18:50 / 26.05.2019
17223
Бывший госсекретарь Узбекистана рассказал, как некоторые люди обирали народ и страну
Фото: УзА

Корреспондент информационного агентства УзА провел беседу с первым и последним государственным секретарем Узбекистана Рахимом Раджабовым.

- Сколько золота добывалось в первых годах независимости?

- В начале 50-60 тонн в год. Сейчас добывают в два-три раза больше. Тогда работал только один завод «ГМЗ-1», в настоящее время таких заводов – три.

- Говорят, что тонны золота были отправлены в мировые банки. В то время вы стояли во главе таких дел. Вы не можете сказать, сколько золота находится за рубежом?

- Знаете, есть такие секреты, которые можно рассекретить через 20, иногда через 25 лет. Есть ответственность за разглашение секретов. Я могу сказать одно, что золото хранится в банках Англии, Швейцарии и Америки.

- Вы сказали, что в Узбекистане было развито авиастроение, но потом оно приостановилось. Как вас устраивает нынешняя ситуация? 

- В свое время наши заводы были самими лучшими в СССР. В Совете Министров даже закрыли отдел машиностроения и тяжелой промышленности. Заводы были переданы нечестным людям. Согласно закону, после приватизации предприятие должно было продолжить деятельность в прежнем профиле. Почему это не сделано? За сколько они куплены? Например, завод «Алгоритм». Если перевести сумму в нынешнюю валюту, то завод стоил бы 20−30 млрд долларов. Сумма включала жилье, объекты, детские лагеря, завод, уникальную технику, технологичное оборудование. Кто это все купил, за какие деньги, что стало с оборудованием завода? Кто это сделал? Почему на это не обратил внимания президент? Государство без тяжелой промышленности - это не государство. Оно должно быть в головной части паровоза. Зачем нам покупать самолеты в США? Мы же могли продавать отечественные самолеты в Китай, Индию, Пакистан. Мы все закрыли. Ни одного завода не осталось.

- Почему так произошло?

- Мой покойный друг (Ислам Каримов – ред.) знал, что все эти предприятия нужны, но откуда бы тогда появились те роскошные участки, зоны отдыха в горах, миллиарды долларов? Все это появилось за счет обнищания народа. Те люди вели эту политику. Хорошо, что у нас богатое государство, многое есть, теперь нужно думать о будущем, о детях. Спросите меня, покупал ли, имею ли я акции предприятий? При покупке они сразу же делали деньги. Разве приватизированные предприятия выпускали машины или трактора? Все исчезло.

- Вы сейчас пришли к выводу, что в Узбекистане умерло машиностроение. Но мы же выпускаем автомобили…

- Вы говорите, что у нас производятся автомобили. Да, у нас все производится. Но если у нее сгорит лампа, то все конец. Потому что она не производится у нас. Кому нужно такое производство? Хорошо, наверное, сложно на 100% производить самим, но хотя бы 60% можно ведь…

Когда я был заместителем председателя правительства, президент посетил Южную Корею. На месте текущего завода в Асаке у нас был завод по производству прицепов для тракторов. Президент позвонил и сказал, что «продал завод в Асаке». Я спросил, почему, если завод работает, учитывая сложность производства прицепов по сравнению с автомобилями. Я предложил выделить для нового предприятия площадь в 45 гектаров позади завода, где выращивали хлопок и кукурузу. Президент сказал, что уже дал обещание. Но вы сами знаете, когда глава государства говорит, что он кому-то обещал, то пойти против его воли невозможно. 

Затем мы поехали в Корею. Я сказал, чтобы машины были дешевыми, объем производства должен быть 80−100 тысяч автомобилей в год. На начальном уровне стоимость должна была быть на уровне 3−4 тысяч долларов. Тогда на эту сумму можно было купить 3-4 быка.

- Почему дальше цены начали расти?

- Не было человека, который отвечал бы за это. Может быть, у наших тоже были интересы в повышении цен. Будь это Корея или США, но в первую очередь надо было учесть интересы народа. Или надо ободрать народ и бюджет? Кому нужен такой бюджет?

Я держу обиду на своего друга за то, что он все это не контролировал. «Голодные волки» вцепились в страну и уничтожали все на своем пути. У нас был фарфоровый завод, его продукцию я дарил Генри Киссинджеру (бывший госсекретарь США — ред.), Саддаму Хусейну. Они были восхищены. Потом завод выкупили. Выяснилось, что за счет продажи сырья, оставшегося после сноса предприятия, можно было построить еще пять заводов… Сейчас в Ташкенте вновь хотят построить фарфоровый завод.

Ободрали простой народ. Таможенники, транспортники или кто-то привозит из Китая товар на один сум и продает по пять сумов. Это было сделано специально. Но тогда я уже покинул свой пост.

Полную беседу можно посмотреть здесь:

Top