17:13 / 17.06.2020
1761
Препятствие монополии при сокращении бедности, критика по поводу ЕАЭС – беседа с Обидом Хакимовым

Президент Шавкат Мирзиёев 9 июня провёл собрание, посвящённое вопросам обеспечения стабильности национальной экономики.

Исходя из китайского опыта, глава государства выдвинул предложение о направлении студентов, обучавшихся за счёт государственного гранта, для трудовой деятельности в кишлаки с высоким уровнем бедности сроком на три года.

Корреспондент Kun.uz организовал интервью по этой теме с директором центра экономических исследований и реформ Обидом Хакимовым.

- Есть несколько путей борьбы с бедностью. Одно направление включает в себя создание рабочих мест для населения, улучшение их материального обеспечения. Другое направление подразумевает повышение покупательной способности населения, осуществляемое путём сокращения цен на товары первой необходимости на рынках. Однако у нас есть такой изъян, как монополия, устанавливающая серьёзные преграды для повышения покупательной способности населения. Возьмём, к примеру, «Узавтосаноат», национальную авиакомпанию, железную дорогу, сферу нефти и газа...

Естественно, что населению сложно воспользоваться этими услугами, поскольку единственный владелец рынка устанавливает любую цену, выгодную для него. Как вы думаете, если государство действительно хочет встать на эффективный путь борьбы с бедностью, то не лучше ли было бы в первую очередь оказать решительное сопротивление монополии, и избавиться от этих «акул» рынка?

- Борьба с бедностью – это комплексный процесс, подразумевающий не только обеспечение работой или повышение покупательной способности. Ваши соображения верны отчасти. Что касается уровня цен, на рынках с монополией цены выше, чем на рынках со свободной конкуренцией. Однако, неверно заявлять, что в Узбекистане никакая работа в этом отношении не ведётся. У нас есть около 3 тысяч предприятий с долей государства, а одним из основных направлений экономического развития после пандемии являются реформы крупных организаций с долей государства. По этим реформам у нас намечены конкретные меры, и далее по этим мерам будет осуществлена соответствующая работа.

Мы вчера ознакомились с отчётом о платежеспособности Узбекистана. Если реформы на предприятиях с госдолей пройдут успешно, то это положительно повлияет на платежеспособность Узбекистана. В этом направлении тоже ведётся работа. В 2021 году предусмотрено реформирование, приватизация, повышение эффективности и конкурентоспособности организаций с долей государства. Повышение конкурентоспособности само собой приведёт к понижению себестоимости.

Но это не первоочередная задача. Это, конечно, важный вопрос, но не самый основной на пути сокращения бедности.

- Вы сказали, что в ходе борьбы с бедностью следует повысить человеческий капитал. Но разве сейчас не нужно в первую очередь решать проблему, которая «тормозит» нас?

- На воспитание одного поколения требуются годы. Если мы этого не сделаем, то потеряем не одно поколение.

В борьбе против бедности задействованы все направления – осуществляются действия по монополии. Что касается инфляции, с 2020 года мы перешли в режим инфляционного таргетирования. За последние 3 года уровень инфляции снизился. Теперь перед нами стоит цель снижения инфляции до 5 процентов до 2023 года.

Осуществляемая сейчас экономическая политика была намечена ранее, поэтому инфляцию сразу сократить нельзя. Сократить 20-процентную инфляцию до уровня 5 процентов за один год невозможно. Поскольку в стране реализуются широкомасштабные реформы, инвестиционные проекты. Поэтому до 2023 года постепенно следует снизить её до 3 процентов. Вот тогда будет создана стабильная макроэкономическая среда.

- 19 мая руководители государств-членов Евразийского экономического союза провели беседу через видеоконференцию. Там были заслушаны претензии президента Казахстана Касыма-Жомарта Токаева в отношении ЕАЭС. Кроме Токаева, президент Беларуси Александр Лукашенко тоже несколько раз высказывал критические мнения о ЕАЭС. Скажите, как повлияет эта критика на мнение главы государства?

- Я не могу сказать, как это повлияет на мнение главы государства. Однако, могу высказать своё мнение в качестве экономиста.

По этому направлению было проведено очень много анализов, сделаны расчёты. Каждое постановление, принимаемое главой государства, основывается на таких анализах. Чем больше учтено мнений, и чем больше проведено анализов, тем конкретнее и полезнее будет постановление, то есть не будет информационной асимметрии, а постановления принесут максимальную пользу.

