23:52 / 06.05.2020
3316
«Больше всех заражению подвержен медперсонал». Как Кыргызстан борется с коронавирусом?

Корреспондент Kun.uz побеседовал с кыргызским журналистом Давроном Хотамовым о борьбе с распространением коронавируса в Кыргызстане, мерах, предпринимаемых правительством в связи с этим и журналистике в период пандемии.

- Кыргызстан - третья страна в Центральной Азии, в которой был обнаружен коронавирус. Какова ситуация сейчас? Болезнь контролируется? Чрезвычайное положение было объявлено только в двух странах Центральной Азии, включая Кыргызстан, оно дает результаты?

- В Кыргызстане, в районах, где зарегистрирован коронавирус введено чрезвычайное положение и режим чрезвычайной ситуации. Например, в Таласской области коронавирус вообще не был обнаружен. Большинство случаев было выявлено в Ошской и Бишкекской областях. В некоторых областях их много, а в некоторых меньше.

Ожидалось, что 24-25 марта будет пик заражения коронавирусной инфекции, но этого не произошло. Вместо этого, статистика показала, что число выздоровевших равно числу тех, кто еще лечится.

Печально то, что больше всего болеют врачи. По состоянию на 1 мая (интервью было записано именно в этот день – ред.) было инфицировано 756 человек, из них 198 были медицинскими работниками.

Среди них представители медицинского персонала, которые находятся в непосредственном контакте с врачами, медсестрами и пациентами. Сообщается, что это связано с отсутствием медицинских масок, защитного снаряжения и их низким качеством.

Врачи даже на страницах социальных сетей заявляли, что не хватает средств защиты, поэтому случаев заражения коронавирусом среди них очень много. Были и случаи извинения за эти заявления. Однако ситуация показывает, что существуют недостатки в работе этих врачей, в защите их от этой болезни, и, возможно, именно поэтому многие медицинские работники инфицированы коронавирусом.

- Как люди воспринимают карантинные ограничения в Кыргызстане? Они их соблюдают?

Даврон Хотамов

- До того, как коронавирус был зарегистрирован здесь, существовало мнение, что «мы не заразимся этой болезнью, мы свободны от нее», и главная проблема заключалась в том, как будет осуществляться торговля, как будут поступать товары или что мы будем продавать и покупать завтра или станет ли товар дороже. Также были недоразумения, связанные с тем, что болезнь была обнаружена у тех, кто приехал из-за границы. В то время паника из-за коронавируса усиливалась.

Поначалу население страдало от дороговизны товаров, позже слухи привели к нехватке муки, панической скупке продуктов для дома, затем запрет на выход из дома, объявление комендантского часа, невозможность выйти на работу, сбережения людей к сегодняшнему дню почти закончились.

Хоть люди и вынужденно свыклись с трудностями, есть некоторые проблемы. Но в начале, когда болезнь только была официально зарегистрирована, люди, вместо паники, настроились смириться со всеми ограничениями и быстрее избавиться от этого бедствия.

- Со стороны кажется, что Кыргызстан ввел более строгие карантинные меры и ограничения, чем в других странах. Должен быть и соответствующий результат. Люди это признают?

- Конечно, все хотят, чтобы всё это скорее прекратилось. Вы знаете, что Кыргызстан граничит с Китаем. Между ними высокий уровень трафика.

Теперь самое интересное, о чем стоит упомянуть: в Кыргызстане работа журналистов была ограничена, только двум официальным телеканалам было разрешено работать. Остальным журналистам не разрешили.

Мы просто сидели дома. Были онлайн-брифинги, пресс-конференции, мы ограничены односторонней информацией. Честно говоря, мы не знаем, что происходит. У нас нет никакой информации, кроме распространения новостей в социальных сетях и онлайн-брифингов.

