19:35 / 08.06.2020
3717
Что даст Узбекистану вступление в ВТО? – Беседа с политическим аналитиком

На днях Кабинет Министров Узбекистана принял постановление «Об утверждении положения о межведомственной комиссии по работе с Всемирной торговой организацией».

Принятие данного постановления можно расценить как очередной шаг Узбекистана на пути к членству во Всемирной торговой организации.

В целом, в последнее время многие политики, журналисты и блогеры обсуждают возможное членство Узбекистана в ВТО. Что же это за организация, какие возможности и обязательства приобретают государства, вступившие в неё?

Корреспондент Kun.uz организовал интервью с политическим аналитиком Камолиддином Раббимовым по поводу Всемирной торговой организации, членства в ней Узбекистана и других вопросов.

Камолиддин Раббимов

- Камолиддин, что за организация ВТО, и каковы её цели? Какие обязательства несут государства, вступившие в неё, и какие приобретают возможности?

- Эта организация создана в 1995 году. Её главной стратегической задачей является регулирование торгово-экономических отношений между государствами мира. Основной функцией организации является регулирование отношений купли-продажи, и постоянный контроль этого порядка в рамках организации. Изначально ВТО – это не контролирующая организация, она старается поддерживать установленный порядок на основе нескольких судебных систем и взаимных соглашений в рамках организации. Кроме того, в задачи ВТО входит регулирование торговых отношений между государствами, установление равенства между ними, предоставление дополнительных возможностей развивающимся странам, слабым в экономическом отношении. Однако фактическая ситуация намного сложнее.

Говорят, что права государств равны, но это не так. В международном законодательстве говорится о равенстве прав как людей, так и государств, но использование этих возможностей упирается в общие ресурсы государств. Страны, где самая развитая экономика в мире – США, государства Западной Европы, Китай, Япония – могут продуктивно пользоваться такими организациями, и если их деятельность не совпадает с интересами этих государств, то они могут выйти из того или иного проекта, или не вступать в него, или даже покритиковать. В этом и заключается сложность. В целом, большинство государств мира являются членами ВТО, только 3-5 государств не подали заявку на вступление в данную организацию. Это такие страны, как Северная Корея, Туркменистан, Эритрея. Примерно 10-15 государств имеют статус наблюдателя, они находятся в процессе вступления в организацию, в том числе, Узбекистан.

- Правительство Узбекистана подало заявку на членство в организации в 1994 году, и начало осуществлять действия по вступлению туда ещё с 1992 года. На сегодняшний день членами организации являются более 164 государств, в том числе, наши соседи, Кыргызстан, Казахстан и Таджикистан. Так почему же членство Узбекистана в этой организации всё откладывается?

- Это зависит и от государства, желающего стать членом, но если мы посмотрим на общую среднюю статистику, то процесс вступления каждого государства в эту организацию составляет в среднем 7-8 лет, а для некоторых государств – 10-15 лет. Отношение Узбекистана к этой организации можно разделить на два периода – период Каримова и период Мирзиёева. Во время Ислама Каримова было желание вступить в ВТО, но фактически реальных, интенсивных действий не было. Экономика Узбекистана находилась в изолированном состоянии. Государство в своей экономике поддерживала протекционизм. То есть, мощная защита своих производителей и сильная фильтрация импортируемой продукции. Сейчас, при Шавкате Мирзиёеве, от этой политики протекционизма отказываются. Можно сказать, что Узбекистан ставит перед собой совершенно другие задачи. Обращение Узбекистана к ВТО предполагает три интереса для государства и общества.

Во-первых, это геоэкономический и геополитический интерес. Сегодня Узбекистан вступил в ЕАЭС в качестве наблюдателя. Статус наблюдателя обычно понимается как подготовка к членству. Вот на этом фоне и существует такой подход, согласно которому основной задачей бизнес-сектора - государства и местных производителей является недопущение монополии ЕАЭС, то есть путём вступления Узбекистана в ВТО поддерживать равновесие с ЕАЭС, в рамках правил мировой торговой экономики не устанавливать монополию правил ЕАЭС в Узбекистане. Есть и такой подход, что если завтра Узбекистан вступит в ЕАЭС, то на одной чаше весов будут правила ЕАЭС, а на другой – правила ВТО. Фактически это верно.

