21:19 / 29.06.2020
3305
«Ручное управление экономикой»: оправданная мера или опасное заблуждение?

Когда 7 февраля 2017 года Президент страны утвердил Стратегию действий по пяти приоритетным направлениям развития страны в 2017—2021 годах, я очень сильно обрадовался, подумав: «наконец-то, мы перейдем к верховенству закона и научимся работать в рыночных условиях».

Фото: Shutterstock

Ведь само обозначение приоритетных 5 направлений развития на 2017-2021 годы показывало, что Президент ставит конкретные задачи реструктуризации государственно-общественного строя, законодательной системы, экономики, социальной сферы, внутренней и внешней политики, подлежащие реализации на протяжении ближайших 5 лет. Особенно обрадовало, что Национальную комиссию по реализации данной Стратегии возглавляет сам Президент.

Начало эрозии

В последующие годы введение нового Налогового Кодекса, который практически отменял все индивидуальные привилегии, отмена драконовских импортных таможенных пошлин, критика монопольных структур, планы по реструктуризации государственных унитарных предприятий вселили большую надежду.

Однако, радость была недолгой. Монополии, бенефициары различных льгот не собирались так просто сдаваться. Они использовали приоритетные интересы экономики страны в свою пользу: хотите прироста экспорта, дайте нам эти льготы; хотите увеличения занятости, закройте путь дешевой конкурентной продукции; хотите сохранение низких, регулируемых государством цен, - не трогайте нашу монополию…

Таким образом, с принятием каждого решения правительства, закрепляющего принципы «ручного управления» экономикой, надежда на торжество системного, правового, рыночного управления таяла на глазах. Можно привести десятки примеров такого ручного регулирования, когда таможенные пошлины на определенные группы товаров без объяснения причин и без обсуждения с кем-либо, вводились и через 6 месяцев, с таким же успехом отменялись, когда индивидуальные налоговые льготы, запрещенные Кодексом, предоставлялись отдельными указами Президента и постановлениями Кабинета Министров, а порою даже, распоряжениями Кабмина, когда импорт/экспорт отдельных видов товаров то запрещался, то разрешался…

Проблема «ручного управления» при опасной внешней привлекательности настолько серьезна, что ее саму надо рассматривать отдельно, как серьезную угрозу нашему дальнейшему продвижению вперед.

Что такое ручное управление?

Нигде в словарях вы не найдете определения этого термина. Хотя в экономической литературе последних 10 лет вы будете часто встречать это словосочетание. Не пытаясь дать исчерпывающее определение этому понятию, в данной статье я ограничусь определением своего понимания данного явления.

Итак, «ручное управление» обществом это метод оперативного реагирования на временные проблемы бытия и развития общества со стороны власти, который предусматривает отход от общеустановленных норм законодательства, регулирование в угоду тактическим, краткосрочным целям общества, или даже целям определенных групп общества, который, в конечном итоге, входит в противоречие с самими стратегическими целями развития данного общества. Это могут быть какие-то политические, государственно-административные, правовые, экономические решения, которые как бы говорят: да у нас есть общеустановленные принципы, но в данном контексте, в данных условиях, промежутке времени (даже так!) они не работают для достижения цели общества, поэтому, давайте, мы на время от них отойдем и попробуем что-то, испытанное ранее. Причем, даже если речь идет об очень ограниченной группе бенефициаров внутри общества, вопрос подается именно так – как нужда и веление общества.

Я думаю, здесь нет никакого смысла приводить конкретные примеры такого ручного управления, поскольку легче перечислить оставшиеся системные вещи, нежели объекты ручного управления. Возьмите хотя бы запрет на импорт цемента из других стран во время карантина и отмену этого запрета через месяц, когда цены на цемент выросли минимум на 15% в среднем. Или отмену таможенных пошлин на 6000 позиций импорта в августе 2019 года и отмену этой отмены уже в декабре того же года.

Причем, ручное управление экономикой, в частности, не является изобретением административной системы Узбекистана. Как отмечал профессор МГИМО Владимир Осипов, многие страны используют ручное управление, начиная с Англии в XVIII веке, кончая США после Великой депрессии, Японией, Францией после Второй Мировой войны, Южной Кореей, «азиатскими тиграми» в 80-х годах. Существуют две теории управления: по первой – «государство направляет действия экономических агентов не напрямую, а выстраивая систему приоритетов и экономических институтов таким образом, чтобы агенты действовали в интересах государства». Это и есть ручное управление. Вторая теория предусматривает «решение государством трех основных проблем: демонополизация экономики, снижение транзакционных издержек и защита частной собственности. Дальше все делается в автоматическом режиме». А это и есть системное управление.

Редко можно найти страну, которая не прибегала к ручному управлению, когда наступали неблагоприятные для страны экономические условия. У каждой страны были свои уникальные условия и причины отхода от системного управления к ручному. Вместе с тем, нам бы хотелось выделить общие закономерности появления и форм проявления ручного управления:

  • экспрессивная, преувеличенная оценка проблемы, касающейся какой-то части общества и привлечение к этому максимального общественного внимания, так называемая акселерация, или даже эскалация;
  • предложение каких-то мер по решению проблемы, суть которых сильно отличается от общеустановленных норм «для всех», подменой этих правил временными исключениями для отдельных избранных (закрытие внутренних рынков и создание условий для импортозамещения, поддержка отечественных производителей, выращивание «нацио­наль­ных чемпионов», которые должны выйти на внешний рынок и встраиваются в мировую конкуренцию);
  • закрепление этих исключений как национального достижения, исключительность своего развития и закрепление их уже в общественном сознании как общепринятой нормы.

