18:12 / 29.05.2020
11346
«Здесь тысячи узбекских врачей» - беседа с хирургом-узбекистанцем, открывшим частную клинику в Йемене

Врачи Узбекистана осуществляют свою деятельность в разных странах мира. Кто-то стремится повысить квалификацию, кто-то – побывать за границей, а кто-то раздосадован тем, что в своей стране его не оценили по достоинству...

Иллюстратив фото / REUTERS

Сайт Kun.uz представляет вниманию подписчиков цикл бесед с врачами-узбекистанцами, работающими в различных государствах мира.

Наш первый собеседник – врач из Самарканда, хирург-уролог Улугбек Тураев, работающий в данный момент в республике Йемен.

- Здравствуйте, Улугбек. Сначала расскажите немного о себе.

Улугбек Тураев

- Здравствуйте. В 1990-1996 годах я учился в Самаркандском государственном медицинском институте, до 1998 года прошёл клиническую ординатуру и получил специальность хирурга-уролога. Однако мне не довелось достаточно поработать в Узбекистане по специальности. Как я сам думаю, хотя мой диплом и мои способности подходили для крупных клиник, меня не взяли, потому что я не смог дать им денег, которые надо было заплатить за трудоустройство.

Это, конечно, сильно задело бы любого молодого специалиста. Как же так – родители учили меня 6-8 лет, а теперь ещё «грузить» их какими-то непонятными расходами? Тем более, что я учился в очень трудные для страны годы.

Чтобы прокормить семью, мне пришлось работать в районах, заниматься другими делами, и наконец, я решил отправиться за границу.

- Почему вы выбрали именно Йемен, и сколько времени вы уже здесь работаете?

- Если честно, у меня в то время и не было большого выбора. В 2012 году я вдруг осознал, что нужно что-то резко поменять в жизни. Я работал в районе, и зарплаты едва хватало на пропитание. Моя супруга – акушер-гинеколог, сам я хирург. Меня очень беспокоило будущее подрастающих детей.

Следует отметить, что работа врачей-узбекистанцев, и в целом, врачей из бывшего Союза в Йемене, имеет давнюю историю. В 2000-е годы эта тенденция резко усилилась, и тысячи врачей поголовно начали уезжать. Наверное, по этому поводу нет точной статистики, но, по различным данным, в этом государстве работают 10-15 тысяч врачей из Узбекистана. Думаю, не ошибусь, если скажу, что основу Йеменской медицины заложили специалисты из бывших советских государств.

Наконец, в 2012 году по рекомендации знакомых мы с супругой прибыли в это государство и начали работу. Жена через 2 года вернулась, а я до сих пор здесь работаю.

- В чём заключается сходство и различия между медициной Узбекистана и Йемена?

- Йемен – очень бедная страна, обессилевшая от постоянных войн. Медицина здесь не развита, но тем не менее, врачей здесь очень уважают. Обратите внимание на странный парадокс – столько иностранных специалистов не покидают это государство, несмотря на большое количество трудностей. Это потому, что они видят результаты своего труда.

Как я сказал выше, медицина в этой стране опирается в основном на иностранных специалистов. В крупном государстве с 30-миллионным населением очень мало вузов по медицинскому направлению. Там в краткие сроки готовят специалистов-терапевтов. Все ведущие и узкие специалисты – это иностранцы.

Я воздержусь давать оценку медицине Узбекистана, но надеюсь, что позитивные изменения за последние годы однажды дадут свой результат. Поскольку мои дети тоже выбрали эту стезю, и я часто задумываюсь о их будущем.

- Если не секрет, сколько вы зарабатываете в месяц, и какая часть из этого уходит на повседневные расходы?

- Здесь нет никакого секрета, сколько бы я ни зарабатывал – всё честным трудом. Всё зависит от вашей специальности и показателей в работе. Когда я только приехал и устроился на работу, получал около 2 тысяч долларов США в месяц. Потом я адаптировался к ситуации и задумал открыть свою клинику. С большим трудом я достиг своей цели.

В городе Дамт йеменского велаята Ал-Дала мы открыли частную клинику под названием «Самарканд», как олицетворение нашей страны. Здешнее министерство здравоохранения отметило нашу клинику благодарностью, так как она является плодом немногочисленных иностранных инвестиций, поступающих в это государство. Получается, что всё заработанное мною здесь я вложил в своё дело.

Сейчас мой месячный доход составляет 4-5 тысяч долларов. Основную часть этих средств я затрачиваю на развитие клиники. Мои личные траты невелики – на месяц вполне хватает 300 долларов.

- Что вас удерживает от возвращения в Узбекистан?

- Коррупция и то, что труд в стране не оплачивается должным образом. К примеру, с меня запросили огромную взятку за то, чтобы устроиться на работу на 0,5 ставки. Сейчас эти проблемы постепенно устраняются.

Простой расчёт – врач получает зарплату 2 млн сумов, а детям за контракт платить надо 12 млн сумов. И что ему делать?

Две мои дочери учатся на контрактной основе, их нужно выдавать замуж. Сын подрастает. Разве я смогу на свою зарплату прокормить и обеспечить детей?

Я думал о частной медицине. Оборудование на уровне клиники в Йемене обойдётся в Узбекистане как минимум в два раза дороже, а эффективность будет в два раза ниже. Нельзя не учитывать эти факторы.

Но, как я уже сказал выше, очень надеюсь, что президент обратит внимание на медицину. Пусть я сам буду работать в этом государстве, но хочу, чтобы мои дети нашли своё место в Узбекистане. Ничто не может сравниться с жизнью на родине, вместе с близкими.

- Как работает медицина в Йемене в условиях коронавируса? Были ли вы сами привлечены к борьбе с этим заболеванием? Не возникла ли у вас мысль о возвращении домой?

- К борьбе с этим заболеванием были привлечены государственные больницы. Наша клиника работает в основном по направлению хирургии. Я даже подписал письмо-предупреждение от министерства о том, что, если в регионе обнаружат коронавирус, мне придётся временно закрыть клинику. Могу сказать, что государственная медицина столкнулась с рядом трудностей в ходе борьбы с коронавирусной инфекцией.

Что касается возвращения домой врачей-узбекистанцев по причине коронавирусной пандемии, в Йемене нет посольства Узбекистана. В необходимых случаях можно обратиться в посольство Саудовской Аравии. Но многие приехали сюда на работу через Московское посольство.

Я в курсе того, что в данный момент те, кто хотят вернуться, обращаются в посольства. Но вернуться будет тоже нелегко, потому что и до пандемии въехать в Йемен было не так-то просто. И тем не менее, многие, в том числе и я, собираются остаться здесь и продолжать работу.

- Если можно, расскажите пожалуйста какой-нибудь интересный случай, связанный с вашей деятельностью в этой стране, и необычный для Узбекистана.

- Поверьте, вся моя деятельность здесь очень необычна для Узбекистана. В Йемене государственные законы не функционируют так, как в Узбекистане. Основные вопросы тут решаются старейшинами племён, шейхами, богатыми людьми. Между племенами регулярно возникают какие-то разногласия, и тогда мы сутками делаем операции.

Но несмотря на это, врачей не только не трогают, их здесь очень уважают все, от мала до велика. Для людей этой страны ходить с автоматом на плече – обычное дело. Когда я сопоставляю такие факты, то осознаю, насколько великим благом является мир в Узбекистане.

Беседовал Аброр Зохидов,

перевод: Вадим Султанов,
Анастасия Ткачева.

Top