Во-вторых, проблема, беспокоящая общество – это то, что в течение последних 20-25 лет, возможно с начала независимости и по сей день, общество Узбекистана очень страдает от внутренних монополистов. Будь то автомобильное производство, импорно-экспортная логистика по продаже продукции за рубежом (это было во времена Каримова), да и все сферы Узбекистана находились в руках монополистов. Сегодня это явление тоже присутствует. В сфере транспорта, например, есть одна-единственная авиакомпания, одна железнодорожная компания. Они устанавливают цены, какие хотят, и общество, государство не могут с ними эффективно бороться. От этого страдает вся экономика Узбекистана. Вторая задача – это хоть немного, но призвать к порядку монополистов, поскольку, если мы станем членами ВТО, то будем вынуждены свободно конкурировать во многих сферах на международном уровне. Есть и такая идея. Однако, то, как это будет в реальности функционировать, зависит от соглашений в процессе вступления в организацию.

- Уже почти решено, что мы вступим в ЕАЭС в качестве наблюдателя. На ваш взгляд, что выражает интенсификация действий по вступлению в ВТО вот на этом фоне?

- Вступление Узбекистана в ВТО сегодня поддерживается США, Южной Кореей и ещё несколькими государствами. Они хорошо понимают геоэкономическую и геополитическую ситуацию вокруг сегодняшнего Узбекистана. В целях поддержки Узбекистана, торгово-экономической ситуации вокруг государственности и общества Узбекистана стороны пришли к следующему соглашению: Узбекистан, по возможности, должен вступить в ВТО и дифференцировать торгово-экономические отношения в международном пространстве, в своём регионе. То есть, нужно расставить приоритеты в своих интересах. Таким образом, имеется подход, согласно которому Россия и ЕАЭС не должны стать монополией в Узбекистане. Государство и правительство Узбекистана интенсивно работают над этим. Вступление Узбекистана в ВТО очень совпадает с приоритетными интересами страны.

- Когда речь идёт о ВТО, вы останавливаетесь и на ЕАЭС. В целом, каковы различия между обеими организациями?

- ВТО – это чётко продуманное, широкомасштабное соглашение. Говорят, что когда государства вступают туда, двухсторонние соглашения между ВТО и государством-членом представляют собой текст на английском языке из 1000-1200 страниц. То есть, это настолько детальные соглашения, что государство получает как обязательства, так и возможности. До сих пор ещё ни одно государство, вступившее в ВТО, не вышло из состава этой организации. Если экономика у некоторых государств слабая, то возникают определённые трудности. Но в то же время есть и польза. Поскольку ВТО – это глобальная платформа, а не геополитический или геоэкономический проект. И во главе этой организации не стоят интересы узкого круга государств, она не связана с интересами США и Западной Европы. Уверенные в себе государства с сильной экономикой стараются быстрее вступить в эту организацию. Наша страна не была в этом заинтересована, поскольку во времена Каримова в Узбекистане существовал протекционизм, и на нас сильно влиял поток информации из России.

На мой взгляд, ЕАЭС – это геополитический проект. То есть, это можно назвать усилением Россией своей геоэкономической и геополитической мощи через экономику. Если посмотреть на долю государств в ЕАЭС, то 90 процентов принадлежит России. Можно увидеть претензии государств-членов, что там почти не действует принцип «одно государство-один голос». Недавно и Путин тоже предложил, что нужно предоставить количество голосов в организации в зависимости от экономической доли или доли налогоплательщиков. То есть, это подразумевает монополию России.

