18:03 / 27.04.2020
2548
В чем ценность газет? — О дискуссиях по поводу судьбы печатных изданий

Мы уже в некотором роде привыкли к карантину, постепенно на повестке дня стали появляться и другие темы — например, государственный язык в госорганах, судьба печатных изданий.

Природа человека такова, что при любых обстоятельствах он сначала испытывает дискомфорт, но потом снова возвращается к своей сущности, к своим извечным темам. Противостояние «Печатные издания – Интернет» - это одна из таких постоянных тем.

Председатель попечительского совета общественного фонда поддержки и развития национальных СМИ Комил Алламжонов в своем интервью заявил, что эпоха печатных изданий прошла, что пришло время изменить текстовую информационную форму, и сразу же стал объектом нападок: тех, кто выступает против газет, назвали бездуховными, неучами, не читающими книг, даже врагами нашего культурного наследия. Печатные издания преподносят, как, своего рода, культурные ценности.

На самом деле этот спор имеет свой собственный контекст, и когда Комил Алламжонов говорит о печатных изданиях, и когда ему на это отвечают, следует понимать это в данном контексте. Основной посыл: газета - это средство, а средство никогда не может быть ценностью.

Представьте себе, вы же не защищаете конную повозку как ценность, когда появляются легкие автомобили? Разве вы сокрушаетесь о судьбе проводных телефонов, когда появляются мобильные? Поскольку цель состоит в том, чтобы попасть из одной точки в другую или поговорить с кем-то, то для нас не особо ценно, каким способом мы это совершаем, не так ли?

Настолько же нелогично, одаривая печатные издания духовностью, весь негатив, фейки, грязь приписывать Интернету. Уверяю, что вы можете найти все культурные и образовательные тексты, которые повлияли на мир, любое великое произведение в Интернете. В свою очередь, карикатуры, осмеивавшие Пророка Мухаммеда (мир ему и благословение), были опубликованы в газете.

Хочу сказать, что самое главное - это содержание текста, само произведение. Не имеет никакого значения, в каком формате оно преподносится читателю.

К тому же, нам следует признать, что, мгновенно передавая информацию читателю, электронные средства массовой информации сегодня обладают всеобъемлющим преимуществом. Как по технической оперативности, скорости попадания к читателю, так и по возможностям установления связи с подписчиками, электронные носители информации значительно превосходят газеты и журналы. Правда и то, что современный менеджмент вошел в интернет-сайты гораздо раньше, и они уже предприняли довольно серьезные шаги в направлении самоокупаемости с финансовой стороны.

По крайней мере, никто не агитирует о том, что дескать «У сайтов есть задача доставлять наиболее точную информацию нашим людям, поднимать их духовность, поэтому их нужно поддерживать, чтобы они не исчезли». В конкурентной и свободной рыночной среде выживают те, кто находит свою нишу и не иначе.

Это вполне понятно. Ну а основная часть вопроса — нужны ли печатные издания?

На самом деле этот вопрос не следует ставить в такой форме. Это неправильно, когда кто-то за всех решает, нужно или нет. Пусть будут и печатные издания, если они смогут работать в условиях, перечисленных в конце предыдущего абзаца. Никто не будет против.

Основные претензии возникают здесь. Никто из тех, кого называют противниками печатных изданий, на самом деле не выступает против этой формы. Никто не говорит, что нам не нужны джадиды, Джулкунбой или «Узбекская литература и искусство». Претензии - к форме управления нашими газетами и, как следствие, текстам, которые появляются сегодня.

Первый - это обязательная подписка. То есть кто-то другой определяет, нужна мне та или иная газета или нет, интересна она или нет, и принудительно заставляет подписываться. Стану я читать это издание или нет, я должен его купить. Причина – оказывается, нам нужно сохранить эту газету.

Я уже описывал ранее пример: вы приходите в аптеку, покупатель передает рецепт продавцу. Если лекарство выписано в количестве пяти штук, человек сначала спрашивает цену, а потом говорит: «дайте пока две штуки». Такие вещи очень сильно влияют на меня.

Насколько же правильно принудительно подписывать таких людей за 200 тысяч сумов, а некоторым журналистам вещать о том, что «народ перестал читать, надо повышать нашу духовность, просвещение, надо подписываться»?

Вторая претензия происходит от первой. Может ли деятельность хокима или иного должностного лица, которое будет помогать газетам административным ресурсом в оформлении обязательной подписки, впоследствии быть объективно оценена в этих изданиях?

То же самое, когда издания финансируются из бюджета. Бюджет - это тоже деньги народа, и это тоже ничем не отличается от обязательной газетной подписки или напрасного расходования народных денег. Нет смысла ждать непредвзятой оценки или защиты интересов страдающих людей, от издания, чье выживание зависит от какого-то государственного чиновника или местных властей.

Если эти две претензии (обратите внимание, они не имеют отношения к культуре, духовности, журналистике, ценностям, менталитету) будут практически устранены, если печатные издания могут самостоятельно функционировать, то пусть будут хоть еще тысячу лет, никто не против.

Мнения, выраженные в протестах газетчиков, приведение в пример изданий «выходящих в зарубежных странах миллионными тиражами», на самом деле, должны звучать как упрек и пример для этих же протестующих. Ведь эти издания не оформляли обязательной подписки и не получали субсидий от государства. Они смогли адаптироваться к технологическим изменениям нашего времени, благодаря правильной маркетинговой политике нашли способ работать в современных условиях.

Кстати, те знаменитые печатные издания мира не ругали Интернете, считая себя ценностью. Они открыли свои сайты и, можно сказать, воспользовались электронными возможностями, чтобы сохранить престиж издания на высоте.

Теперь же, как и Алламжонов, я обращаюсь к редакторам, владельцам изданий.

Я иногда жалею своих коллег, которые работают в печатных изданиях и стараются защитить свои газеты. Потому что их можно понять - завтра, если газета закроется, подписка или бюджет сократятся, они останутся без работы и денег.

Но на самом деле, не они газету, а напротив, газета должна защищать их, внушать уверенность в завтрашнем дне, обеспечивать финансово стабильные условия. А это уже в ваших руках.

До тех пор, пока вы не интегрируетесь в современность, не исправите ошибки в управлении и не добьетесь того, чтобы труды, мысли, анализ, боль этих моих коллег доходили до читателей в самых естественных условиях, вас не поймут.

Вот это - измена журналистике. В этом изначальная ценность!

Кахрамон Асланов,
перевод: Вадим Султанов.

Top