуло меня до глубины души, и я всегда буду, пока живу, гражданином Арцакены. Я сделаю все, что нужно этому городу.

Новости по теме