В ходе таких собраний постоянно возникают подобные конструктивные диалоги. Зачастую такие диалоги осуществляются за закрытыми дверьми, и потом об этом сообщается общественности. На этот раз соглашение происходило напрямую онлайн, и были также конструктивные диалоги. Не следует смотреть на это в отрицательном ракурсе.

Люди говорят, что у России здесь есть доля 90 процентов, и поэтому всё будет так, как решит эта страна. Но это не так, вот и Казахстан высказал своё мнение по поводу принимаемых документов. Было принято решение о том, что все государства-члены пересмотрят эти претензии, и только потом будут снова обсуждать этот документ. Я могу сказать: это доказывает необоснованность мнений о том, что в организации прислушиваются только к мнению России.

Ситуация с Беларусью происходит уже в течение долгого времени. У этого есть свои экономические основы. Я подробно разъяснил это Kun.uz в интервью на тему присоединения к ЕАЭС. Если вы вступили в какой-то союз, и вы в этом заинтересованы, значит вы будете состоять в этом союзе. Но если у вас нет интереса, то вы просто выходите из союза.

- Почему к этому союзу не привлекается Китайская Народная Республика? Если привлечь Китай к союзу, то, по-моему, появится доверие к его экономичности и аполитичности.

- Страны, привлекаемые к союзу, должны быть близки друг с другом в плане экономического роста или с институциональной точки зрения. При создании экономических союзов в основе должно лежать достижение высоких экономических результатов страны путём взаимного соединения производственных сетей. Поэтому после возникновения экономического союза все страны не присоединяются к нему. Есть страны, которые ему подходят, и есть те, которые не подходят.

Если в союз вступит Китай, насколько это будет верно? У ЕАЭС с Китаем есть соглашение по свободной торговле. Если это выгодно экономическому союзу, то вы вступите туда. Если же не выгодно, то не вступите. Ведь если вам что-то невыгодно, то вы не будете принимать нерациональное решение, не так ли?

Когда речь идёт об экономическом союзе, подразумевается зона свободного вращения экономических, финансовых ресурсов, рабочей силы. Если присоединить к этому союзу Китай с населением 1 млрд 250 млн, то как это впишется в сегодняшнюю ситуацию?

В основе всего должны находиться глубокие экономические анализы. Рассчитываются их эффекты.

- Согласно последним данным из Министерства финансов, сейчас внешний долг Узбекистана (на конец 2019 года) составляет 23 млрд долларов. Этот показатель резко повысился за последний год. Верно, в странах с мощной экономикой внешние долги могут не вызывать сильного беспокойства. Но что лежит в основе значительного повышения внешнего долга Узбекистана с его не столь развитой экономикой, и насколько это правильно?

- Думать, что если развитое государство возьмёт долг, то ничего от этого не случится, абсолютно неправильно. Поскольку долг двояко влияет на рост страны. В первой фазе с увеличением долга ускоряется экономический рост в стране. Это позитивный эффект. Если после достижения определённого уровня долг повысится, то обслуживание этого долга станет дороже, и проценты за долг тоже станут высокими. После достижения процентами определённого уровня, долг тоже дорожает. Потом его воздействие на экономический рост становится отрицательным.

В первой фазе происходит позитивный эффект, а во второй – негативный. У каждой страны есть свой максимум для этих фаз. Если вы перейдёте максимум, это будет негативно воздействовать на вашу экономику, а если не достигнете максимума – то позитивно.

Если в Узбекистане общий (внешний) долг (по отношению к ВВП) будут составлять 50-55 процентов, то это не повлияет на экономический рост отрицательно. Долги с государственной гарантией (по отношению к ВВП) сейчас на уровне 35 процентов. Если этот показатель не увеличится, то это не окажет негативного воздействия на экономический рост или платежеспособность.

На основе этих расчётов в Узбекистане также формируется политика по внешнему долгу. Впервые в Узбекистане законом был установлен в 2020 году лимит суммы внешнего долга в 4 млрд долларов. Это намечено исходя из оптимальных пунктов. Если мы будем крепко держаться за эти оптимальные пункты, то внешний долг не будет отрицательно влиять на наш экономический рост.

Беседовал Ильяс Сафаров

перевод: Вадим Султанов,
Анастасия Ткачёва

Top