14:33 / 08.02.2020
0
70491
Конфликт в Казахстане: кто такие дунгане?

В Казахстане недалеко от границы с Кыргызстаном, в селе Масанчи, произошли столкновения между казахами и дунганами.

Вчера, 7 февраля, председатель ассоциации дунган Казахстана Хусей Дауров сообщил о том, что в селе Масанчи Кордайского района началась стрельба и ситуация ухудшается.

«Вопреки тому, что заявила полиция, ситуация в Масанчи не под контролем, а ухудшается. Прибывшие молодчики подожгли более 10 домов в селе Масанчи и сейчас началась стрельба – прибывшие молодчики стреляют по людям, избивают, полиция ничего сделать не может. Люди ждут прибытия силовиков, но пока ситуация разворачивается по самому худшему сценарию», - сообщил Дауров корреспонденту агентства Zonakz.

Сам глава ассоциации дунган Казахстана проживает в селе Сортобе, которое находится рядом с селом Масанчи.

«Где-то более 10 дворов сейчас горят, пожарных машин тоже не видно. Идет массовая драка. Не просто драка, а прибывшие именно из других сел противоборствующие группировки стреляют по местным жителям», - сказал Дауров.

Во время разговора с корреспондентом на него самого тоже было совершено нападение.

В свою очередь возникает естественный вопрос. Кто такие дунгане?

Как сообщает газета «Экспресс К», в Казахстане, Кыргызстане, Китае проживает народ, известный под русским названием дунгане, а по-китайски – хуэй. В настоящее время в Китае дунган насчитывается 10,5 млн, в Казахстане – около 50 тысяч, в Кыргызстане – чуть более 60 тысяч.

Постсоветские дунгане являются потомками примерно пяти тысяч беженцев, переселившихся на территорию Казахстана и Кыргызстана во второй половине XIX века в результате российско-китайских договоренностей.

Причиной было поражение дунган и уйгур в войне с китайцами. Во время правления династии Цин они неоднократно участвовали в народных восстаниях, самым крупным из которых было Дунганско-уйгурское восстание 1862–1877 годов. После его подавления особо активные повстанцы, опасаясь расправ и наказаний со стороны китайцев, перешли в подданство российскому императору и переселились на территории современных Южного Казахстана и Северного Кыргызстана.

Происхождение дунган до недавних пор было покрыто мраком неизвестности. Их язык является одним из диалектов китайского, а исповедуют они Ислам. Мусульманская вера помогла этому народу выжить и не раствориться среди многочисленных китайцев.

Существует три точки зрения на их происхождение.

Согласно первому мнению, дунгане – это потомки от смешанных браков арабов и персов с китаянками. Арабские и персидские купцы стали прибывать на территорию Китая начиная с VIII по XIII век. Приверженцы этой версии пытаются объяснить, почему среди дунган так явно выражена склонность к предпринимательству. Дунгане в большинстве своем являлись торговцами (в прошлом – богатыми купцами), банкирами и традиционно считались опытными бизнесменами. Данная версия доминирует среди самих дунган.

Вторая версия называет дунган потомками тюрков-мусульман, которые оказались в Китае, но не были ассимилированы.

Третья версия, объединяющая первые две, объявляет дунган потомками такого сословия монгольской империи, как сэмужэнь. Сэмужэнь (люди с цветными глазами) – это обозначение отдельной группы населения (сословия или класса) из людей разного происхождения при монгольской династии Юань. Монгольские правители с большим недоверием относились к своим подданным, этническим ханьцам. Поэтому на все административные должности они предпочитали набирать грамотных людей из некитайского населения.

Дело не только в том, что в отличие от китайцев глаза этих людей могли быть разного цвета. Более точное название не предполагало отсылки к цвету радужной оболочки, а буквально означало «разные». Фактически сэмужэнь были прослойкой между правящей элитой (монголы) и подданными (ханьцы). К сэмужэнь относились все немонгольские и неханьские этнические группы, которые проживали в Китае и обладали достаточной квалификацией для управления ханьским населением. Это были супервайзеры степей, менеджеры среднего звена, специалисты широкого профиля и администраторы не менее широких просторов.

Среди сэмужэнь можно было встретить русских, аланов (асов), кыпчаков, канглов, представителей других тюркских племен, потомков мусульман из Средней Азии, арабов, персов, тибетцев, кавказцев, европейцев и т. д. К этому сословию можно причислить и итальянца Марко Поло, служившего монгольскому императору Хубилаю.

