21:25 / 27.05.2020
2950
Влияние сближения с ЕАЭС на отношения с третьими странами и положение мигрантов, которое остается без изменений - беседа с сенаторами (часть 2)

Корреспондентом Kun.uz было организовано интервью с официальными лицами Сената – председателем комитета по вопросам бюджета и экономических реформ Эркином Гадоевым и председателем комитета по вопросам международных отношений и внешнеэкономических реформ Равшанбеком Алимовым. В ходе интервью обсуждалось, что может дать Узбекистану членство в ЕАЭС и к каким последствиям может привести. Ниже мы приводим вторую часть интервью.

Ильяс Сафаров: - На одном из очередных пленарных заседаний Сената Олий Мажлиса обсуждался вопрос сотрудничества Узбекистана с ЕАЭС. Министр Джамшид Кучкаров сказал, что статус наблюдателя в союзе не станет проблемой для Узбекистана в отношениях с международными организациями. Однако, согласно новой стратегии организации, государства-члены союза предлагают участие представителя ЕАЭС в отношениях с третьими странами. Вопрос: Как может другая страна, которая сотрудничает с нами, согласиться на это?

Верите ли вы, что США или, скажем, Япония позволят представителю союза сесть с нами за стол переговоров?

Равшанбек Алимов: - Очень уместный и важный вопрос. Ведь усилия по развитию Евразийского экономического союза на следующих этапах требуют нашего тщательного изучения. Действительно, президент Казахстана выступил против этого процесса. Но это пока на уровне проекта, и решение еще не принято. Если такое решение действительно будет принято и вступит в силу, то мы также должны принять это во внимание при определении уровня нашего сотрудничества с организацией на основе наших национальных интересов. Это действительно важный для нас сигнал, но такого решения не было принято, оно все еще обсуждается в Евразийском экономическом союзе. Посмотрим, пока рано что-либо говорить. Но ваш вопрос актуален. На мой взгляд, в важных стратегических направлениях, в политике промышленной мотивации, в определении инвестиционной стратегии, в определении привлечения иностранных инвестиций, безусловно, Узбекистан должен быть независимым. Кажется, здесь нет вопросов. Но, насколько нам известно, если изучить документы Евразийского экономического союза, таких условий нет. Поэтому мы не видим никаких условий, которые угрожают Узбекистану. Конечно, пока это лишь изучение. Далее, в статусе наблюдателя более тщательное рассмотрение направлений, о которых вы говорите, также очень важно.

Равшанбек Алимов

И.С.: - Говорят, что одной из главных причин сближения Узбекистана с союзом является создание в России возможностей для узбекских мигрантов. Это один из главных аргументов сторонников ЕАЭС. Но если мы сблизимся с организацией или станем ее членом, наши мигранты станут налогоплательщиками, как и граждане России. Это рыночная конъюнктура. Скажите, не обернется ли выгода, которую мы ожидаем для наших мигрантов благодаря этим изменениям, ничем?

Р.А.: - Позвольте мне не согласиться с тезисом в вашем вопросе. Другими словами, неверно утверждать, что наиболее важной проблемой между Узбекистаном и Евразийским экономическим союзом является миграция. Однако мы должны учитывать, что сферами интересов и внимания Узбекистана являются, прежде всего, возможности в международных экономических отношениях. Также влияние новых маршрутов в сфере транспорта и коммуникаций в Узбекистане, и, конечно же, наших мигрантов, трудовых мигрантов, а еще точнее, граждан Узбекистана, на работу Евразийского экономического союза. Ответ на ваш вопрос заключается в том, что маловероятно, что граждане Узбекистана будут приравнены к обычным налогоплательщикам в России, учитывая статус наблюдателя. То есть дело в том, что членский статус граждан государств ЕАЭС в плане трудовых отношений существенно отличается от статуса граждан государств, не являющихся членами, в том числе и Узбекистана. Условия жизни граждан Узбекистана, хуже, чем положение граждан Кыргызстана, Армении и Беларуси. Потому что наши граждане покупают патенты, либо сталкиваются с другими ограничениями. Тезис, который вы упоминаете, не очень точен. Потому что даже если Узбекистан вступит в союз в качестве наблюдателя, наши граждане не будут иметь никаких преимуществ с точки зрения трудовой миграции.