Звучит знакомо? И я о том же. Кстати, у нас особо даже не заморачиваются с первой и с третьей частью процесса. Все делается молча и последовательно, без излишнего привлечения внимания общественности.

Почему ручное управление неэффективно?

Экономистов часто ругают за то, что они не всегда могут однозначно ответить на вопрос: какое из возможных решений верное. Дело в том, что в экономике очень часто нет абсолютно неправильных решений. Любое решение имеет как позитивную, так и негативную сторону, плохое для кого-то оборачивается добром для другого. “Дайте мне однорукого экономиста” – это знаменитая фраза Трумена, когда он хотел получить конкретный ответ от своих экономических советников на поставленный им прямой вопрос (в английском языке говорят: from the one hand and from the other hand, - что дословно звучит как с одной руки, так и с другой руки).

Поэтому говорить, что ручное управление — это всегда плохо, неправильно. Все зависит от масштабов распространения, количества и качества бенефициаров льгот, получаемых от ручного управления.

И весь опыт развития экономики Узбекистана за последние 3 года позволяет нам обобщить некоторые негативные последствия ручного управления:

  • бизнес все больше вмешивается в государственную экономическую политику, требуя больших гарантий сохранения его монопольного положения в обмен на создание рабочих мест, повышение экспорта. При этом потери государства от монопольного положения этих предприятий из-за ущемленного положения малого и среднего бизнеса, отсутствия конкуренции и бесконтрольного роста внутренних монопольных цен по сравнению с выгодами  гораздо больше;
  • ручное управление экономикой дает ложное ощущение правильности и рабочей приемлемости принятого решения за счет временной иллюзии успеха, когда краткосрочные успехи видны, а долгосрочные потери не оценены, даже сокрыты. Возьмем то же решение о запрете импорта цемента: за короткий срок накопившиеся запасы цемента на складах производителей были быстро проданы, как только было разрешена деятельность строительных компаний после карантина, однако, цены на цемент существенно выросли (и не думают падать) в большей степени из-за существующих запретов движения транспорта между областями, когда из Ахангарана, например, невозможно было привезти цемент в Фергану, цены «Кувасайцемента» выросли на 30%;
  • ручное управление делает из монопольных экономических структур образцы для подражания и для установления псевдорыночных правил, когда их цены, методы ведения бизнеса становится мерилом. Например, все крупные цементные предприятия выставляют все объемы продаж цемента по согласованию с Минэкономики на РТСБ (товарно-сырьевая биржа), за исключением мелких частных производителей. Однако, при низких ценах на производство и логистику цемента у частных мелких копаний, они с удовольствием пользуются монопольными ценами крупных производителей как референтными ценами для продажи. Причем, копируется не только цена, но и условия отгрузки (навалом, в мешках) по принципу: хочешь бери, а не хочешь другой возьмет. Ведь объем импортируемого цемента всегда можно лимитировать, прибегая на границе к нетарифным методам регулирования;
  • агенты и главные бенефициары ручного управления – монопольные государственные и частные институты подменяют собой государственные институты формирования и реализации экономической политики страны, поскольку обладают огромным политическим и экономическим влиянием как в центре, так и на местах. Они начинают играть роль «mindsetter and trendsetter” (установитель правил и норм поведения) в обществе, в экономике. Данное обстоятельство угрожает политической стабильности любой отдельно взятой страны (вспомним опыт России 90-х годов и экономику соседнего Кыргызстана в эти дни).

Что делать? Как перейти к системно-рыночному управлению?

Нам критически важно вернуться в основные тезисы объявленной в 2017 году Стратегии действий по пяти приоритетным направлениям развития страны в 2017—2021 годах. Что мы имеем ввиду:

1.Неукоснительное соблюдение норм Таможенного, Налогового и Гражданского Кодекса страны с отменой всех норм, противоречащих этим основополагающим документам (за крайне малыми исключениями, необходимость которых доказала жизнь и экспертное сообщество). Любые нормы, создающие исключительные условия для отдельных агентов экономики должны быть либо отменены, либо подвержены широкому анализу экспертного сообщества с елью выработки общественного консенсуса;

2.Установить институциональный баланс между министерствами и ведомствами экономического блока и Центральным банком. На сегодняшний день влияние Центрального банка на экономическую повестку дня, реализацию определенных нововведений - слишком гипертрофировано. Отчасти это является результатом того, что многие руководители экономических ведомств являются банкирами, выходцами из Центрального банка;

3.Укреплять институты защиты частной собственности и статус-кво действующего частного бизнеса, имея ввиду практику защиты собственности, права на банкротство, доступ к финансовым ресурсам, права на отсрочку налоговых платежей с последующей компенсацией. Государственные кредиты по налоговым и другим обязательным платежам должны быть институционализированы;

4.Доступ к полезным ископаемым, к инфраструктурным объектам должен быть максимально простым и прозрачным, особенно, с учетом приоритета развития МСБ;

5.Государственные унитарные предприятия должны быть реструктурированы или постепенно приватизированы, частные монополии искоренены.

Иными словами, нам нужна новая экономическая политика, которая будет основана на общественном консенсусе, которая будет четко обозначать: народ получит вот это и вот это взамен того-то и того-то.

Абдулла Абдукадиров,
Экономический обозреватель

Top