21:22 / 09.07.2020
3461
«Предоставление иностранцам гражданства и допуск их в национальную команду – это большой минус для узбекского футбола». Интервью с Одилом Ахмедовым

Во время пандемии, как и во многих других сферах, в футболе также произошли серьёзные изменения. Корреспондент сайта Kun.uz связался по видеоконференцсвязи с Одилом Ахмедовым, ведущим игроком национальной команды Узбекистана и клуба «Шанхай СИПГ» Китая, и побеседовал о национальной команде Узбекистана, наших легионерах и чемпионате в Китае.

О ситуации в Китае, жизни в Шанхае без семьи и перенесённом чемпионате

- Я сейчас в Китае, в городе Шанхай. Уже более трёх месяцев мы тренируемся, но пока чемпионат ещё не начался, - начал беседу Одил Ахмедов.

- Когда планируется начало игр Китайской Суперлиги?

- С 25 июля. Клубы разделены на две группы по восемь команд, они собираются в резиденциях двух городов. Там планируется проведение по 14 или по 17 игр. Расписание игр ещё не сообщалось.

- Значит, формат чемпионата тоже изменился?

- Именно так. Согласно этому формату, команды разделены на две группы. В обеих группах будет выявлена четвёрка сильнейших, потом будут проведены четвертьфинал, полуфинал, и финал. Таким образом определят победителя.

- Все легионеры смогли приехать?

- Да, все приехали. Последним прибыл Марко Арнаутович. Он пока не присоединился к команде, потому что сейчас, в течение двух недель, он находится на карантине. Скоро он вступит в наши ряды.

- Не изменились ли цели клуба по причине пандемии?

- Нет, как и на каждом турнире, поставлена цель максимального достижения успеха.

- Когда вы вернулись из Ташкента в Шанхай? Как изменился ваш образ жизни во время пандемии?

- Когда началась пандемия, мы все уехали домой. Потом побывали на сборах в ОАЭ. Потому что никто не знает, когда начнутся игры. Немного позже, дата игр лиги чемпионов ОФК тоже была перенесена, и нас отпустили примерно на месяц. Всё это время я провёл в Узбекистане. Потом из клуба позвонили, 20 марта я снова прилетел в Шанхай, и провёл две недели на домашнем карантине. В это время начались тренировки команды, и я присоединился к сборам. Прошло уже три месяца, до сих пор мы готовимся. Жить в Шанхае без семьи очень скучно. В сегодняшних условиях я не хотел рисковать, оставил семью, и приехал один. Здесь все вернулись к привычному образу жизни. Но куда бы вы ни пошли, везде усилены меры осторожности. В ресторане, в супермаркетах у входа измеряют температуру, проверяют документы, смотрят, когда вы проходили тест. Недавно сообщили, что в Пекине ситуация ухудшилась, но в Шанхае всё в порядке.

- На ваш взгляд, как повлияет период карантина на футбол? Вы помните свою последнюю официальную игру?

- Да, мы скучаем по футболу, но здоровье прежде всего. Карантин был внедрён ради здоровья людей. Это был самый верный путь. Постепенно всё возвращается в свою колею. Наверное, это Божье испытание.

- В какой вы сейчас физической форме? Будете ли вы в форме до игр национальной команды Узбекистана осенью?

- Вы знаете, даже если будете тренироваться в течение года, никогда не известно, как пойдёт игра. Физическая форма обычно бывает хорошей, когда проходит много официальных игр. Вот уже 5 месяцев я не выходил на официальную игру. Если скоро начнётся чемпионат, можно будет восстановить свою форму.

«Я общаюсь с 2-3 футболистами из национальной команды. Мы дружим с Халком»

- Вы поддерживаете связь с футболистами из нашей национальной команды?

- Знаете, футболисты из нашей национальной команды – в основном, молодёжь. Я там сейчас самый старший. Поэтому мы иногда общаемся, но не часто. Переписываемся с Жалолиддином Машариповым, Жамшидом Искандеровым, Достоном Турсуновым. С остальными почти не общаюсь. Даже когда мы были вместе в национальной команде, общения практически не было.

- Какие у вас отношения с футболистами из китайского клуба?

- В моём клубе есть футболисты, играющие в национальных командах. Я общаюсь с двумя-тремя. Из легионеров, особенно, с бразильцем Халком у нас хорошие отношения, ходим друг к другу в гости.

- В этом году многие наши футболисты стали легионерами. Но большинство из них перешло не в высшую лигу Южной Кореи, Китая или других государств, а в низшие дивизионы. Поэтому главный тренер нашей национальной команды Вадим Абрамов очень беспокоится. Как вы на это смотрите с точки зрения капитана команды?

- Не знаю, насколько верно сравнивать, но первые лиги Китая и Кореи не плохие. То есть, основные тренеры и футболисты на этих чемпионатах – все иностранцы. По этой причине, даже если они пойдут в низшие дивизионы Китаи или Кореи, то это вполне нормально.