С одной стороны, Россия через эту организацию намеревается усилить свою геоэкономическую мощь, связав свою геополитическую силу и экономику государств. Это всем понятно. Но в то же время Россия является очень важным партнёром для Узбекистана. Это тоже нельзя отрицать. Узбекистану предстоит сложный путь. Если номинально подсчитать в долларах, вторым торговым партнёром является Россия, а первым – Китайская Народная Республика. Но если учесть экономическую, политическую, гуманитарную, информационную – все сферы, то первым политическим, геополитическим, геоэкономическим и культурным партнёром Узбекистана всё же является Россия. Поскольку мы – государства Центральной Азии находимся в информационной зоне России, и в России сегодня работают миллионы выходцев из Центральной Азии. Первым торгово-экономическим партнёром Казахстана также является Россия. Россия – второй торгово-экономический партнёр Узбекистана, так как, с учётом того, что мы продаём Китаю газ и получаем из Китая инвестиции, Китай находится на первом месте. Но изначально, масштаб партнёрства с Россией очень велик. Поэтому мы не можем повернуться к России спиной, мы не заинтересованы в том, чтобы расторгнуть наше сотрудничество. Значит, единственный путь – это сохранить равновесие. Для этого есть тоже несколько путей. С одной стороны, это сотрудничество с тюркоязычными странами, с другой – сотрудничество с арабскими мусульманскими государствами. Кроме того, можно уравновешивать действия в рамках ЕАЭС, регулировать отношения с Россией, вступив в ВТО.

- Членство в ВТО само собой не придёт, члены этой организации несут определённые обязательства. В чём заключаются позитивные и негативные стороны обязательств государств-членов организации?

- Это зависит от экономической активности, экономической мощи государства. Экономика государств похожа на гравитацию. У некоторых способности притяжения очень велики, а у некоторых – слабые, поэтому производительные силы в таких государствах могут слабеть. Поскольку основным принципом ВТО является свободная, открытая, прозрачная конкуренция. Эта конкуренция отрицает изоляционизм, протекционизм. То есть, Узбекистан должен быть готов к открытию своих дверей. Изначально Узбекистан должен быть в этом заинтересован. Недавно было сделано заявление об интенсификации борьбы с монополиями, и это означает, что пришло время отказаться от монополий в стране. Если экономика Узбекистана будет основана на монополии, то монополиям вскоре нужно будет повышать свою природу, конкурентоспособность. В государственности то же самое. Появятся несколько рисков, но мы вступили в глобализацию. После этого уже невозможно оставаться изолированным островком, оградить себя от внешнего мира. Как бы ни было трудно, но чем скорее мы откроем свои двери, правильно организуем внутреннюю политику во всех сферах, наладим конкурентоспособность, эффективную подготовку кадров, тем скорее будет возможно подготовить Узбекистан к глобальной политике и экономике.

- Из каких этапов состоят процессы вступления в ВТО, и на какой стадии, на ваш взгляд, сейчас находится Узбекистан?

- Согласно общим теориям, из трёх стадий. Первая – это адаптация внутреннего законодательства и процессов к требованиям организации после подачи заявки государством-претендентом. Это требует времени. Вторая стадия – начало переговоров двух сторон – между организацией и претендентом. Узбекистан сейчас находится на этой стадии. Это означает, что долгосрочная первая стадия уже пройдена. Потом начинаются переговоры государства-претендента напрямую с организацией и государствами в составе организации. Третья стадия – подписание официального соглашения. То есть, эта стадия не долгосрочная.

Могу привести один пример. Во времена СССР было «советское шампанское». Сейчас оно в России не производится, поскольку Франция заявила, что Шампань является её территорией, и шампанское – их продукт, выпускаемый именно там. Затем Франция потребовала, чтобы Россия не выпускала этот продукт и убрала этот бренд. Поэтому России пришлось снять этот бренд с производства. Таким же образом, могут происходить переговоры с Узбекистаном между сторонами – напрямую с организацией или с тем или иным государством в рамках организации, секретно. После окончания всех процессов, решения внутренних разногласий достигается соглашение. По наблюдениям экономистов Узбекистана, вступление в ВТО может занять 2-3 года.

- Вопрос о членстве в ВТО легко не решается, впереди ещё сложные этапы. На основе какого принципа Узбекистан приступит к этим переговорам? На что следует обратить внимание в соглашениях, заключаемых узбекской стороной?