Журналистское сообщество неоднократно обращалось к президенту, парламенту и правительству. Они заявляли, что это недопустимо, неконституционно, ограничивать журналистов даже в чрезвычайной ситуации, и что одной односторонней информации недостаточно, и вот, прошло 2 или 3 дня, как некоторым журналистам разрешили работать. Но тоже с ограничениями. Мы еще не добились этого.

Какова сейчас жизнь на самом деле? В каких условиях живут люди? Мы этого не знаем. Мы вынуждены просто наблюдать из окна.

Даврон Хотамов

- Среди населения есть люди, которые работают на поденной работе или сезонной. Были ли они защищены во время карантина? Организована ли хотя бы доставка еды, предоставление пособий?

- Есть информация, что Кыргызстан получил помощь от Всемирного банка и подобных организаций. Некоторые средства поступили в долг, некоторые как кредиты, а некоторые как помощь, из Узбекистана тоже поступила гуманитарная помощь. Прибыли защитная одежда и продукты питания для врачей и, как сообщается, были распространены также среди населения.

Но я чаще был свидетелем того, что неправительственные организации помогают людям, собирая продукты у людей, которые имеют возможность делать пожертвования. Но со стороны таких стран, как например, США или Казахстан не было выделено конкретного объема финансирования или помощи. У меня нет подобных сведений.

Нуждающимся людям доставляются продукты. Это делают более щедрые люди. Но я не слышал о том, чтобы правительством был объявлен какой-либо номер, на который могли бы позвонить люди, оказавшиеся в трудном положении. Может быть, он есть, но я о нем не слышал.

Недавно парламент потребовал от правительства, чтобы депутаты и ряд других организаций отчитались о поступившей из-за рубежа финансовой помощи. Они хотят знать, сколько поступило денег и на что их тратят. Но до сих пор не был сдан ни один отчет. Хотя и требуют.

- Что случилось с кыргызстанцами, которые остались в другой стране после введения карантинных ограничений и закрытия границ? Их возвращают в страну чартерными рейсами или они ожидают возвращения?

- Группа кыргызов осталась в Турции, еще одна осталась в России. Во Франции также есть кыргызы, хотя и в небольшом количестве. Были организованы рейсы, людей доставили, теперь планируются новые рейсы, еще есть те, кто не вернулся.

- Какие изменения, по вашему мнению, должны произойти в экономике Кыргызстана после пандемии?

- Сейчас, например, по мнению многих, когда закончится карантин, а у нас он объявлен до 10 мая, мы вернемся в прежнее состояние. Но, к сожалению, это не так. Как долго будет продолжаться эта ситуация, будет ли она длиться годами, как еще изменится мир?

В Кыргызстане нет сопоставимых оснований для того, чтобы знать, что произойдет в Центральной Азии. Мы слышали о распространении таких пандемий раньше, но я скажу, как журналист, что мы не изучали их подробно. Потому что они не касались нас. Мое личное мнение состоит в том, что каждое государство должно быть в состоянии завоевать доверие людей. Люди должны верить и поддерживать то, что говорит президент.

Мнения и противоречия относительно того, знает ли правительство, что оно делает, и намеренно ли оно вводит такие меры, вызывает проблемы. Поэтому я хочу сказать, что правительству необходимо иметь политическое сознание, политическую волю, понимание того, что оно делает, оно должно заранее планировать подготовку к подобным ситуациям.

Кроме того, Кыргызстан производит не так много продукции. Он покупает извне. На сегодняшний день не наблюдается дефицита продукции. Но мы видим, что цены выросли. А у людей, которые зарабатывают поденно, денег не осталось. Проблемы начнут возникать сами по себе. Если эта ситуация продлится дольше, все станет намного сложнее, чем сейчас.

Усложнится как задача перед правительством, так и жизнь населения. В то же время от мигрантов Кыргызстан получал больше денег, чем внутренний валовой продукт. То есть он получал большой доход на основе денежных переводов мигрантов. Каждое государство должно иметь уровень самообеспеченности. Может быть, пришло время перейти к онлайн-коммерции.

Беседовал Джамшид Ниязов.

Top