- Создаётся впечатление, что большинство наших легионеров после карантина ещё не восстановили свою форму. Скажем, Икром Алибоев в Корее, Элдор Шомуродов в России не могут продемонстрировать свою прежнюю продуктивность. Это временная ситуация, или тревоги болельщиков обоснованы?

- Это зависит прежде всего от самих футболистов. Знаете, везде, особенно тренерами, ценятся футболисты, играющие одинаково и стабильно. Я думаю, что футболисты, о которых вы говорите, сделают для себя выводы и восстановят свою прежнюю спортивную форму.

«Машарипов уезжает за границу, потом может быть поздно»

- Джалолиддином Машариповым заинтересовались в турецком клубе «Трабзонспор». Шота говорит, что предложений нет, а Машарипов говорит, что ему интересно. На ваш взгляд, если наши футболисты отправятся на чемпионат Турции, они смогут там играть?

- Джалол – футболист с большой силой воли. Я думаю, что он сможет играть в любой команде. Говорить, что им не интересуются, неверно. Потому что каждый тренер не хочет отпускать необходимых ему футболистов. Поэтому Арвеладзе тоже удерживает Машарипова. Мне кажется, что Джалолиддин должен попробовать себя в качестве легионера.

Сейчас я наблюдаю за играми Суперлиги. Я сам это тоже испытал. После того, как я завоевал все призы в Узбекистане, мне самому стало неинтересно играть в Высшей лиге. Я увидел, что могу реализовать на поле всё, что захочу, и интерес у меня упал. Вижу, что сейчас это присутствует у Джалолиддина Машарипова. Считаю, что он должен попробовать себя в другом чемпионате. Потому что, если ты можешь показать себя выше остальных в плане игры, то значит тебе нужно играть с футболистами, которые сильнее тебя, или наравне с тобой. Тогда ты будешь расти. В противном случае, это может привести к тому, что карьера твоя пойдет на спад.

- Джасуром Джалолиддиновым заинтересовались в российском клубе «Локомотив». Вы играли в этом чемпионате, скажите, не рано ли Джасур уходит?

- Узбекистанским футболистам играть в российской премьер-лиге нелегко. Потому что там важен только физический аспект, футболист должен быть крепким. К примеру, Остон Урунов имеет крепкое телосложение, поэтому у него получается играть в рядах «Уфы».

Я часто замечаю, что если у нас появится хороший футболист, то сразу распространяются слухи, что им интересуется та или иная команда, клуб. Но сообщений об официальных предложениях очень мало. Если Джасур сможет играть в чемпионате России, то это будет для него большой удачей.

«Куперу было трудно, мы никогда не могли играть хорошо в защите»

- В суперлиге уже много лет идут разговоры о приглашении футболистов-легионеров в национальную команду Узбекистана. Как вы смотрите на то, чтобы адаптировать иностранных легионеров к местным условиям и позвать их в нашу главную команду?

- Игра иностранных легионеров в нашей команде – это большой минус для узбекского футбола. Потому что в нашей суперлиге есть столько команд и футболистов, что даже на иностранных чемпионатах наши игроки выступают в качестве легионеров. Если среди них не найдётся футболистов, подходящих для нашей национальной команды, то это тоже будет большой минус.

Большинство легионеров приняли гражданство Узбекистана, и, на мой взгляд, неверно говорить о том, что они теперь смогут помочь национальной команде Узбекистана. Поскольку если сравнить чемпионат Узбекистана с нашей национальной командой – это небо и земля.

Национальная команда Узбекистана играет против сильных соперников, а в Суперлиге мы наблюдаем, что уровень игр не настолько высок. Мне кажется, что предоставление гражданства Узбекистана делается кому-то принудительно, но это отрицательный фактор для авторитета узбекского футбола.

- Когда Эктор Купер управлял нашей национальной командой, распространились разные слухи. Как вы можете оценить его тренерскую деятельность в качестве опытного футболиста?

- Эктор Купер – очень хороший человек. Но если в мировом футболе хотят пригласить иностранного тренера, его подбирают исходя из способов игры национальной команды. Наша команда не была приспособлена к способу защитной игры. Мы никогда не играли хорошо в защите. Купер постарался показать нам защитный футбол, но ему было очень трудно. Потому что для защитного футбола нужны хорошие футболисты-защитники. А у нас их недостаточно. Его методы работы были устаревшими, но это моё личное мнение. Однако он был тренером, способным оказать сильную моральную поддержку футболистам.

«Если появится футболист на замену мне, я завтра же готов освободить своё место»

- Оказывается, на последней игре Купера против Палестины, в которой мы проиграли, футболисты якобы специально играли ниже своего уровня, потому что они желали отставки Купера, то есть, это был саботаж. Распространились слухи о том, что это сделали Одил Ахмедов и Анзур Исмоилов под руководством Азиза Хайдарова. Мы не знаем, насколько это правда. Слышали ли вы об этом? Как вы можете это прокомментировать?

