11:34 / 13.07.2020
4841
Чем может помочь ядерная медицина в борьбе с коронавирусом?

Наш корреспондент взял интервью у директора Института ядерной физики АН Республики Узбекистан Илхама Садыкова, в котором наш ученый рассказал о ядерной медицине и об успехах в излечении различных болезней.

- Илхам Исмаилович, люди мало знают о ядерной медицине. При этом Узбекистан хорошо известен на мировом рынке производства изотопов для ядерной медицины. Это факт: более 50% мирового производства радиоизотопа йод-125, который используется для лечения онкологических заболеваний, получают в Узбекистане на ядерном реакторе ВВР-СМ. Как так сложилось?

- Вы совершенно правы, у нас в Институте ядерной физики (ИЯФ) производством изотопной продукции для медицины начали заниматься ещё на заре развития этого направления. В 1976 году на базе ИЯФ было создано предприятие «Радиопрепарат», которое начало производить различные радиофармпрепараты для ядерной медицины. В те годы в Советском Союзе это направление только зарождалось, да и в мире такого термина «ядерная медицина» ещё не существовало. Но уже тогда мы начали производить изотопную продукцию. И уже в 1978 году у нас был получен первый генератор технеция-99. Это самый универсальный радионуклид, который используется, в частности, для диагностики различных заболеваний. Сегодня в 85% всех процедур, которые в мире делают с применением радионуклидов, используют технеций-99.

В 80-е годы происходило становление ядерной медицины в Узбекистане, но производство радионуклидов развивалось у нас в Институте значительно быстрее и было ориентировано, в основном, на экспорт. И на сегодняшний день более 90% нашей продукции экспортируется, поэтому в мире нас знают лучше, чем в Узбекистане. Но ситуация в последние 4-5 лет меняется, и, надеюсь, скоро нас будут знать в Узбекистане также хорошо, как и за рубежом.

- В какие страны Узбекистан экспортирует изотопную продукцию? На какую сумму?

- Сегодня наш институт поставляет радиоизотопы в 12 стран мира: США, Канаду, Великобританию, Германию, Италию, Россию, Японию, Китай, Индию и некоторые другие страны. Объём экспорта изотопов для медицинских целей в среднем составляет около 3 миллионов долларов США в год.

- Какие именно направления ядерной медицины развиваются в Узбекистане и какое место занимает в этом Институт ядерной физики?

- Традиционно в Узбекистане развивалась лучевая терапия, которая заключается в облучении клеток опухоли ионизирующей радиацией. Это было первое направление, которое получило развитие. Потом начала развиваться радионуклидная диагностика и терапия, прежде всего, за счёт использования технеция-99 и йода-131. От лучевой терапии она отличается адресностью доставки лекарственного средства, содержащего радионуклид, к пораженному органу. В последние 8-10 лет начал широко применяться препарат самарий-153 оксабифор, который используется для обезболивания и терапии костных метастазов и других костных заболеваний, при которых наблюдаются сильные боли в костях.

Кроме того, в последние годы получило развитие направление позитронно-эмиссионной томографии (ПЭТ КТ). Это исследования внутренних органов человека, основанное на более интенсивном накоплении опухолевыми клетками радиофармпрепаратов (специальных веществ, меченных различными радиоактивными изотопами), которые «подсвечивают» места скоплений опухолевых клеток. Сегодня в Ташкенте есть 3 действующих ПЭТ Центра, которые принимают пациентов и проводят диагностику. Это очень важное направление, так как в борьбе с раковыми заболеваниями ключевым является ранняя диагностика, а ПЭТ КТ позволяют её производить.

Если говорить о месте Института ядерной физики, то вся радионуклидная диагностика и терапия, которая проводится в нашей республике, держится на продукции нашего института.

- Илхам Исмаилович, вы рассказали, что ИЯФ поставляет в клиники Узбекистана самарий-153 оксабифор. Но, насколько мне известно, это достаточно дорогой препарат и в мире на него очень высокая цена. По какой цене его получают клиники?