- Я не могу полностью представить все детали. Здесь есть два подхода. ВТО сформировано на основе объединения государств мира, определённых принципов. Здесь геополитические или геоэкономические взгляды государств играют второстепенную роль. Здесь важнее стремление государств и согласие признать порядок ВТО. ЕАЭС – это, в основном, проект России, и действует в её интересах. Если вы обратили внимание, инициатива вступления в ЕАЭС исходила не от Узбекистана, а от России. Ещё одна психологическая ситуация заключается в том, что во вступлении Узбекистана в ЕАЭС заинтересована в первую очередь Россия.

Сегодня мировая тенденция состоит в том, что геоэкономика и геополитика – это неразделимый феномен. Какое государство с кем торгует, каковы их торгово-экономические отношения. Вот из этой экономической связи возникает и политическая связь. После геополитики появляется военная связь, вопросы безопасности, региональная связь.

- Узбекские чиновники говорят, что вступление в ЕАЭС не повлияет на наши связи с государствами третьего мира, и пытаются убедить в этом людей. Однако приближение к организации всё равно не сможет не повлиять на геополитические действия. Каково ваше мнение по этому поводу в качестве политического аналитика?

- Именно так. Узбекистан во времена Каримова больше занимался геополитикой. Это можно разделить на несколько периодов: с 1991 по 1994-1995 годы геополитика Узбекистана была направлена на Турцию. Примерно с 1995 по 2004-2005 годы мы обернулись к Западу. А именно, Узбекистан был геополитическим партнёрам в регионе США, однако это не нашло своего отражения во внутренней политике – Узбекистан остался государством с жёстким авторитарным режимом. Тем не менее, Узбекистан стал основным государством региона, которое не присоединялось к проектам России, или же присоединялось, но изнутри ставило вето и блокировало. В западной геополитической концепции Узбекистан рассматривался как основной партнёр в Центральноазиатском регионе. Узбекистан стал постоянным участником двух крупных проектов НАТО – «Партнёрство во имя мира» и «Совет партнёрства НАТО». Однако в 2004-2005 годах в некоторых постсоветских государствах произошли цветные революции. После этого настроение официального Ташкента изменилось, и он снова обратился в сторону России. В особенности, с мая 2005 года. В ноябре 2005 года между Россией и Узбекистаном было подписано соглашение государств-союзников. Политическая значимость этого соглашения продолжалось до 2009 года. С 2009 по 2016 год – до смерти Каримова, Узбекистан по возможности старался сохранять нейтральность, не присоединяться к проектам России, и в то же время, не осуществлять проектов против России. Сегодня ситуация совершенно иная.

Узбекистан в первую очередь занимается не геополитикой, а геоэкономикой. А именно, в период Каримова присутствовала дихотомия (раздвоенность – ред.). Действовала следующая концепция: к кому мы приблизимся с геополитической точки зрения, скажем, к Турции – то оппоненты Турции становились нашими оппонентами, если приблизимся к России – их оппоненты также становились нашими оппонентами, если к США – то их враги превращались в наших врагов. Это геополитическое настроение было очень переменчивым. Именно этот фактор серьёзно повлиял на потерю авторитета Узбекистана на международной арене, на появление репутации ненадёжного партнёра. Сегодняшняя ситуация кардинально отличается. Основной принцип второй администрации Узбекистана состоит в том, что страна в первую очередь должна решать свои внутренние социально-экономические проблемы. Геоэкономика преобладает над геополитикой, мы не сможем быть за или против геополитических интересов государств мира. Мы стараемся по возможности осуществлять объективное и равное партнёрство со всеми. Нашей целью является решение социально-экономических проблем Узбекистана, достижение экономического роста.

Узбекистан старается одновременно сотрудничать с ЕАЭС в качестве наблюдателя. Ускоряются переговоры для вступления в ВТО. Обратите внимание, до сего времени Узбекистан уже провёл военные учения и с Россией, и с соседними государствами, и с Турцией, и с Пакистаном. Во времена Каримова такого ни разу не было. В Узбекистане уже не работает прежняя дихотомическая концепция черного и белого. Сегодня геополитику, геоэкономику, военное стратегическое партнёрство можно назвать многовекторными.

Беседовал Ильяс Сафаров

перевод: Вадим Султанов,
Анастасия Ткачёва

Top