22:53 / 21.04.2020
5151
«Коронавирус, патенты и кризис». Беседа о трудовых мигрантах в России

Kun.uz организует серию интервью по различным вопросам, представляющим интерес для населения и государства в период пандемического и экономического кризиса. Наши нынешние собеседники, юристы из Москвы Ботиржон Шермухаммад и Зарнигор Омонуллаева, дали оценку текущей ситуации и внесли предложения о дальнейших шагах. В ходе встречи также обсуждались вопросы патентов, оформления документов и доступа к медицинской помощи.

- Здравствуйте, Ботиржон, так как внешнеэкономическая деятельность многих узбеков связана с Россией, я хотел бы спросить, как там идет борьба с вирусом, какие меры предпринимают высшие и местные руководители?

- Здравствуйте, правительство России принимает необходимые для них решения. В зависимости от ситуации они призывают людей самоизолироваться. Чтобы сократить количество людей, выходящих на улицу, государство объявило нерабочие дни сначала до 5 апреля, а затем до 30 апреля. Если же, несмотря на это кто-то выходит на улицу, от них требуют предъявить специальное разрешение.

 Ботиржон Шермухаммад

Следует отметить, что люди в России более безответственно относятся к коронавирусу, чем в Узбекистане. Это видно по тому, как люди ходят по улицам без масок. Есть также люди (даже среди юристов), которые считают, что риск пандемии и проблемы, которые она вызывает, сильно преувеличены.

К тому же, в России и западных странах государство и народ как на Востоке, не работают вместе над тем, чтобы собрать деньги и предоставить их нуждающимся. Различные льготы и налоговые ограничения предоставляются только самим государством, а таких дел как, например, в Турции или Узбекистане, пока не осуществляют.

- Зарнигор, в Узбекистане действуют строгие карантинные ограничения и штрафы за нарушения. Какова ситуация в России в этом отношении?

Зарнигор Омонуллаева

- Антипандемическая политика Российской Федерации такова, что каждая административная единица принимает соответствующие меры для борьбы с пандемией на своей собственной территории. Хотя Московская область является отдельным субъектом, есть и другие административные районы, которые являются ее частью, и они принимают меры исходя из своих финансовых возможностей. Например, местные органы власти также оказывают помощь многодетным семьям с низким доходом, хотя правительство уже увеличило их финансирование. То есть каждый регион борется с пандемией исходя из своих собственных обстоятельств, самостоятельно определяя, что для них правильно.

- Одним из вопросов, связанных с вашей работой, является оказание юридической помощи трудовым мигрантам. Из-за коронавируса трудовые мигранты не могут продолжать свою работу, каково их состояние, какова ситуация? У них есть платежные, патентные, регистрационные и другие вопросы: как они решаются?

Ботиржон Шермухаммад:

- До сих пор все соблюдалось согласно требованиям законов. То есть, такие процессы, как продление срока регистрации, своевременная оплата патента, его регистрация. Я уже несколько раз говорил об этом в свое время, в то время как, с одной стороны государство требует самоизоляции, требует, чтобы никто не выходил на улицу, с другой стороны, никто не объявлял, будут ли производиться новые платежи по истечении срока действия патентов. Из-за подобных нелогичных случаев в миграционных центрах и их отделах появились очереди мигрантов и большое скопление людей в целом.

Узбекистан и Таджикистан обратились к правительству России с просьбой приостановить уплату патентов.

Сегодня был издан указ Президента России, согласно которому с 15 марта по 15 июня все документы считаются продленными, заявки на получение патентов и других разрешений не принимаются.

Указано, что в течение этого периода, в отношении мигрантов не должно быть принято никаких административных мер, таких как депортация или запрет на въезд мигрантов. Это было объявлено слишком поздно, Узбекистан закрыл границы с 15 марта, а Россия с 18 марта.

В других же странах, таких как Чешская Республика или Казахстан, было указано, что, хотя в стране проживают иностранные граждане, их документы автоматически продлеваются на определенный период времени из-за карантина.

Хотя было уже поздно, порядок был установлен, самые распространенные вопросы заключались в том, как продлить срок действия документов и  какова будет патентная пошлина.

- Зарнигор, вы также работаете в колл-центре, какие еще проблемы есть у мигрантов, кроме патентов и регистрации? О чем они больше думают во время пандемического кризиса?

- Каждый аспект жизни трудовых мигрантов вышел из привычного режима на определенный период времени. Проще сказать, какие темы им не интересны. Первое, что следует отметить, это право трудовых мигрантов на медицинское обслуживание. Я лично столкнулась с рядом ситуаций, таких как положение беременных женщин, которые и до пандемии имели ограниченный доступ к лекарствам, лечились самостоятельно или за счет страховки, но теперь это еще сложнее. Сложно даже в случаях, связанных с обычным повышением температуры. Также для того, чтобы пойти в частные клиники, нужны деньги, и из-за нехватки денег каждый хочет получить  медицинские услуги бесплатно, будь то тест на коронавирус или медицинское обследование.

Самой большой проблемой для женщин, у которых есть дети, было отвести ребенка проверить его здоровье. Им приходилось вызывать скорую помощь чтобы пройти тест на коронавирус, а когда они шли в поликлинику с рекомендацией, у них требовали различные документы и встречались другие бюрократические преграды, судя по сегодняшним новостям, теперь можно сдать тест в клинике неподалеку от места жительства, но насколько эта процедура доступна для трудовых мигрантов?

- В каких условиях находятся люди, которые по разным причинам приехали в Россию, где у них заканчиваются деньги или те, кто ждет чартерных рейсов в аэропорту, кто им помогает? Какие есть возможности для их возвращения или оказания помощи?

Ботиржон Шермухаммад:

- Людям, которые купили билеты в конце марта, пришлось нелегко. Поскольку внезапно было объявлено, что дороги закрыли, рейсы были отменены. Многие были в самом аэропорту, даже были какие-то беспорядки, они прошли регистрацию, пересекли границу, но самолет так и не взлетел. Мы также видели людей, оставшихся в транзитных зонах. Проблема оставшихся в аэропортах людей была решена.

Ни узбекское посольство, ни общественность не остались в стороне, людям была оказана помощь. В случае с Москвой, там остались 160 человек, которые были размещены в специальном общежитии в городе и получают горячее питание три раза в день за счет средств Фонда при Миграционном агентстве. Планируется отправить их домой после того, как будет организован первый чартерный рейс.

Полную ыерсию интервью вы можете посмотреть на Youtube.

Беседовал Алишер Рузиохунов

перевод: Вадим Султанов.

Top