- Вы правы, самарий-153 оксабифор производится всего в нескольких европейских странах: во Франции, в Германии, в России. Во Франции, например, этот препарат продаётся по 2,5 тысячи евро за дозу для жителей стран ЕС и по 2,7 тысяч евро для граждан других стран. Наш препарат, который абсолютно не уступает по качеству и характеристикам французскому аналогу, а по некоторым отзывам даже превосходит его, мы поставляем в клиники Узбекистана из расчёта 59 евро за дозу в узбекских сумах. Это более, чем в 40 раз дешевле, чем стоит иностранный аналог.

- Почему, как вы думаете, важно изучать и развивать ядерные технологии в медицине?

- Методы ядерной медицины одни из самых точных при диагностике и эффективных в лечении, особенно это касается онкологических заболеваний. Кроме того, это селективная терапия, то есть методы ядерной медицины применяются локально только для тех мест, где есть очаг болезни. В случае химиотерапии, лекарственных терапий, если принимается препарат внутрь, его усваивает весь организм, что приводит к побочным явлениям. В случае радиотерапии препарат действует целевым образом только на поражённые болезнью участки. Если речь идет об онкологии, то препарат действует только на клетки опухоли, не затрагивая здоровые органы. Таким образом здоровые клетки и в целом организм почти не страдают от общего влияния этих препаратов. И во-вторых, у ядерной медицины очень высокая эффективность. Например, сейчас появился такой препарат на основе лютеция-177, и вышли научные публикации, в которых говорится о фантастических результатах лечения этим препаратом: достигается почти 99% излечение. Другими методами таких результатов пока не удаётся получить. За ядерной медициной большое будущее.

При этом наблюдается такой парадокс: у людей сложилось мнение, что всё, что связано с радиоактивностью, вредит организму, а на самом деле, если использовать правильно эти методы, то совсем наоборот, это максимально щадящий для организма метод лечения самых тяжёлых заболеваний.

- Мы знаем, что в Узбекистане планируется строительство атомной электростанции. Каким образом проект АЭС может повлиять на развитие ядерных технологий и, в частности, ядерной медицины?

- Строительство АЭС – это грандиозный, можно сказать, амбициозный проект. И в этом проекте один из ключевых моментов – это подготовка кадров. В Узбекистане ядерная медицина развивается уже более 60 лет, но начало проекта строительства АЭС, безусловно, придаст новый импульс развитию ядерных технологий во всех областях, в том числе и в ядерной медицине.

В рамках реализации проекта строительства АЭС в Узбекистане был открыт единственный зарубежный филиал российского университета НИЯУ МИФИ. В этом году сто студентов, поступившие в прошлом году, заканчивают первый курс, объявлен набор ещё 100 студентов на этот год. В программе Университета есть различные направления обучения, в том числе и ядерные технологии, частью которых и является ядерная медицина. Наш Институт также подавал заявки на подготовку кадров, в их числе есть и специалисты по ядерной медицине, которые будут проходить практику в том числе и в лаборатории ядерной медицины нашего Института. Поэтому уверен, что проект строительства АЭС даст новый толчок развитию ядерных технологий в Узбекистане вообще и ядерной медицины в частности.

- Каким образом ситуация с коронавирусом может повлиять или уже повлияла на ядерную медицину?

- Пандемия коронавируса, безусловна, оказала значительное влияние на медицину, в том числе и ядерную. Практически все учёные мира и мы тоже начали заниматься поисками методов борьбы с COVID-19. У нас в институте, например, уже начали разработку иммунного теста. Предприятием «Радиопрепарат» сейчас выпускается более 10 различных иммунных тестов к различным заболеваниям. Сейчас они разрабатывают иммунный тест к коронавирусу. Надеемся, что к осени будет готова продукция для экспресс-определения данного вируса. В других странах, насколько я знаю, тоже ведутся такие работы.

Также важное место в борьбе с пандемией занимает стерилизация медицинских изделий. В связи с коронавирусом объём этих работ сильно увеличился, в том числе и в нашем институте. У нас в институте имеется единственный в республике участок для радиационной стерилизации медицинских изделий. И это очень эффективный способ борьбы с различными инфекциями и вирусами. Поэтому в период пандемии объём стерилизации медицинских изделий у нас увеличился в разы. Надеюсь, что это направление также будет развиваться, количество таких центров будет увеличиваться, а их производительность расти, чтобы помочь нашим медикам в борьбе с самыми разными бактериями и вирусами, в том числе и с коронавирусом. 

Top