Стоит отметить, что фактически сэмужэнь представляли собой средний класс монгольской династии Юань. Большая их часть исповедовала Ислам, но были и те, кто не придерживался мусульманства. Восточные славяне также были представлены среди сэмужэнь. Например, по сведениям Г. В. Вернадского, в 1330 году в Китае был создан специальный русский тумен (десятитысячный отряд). В другом известии упоминается «подарок» канцлера Эль-Тимура императору – 2 500 русских семей.

В сословии сэмужэнь шли сильные процессы метисации. Примером может служить карлук Боянь Цзундао, который являлся карлуком только по отцу, а по материнской линии он был из тангутского клана Танъу-Ян, в то время как его жена была кереиткой. Представители сэмужэнь, служа монгольским императорам, перешли на монгольский язык, на котором тогда говорила вся элита.

После падения династии Юань в XIV веке новыми китайскими властями был издан закон, по которому сэму (сэмужэнь) и монголы, оставшиеся в Китае, не имели права жениться на единоплеменниках, а могли вступать в брак только с китаянками. Начались медленные усилия по ассимиляции сэмужэнь. К концу династии Мин это привело к тому, что почти все дунгане перешли на китайский язык.

Стоит отметить, что среди предков дунган отмечались и потомки пророка Мухаммеда. Одним из таких являлся Сеид Аджаль Шамсуддин Омар. Выходец из Бухары был потомком халифа Али, двоюродного брата пророка Мухаммеда. Изначально он служил в Ханбалыке (Пекин), где отвечал за финансы Монгольской империи, но позже стал наместником монгольских императоров в провинции Юньнань (1259–1279) и был участником завоевания Бирмы.

Его потомки пытались получить такой же статус в Китае, что и род Конфуция. Самым знаменитым потомком Сеид Аджаль Шамсуддина Омара был его праправнук Чжэн Хэ, знаменитый «китайский Колумб», живший как раз в эпоху свержения монгольского владычества. Отца Чжэн Хэ звали Мухаммед Хаджи (поскольку он совершил хадж в Мекку). Его родственники воевали против китайцев, Чжэн Хэ попал в плен и начал служить китайским императорам, достигнув высших политических вершин в империи Мин.

Император Китая, опасаясь Чжэн Хэ и принимая в учет его мусульманскую веру, старался на долгое время высылать его в военные и торговые морские походы. В итоге Чжэн Хэ совершил семь крупномасштабных морских военно-торговых экспедиций в страны Индокитая, Индостана, Аравийского полуострова и Восточной Африки.

На сегодня Чжэн Хэ является самым известным представителем дунган в мире. Многие китайские общины Малайзии и Индонезии рассматривают Чжэн Хэ как фигуру отца-основателя или как святого покровителя. В этих странах в его честь сооружены храмы и поставлены памятники. Учебный корабль ВМС Китая носит имя «Чжэн Хэ». Кроме того, в 1997 году журнал Life в списке 100 человек, оказавших наибольшее влияние на историю в последнем тысячелетии, поместил Чжэн Хэ на 14-е место.

В 2006 году вышла статья Male demography in East Asia: a north-south contrast in human population expansion times авторов Xue Y., Zerjal T., Bao W., Zhu S., Shu Q., Xu J., Du R., Fu S., Li P., Hurles M. E., Yang H., Tyler Smith C. (2006). В 2010-м появилась публикация Shou W., Qiao, E, Dong, Y, Tan S., Shi H., Tang W., Xiao C.

Первое, что бросается в глаза, – почти полное отсутствие у монголоязычных дунсян и баоань гаплогруппы С3, столь широко распространенной среди всех монголоязычных народов. Это подтверждает версию о том, что дунсян и баоань являлись частями сословия сэмужэнь, которые не были ассимилированы в Китае и сохранили язык своих господ (монголов) в качестве разговорного.

Генетические результаты тестирования дунган показали, что ни одна из гаплогрупп не доминирует среди них. Причем дунганские гаплогруппы присутствуют во многих популяциях Евразии, что косвенно свидетельствует в пользу версии о происхождении дунган не только от тюрков или арабов, но и от большого конгломерата самых разных народов, служивших монгольской династии Юань в XIII–XIV веках.

Перед падением династии Юань большая часть сословия сэмужэнь была монголоязычной, так как монгольский был своего рода «лингва франка» (язык межнационального общения) для различных народов в составе сэмужэнь. После падения династии Юань династия Мин начала политику ассимиляции сэмужэнь. В языковом плане это удалось, но сэмужэнь, исповедовавшие ислам, стали предками дунган, которые сегодня говорят на китайском диалекте.

Таким образом, современные дунгане являются потомками среднего класса монгольской империи Юань, исповедовавшего Ислам и известного как сэмужэнь.

Пройдите авторизацию чтобы Вы могли оставить комментарий
Top