- Знаете, футбол – такая вещь, что 11 человек играют, а миллионы обсуждают. Есть множество разных мнений и слухов. Я играю в национальной команде с 2007 года, уже столько лет, и Бог свидетель, что ни разу я таких вещей не делал. Как можно так поступать? Ведь выигрыш национальной команды – это моя гордость, авторитет моей семьи, родителей. За Азиза и Анзура я тоже могу сказать, что они никогда не совершат такого низкого поступка. Люди, видимо, судят по себе. Так может говорить тот, кто совершенно ничего не понимает в футболе. А в футболе может быть всякое, иногда игра просто не идёт. Может быть и так, что вся команда не играет, а виноваты три футболиста. Да, этот тренер мне сделал много плохого, стал причиной того, что я не играл какое-то время, но до такой подлости я не опущусь.

- Одил, в 2017 году, после неудачи при отборе на чемпионат мира-2018, мы пригласили вас на телеканал «Спорт». Там вы сказали, что «если из молодых игроков создадут конкурентоспособную команду, то я согласен уйти из национальной команды». Что послужило причиной для высказывания таких категоричных мнений?

- Разные слухи, статьи о национальной команде в то время доходили и до моих родителей. Тогда многие говорили, что я состарился. Я и тогда говорил, и сейчас говорю: если в национальной команде найдётся футболист сильнее меня, то я всегда готов освободить своё место. Потому что в национальной команде должны играть сильнейшие. Когда Купер был тренером, я первым ему сказал: «если придёт футболист сильнее меня, я готов уйти», но он не согласился. Когда тренером был Вадим Абрамов, мы тоже это обсуждали совместно с Равшаном Эрматовым, Азизом Хайдаровым, Карленовичем. Я сказал этому тренеру, чтобы меня правильно поняли, но Абрамов ответил, что я нужен. И до сих пор я стою на своём – если появится футболист, способный составить мне конкуренцию, я завтра же уйду.

«Говорят, что если буду играть в национальной команде, то начнут писать и смеяться надо мной»

- Если тренер говорит, что вы нужны национальной команде, но большинство болельщиков против, как вы на это смотрите?

- Скажем, если тренер зовёт 35-летнего футболиста, то это значит, что на его место не нашлись достойные молодые люди. Я сталкивался с такими ситуациями в национальной команде, говорил многим нашим футболистам: «идём, ты должен играть в национальной команде», но они отвечали: «не позовут меня туда, ну и ладно». Я спрашивал, почему, а они говорили: «если завтра попаду на поле в рядах национальной команды, все начнут писать, и насмехаться надо мной». Это в основном зависит от душевного состояния футболиста. У таких футболистов слабый дух. К сожалению, игроков с таким мнением очень много. У нас очень мало тех, кто не обращает внимания на лишние разговоры. Ранее я не зря говорил о Джалолиддине Машарипове, к примеру, он ставит себя выше таких разговоров, работает над собой, и поэтому достиг сегодняшних результатов. А многие наши футболисты прочтут в интернете, и в социальных сетях комментарии, примут всё близко к сердцу, а потом на поле не могут показать свой талант.

Я наблюдаю за нашей Суперлигой. Очень многие наши футболисты не рискуют. Они считают, что лучше играть спокойно и не делать ошибок. А если футболист боится перейти в атаку, обмануть противника, даже если есть возможность, значит он пока морально не готов. Роль психологии в футболе очень велика.

- После того, как мы проиграли Саудовской Аравии в Ташкенте, нам стало гораздо труднее. Игра, где мы должны были играть против Саудовской Аравии летом, была перенесена на осень. Хорошо ли это? Может, лучше было бы играть своевременно?

- Конечно, играть против Саудовской Аравии лучше осенью, чем летом. Потому что на жаре футбол теряет свой темп и красоту, и играть тоже нелегко. Но наши возможности ещё не плохие, мы ничего не потеряли. Если Саудовская Аравия выиграла в Узбекистане, то почему бы и нам теперь не выиграть у них? Наша команда может хорошо подготовиться, сделать правильные выводы, и, возможно, мы вернёмся с хорошими результатами.

- Вам не трудно привыкнуть к футболу без болельщиков?

- К сожалению, мы вынуждены привыкать. Этого требует ситуация, условия. В Европе мы тоже видим, что игры проходят как товарищеские встречи. Не зря говорят, что футбол прекрасен болельщиками. Футбол, будто бы, потерял свою красоту. Надеемся, что скоро эти сложные времена пройдут, и всё наладится, как в футболе, так и в жизни, и мы снова будем играть в футбол перед болельщиками.

Беседовал Джамолиддин Бобожонов

перевод: Вадим Султанов

Top