И.С.: - Руководство Узбекистана, похоже, хочет быстрее и больше приблизиться к Евразийскому экономическому союзу, чем вступать во Всемирную торговую организацию. Например, с начала переговоров о сотрудничестве с Евразийским экономическим союзом прошло менее года, и окончательное решение уже было объявлено. Однако заявку на членство во Всемирной торговой организации Узбекистан подал еще в 1994 году. Что мешает усилиям Узбекистана вступить во Всемирную торговую организацию?

Р.А.: - В целом, процесс вступления во Всемирную торговую организацию имеет свои определенные правила. Конечно, стремление к стандартам, установленным организациями. Потому что, откровенно говоря, сегодня по определенным стандартам Узбекистан отстает не только от требований Всемирной торговой организации, но и от стандартов Евразийского экономического союза. Объективно принимая во внимание эти аспекты, мы должны основывать свои действия и диалог с этими организациями на этих прагматических и эффективных целях.

И.С.: - Когда мы говорим о Европейском Союзе, мы не имеем в виду Дональда Туска или Макрона. Мы видим его в целом как большую организацию. Но когда мы говорим о Евразийском экономическом союзе, по какой-то причине мы часто слышим мысль, что это «инициатива Путина или инициатива Назарбаева». А что произойдет, если на выборах Путин выразит желание уйти? Это говорит о том, что институт очень уязвим. Почему мы стремимся к такой уязвимой организации?

Р.А.: - Интересный вопрос. У меня на это другая точка зрения. Когда я говорю: «Евросоюз» или «Евразийский экономический союз», я не имею в виду отдельных лиц или глав государств. Нам нужно увидеть конкретные страны. Например, в Европейском Союзе, понятное дело, Германия и Франция с точки зрения их экономического потенциала являются очень важными партнерами для развития Узбекистана. Поэтому в Евразийском экономическом союзе мы должны видеть Россию, Казахстан или Беларусь в том же свете. На мой взгляд, мы не должны поддаваться необоснованному символизму при рассмотрении таких вопросов. Нам нужно смотреть на это с точки зрения вопросов, которые создают конкретные условия для реального развития Узбекистана, увеличения доходов нашего населения и экономического и социального развития в целом. Например, вы говорите, что Россия, Казахстан, Беларусь означают наше сотрудничество на уровне Евразийского экономического союза. Но Кыргызстан также является частью союза. На мой взгляд, условия нашего сотрудничества с Кыргызстаном станут проще.

И.С: - Эркин ака, вы сами видите, не можете не замечать. В социальных сетях вопрос сближения Узбекистана с Евразийским экономическим союзом и интеграции называется прямой угрозой независимости. Многие так думают. Да, многие лидеры утверждают, что сближение не повлияет на независимость. Но слово «независимость» также можно интерпретировать по-разному. Например, приближаясь к организации, мы можем потерять свободу в наших геополитических действиях. Вот в чем проблема.

Эркин Гадоев: - Вы только что сами привели пример: Евросоюз и Евразийский экономический союз. Там есть одно слово: экономический. Интеграция будет только в экономической сфере. Конечно, наше государство сохранит свою суверенную независимость. Наша единственная цель - сделать экономические отношения более прозрачными, способствовать экономическому обороту между странами, облегчить хозяйственные операции. У нас есть крупные предприятия. Есть малые предприятия. Есть вопросы о том, как это повлияет на взаимоотношения между такими предприятиями, не наступит ли для них кризис из-за импорта товаров из других стран, или не возникнут ли проблемы на наших крупных предприятиях. Конечно, эти предприятия были и раньше. И сейчас развитие хозяйствующих субъектов продолжается. В последние годы они развивались хорошими темпами. Из этого следует, что если мы будем участвовать в экономической интеграции, то в результате развития торговых отношений сможем обеспечить и собственное экономическое развитие. Я только хотел бы добавить, что если мы получим статус наблюдателя, то сможем выяснить, на какой сектор нашей экономики это может оказать негативное воздействие, и принять меры для его предотвращения. Вы сами привели пример. О трудовых мигрантах. Конечно, трудовые мигранты могут облагаться налогом как в России, так и в Казахстане, если живут там более 183 дней. Но тем не менее, если будет интеграция, появился облегченный порядок для их пребывания там и осуществления трудовой деятельности.

Эркин Гадоев
Фото: buxgalter.uz

Полностью интервью вы можете посмотреть на видео.

Беседовал Ильяс Сафаров
перевод: Вадим Султанов.

Top