20:29 / 19.07.2020
7046
«Мягкое законодательство в отношении коррупции, хокимы, недостойные своей должности, декларирование и оффшоры» - беседа с Акмалом Бурхоновым (часть 2)

Сайтом Kun.uz было организовано интервью с Акмалом Бурхоновым, назначенным на должность директора агентства по борьбе с коррупцией. Предлагаем вашему вниманию вторую часть интервью.

Фото: KUN.UZ

- После того, как вас назначили на должность директора агентства, в социальных сетях появилось множество комментариев. В большинстве из них чувствуется недоверие к агентству.

К примеру, некоторые пользователи говорят: «Агентство будет работать только с коррупцией на бытовом уровне, в размере 100-200 долларов, и станет организацией, преследующей учителей да врачей». Как вы считаете, сможет ли агентство стать организацией, которая одинаково будет относиться к крупным и мелким деяниям?

- Конечно, не следует ожидать, что после создания агентства сразу арестуют десятки министров и хокимов, и задержат за взятки большое количество граждан на всех уровнях. Это не является нашим основным критерием. Одно из главных ожидаемых изменений заключается в том, что агентство будет работать с общественностью. Мы запустим платформу, дающую возможность установления связи с гражданами. Если будут наблюдаться какие-либо факты коррупции, то люди смогут обратиться к нам, а мы будем принимать оперативные меры.

То есть, наша деятельность состоит не только в уголовном преследовании. Наша цель – выявление коррупции на любом уровне. Будет осуществляться контроль декларирования доходов, действий хокимов, государственных закупок.

К сожалению, до сих пор факты присвоения средств государственного бюджета не относятся к коррупции. За последние 6 месяцев или год мы увидели много случаев по государственным закупкам в крупном масштабе или объектам, финансируемым государством. Такие дела следует обнародовать. Но в наших СМИ освещают только самые мелкие дела, а крупные преступления не подлежат огласке. Мы будем обеспечивать обнародование всех преступлений, независимо от их масштаба, с соблюдением процессуального порядка. Сейчас по всем произошедшим событиям возбуждены дела, и мы поставили перед собой задачу по освещению их среди общественности.

- Мы видим, что в различных государствах законодательство против коррупции быстро меняется, и адаптируется под юридические взгляды, т.е. идёт в ногу со временем. В этом плане, если сопоставить наказание за коррупцию в Уголовном кодексе Узбекистана с мировым опытом и практикой, то не слишком ли оно у нас мягкое и устаревшее?

Каково ваше мнение по вопросу усиления мер наказания за коррупцию в нашем законодательстве?

- Я смотрю на это положительно. Именно коррупционные преступления совершаются заведомо. То есть, эти люди заведомо изменяют государству, обществу. Я сторонник того, чтобы усилить меры ответственности в их отношении. В начале нашей деятельности мы собираемся провести инвентаризацию нашего законодательства. Какое направление больше всего подвержено коррупции? Мы определим «форточки» коррупции, и установим соответствующую ответственность.

К сожалению, нормативно-правовые акты разрабатываются в интересах того или иного ведомства. Поскольку у нас есть практика самостоятельной разработки законопроектов ведомствами. Мы хотим усилить ответственность не только за дачу и получение взятки, но и за хищение государственного имущества и другие деяния. Наша цель – не наказывать. Мы постараемся уменьшить случаи коррупции в нашем обществе.

Самый главный критерий при оценке результативности деятельности агентства в числе таких, как усиление ответственности, задержание коррупционеров, открытость следственных действий, заслушивание мнения общественности в ходе процесса – это появление мнений людей о том, что в какой-либо сфере коррупция уменьшилась, пусть даже их будет совсем мало. Следует изменить отношение граждан к коррупции.

Есть один аспект. Слово «менталитет» не встречается ни в каком законодательстве. Но у нас всё связывается с менталитетом. Один простой пример. На церемониях руководителям государственных организаций обычно дарят подарки. А в иностранных государствах это является преступлением. Когда мы едем в командировку и везём с собой подарок, там говорят, что сдадут его на экспертизу, и если его стоимость превысит установленный размер, то задекларируют его и сдадут в музей. Но у нас дарить подарки – это нормально, и мы опять-таки приписываем это нашему менталитету. Когда руководитель устраивает свадьбу, есть обычай собирать деньги, а раз он руководитель – то побольше. Это рассматривается как бытовой случай, но изначально здесь тоже есть коррупциогенный факт. Вот такие мелочи увеличивают цепочку.

Коррупция не означает только дачу и получение денег за помощь в решении какого-либо вопроса. Вот ещё один пример. У нас судья и адвокат в нерабочее время могут сидеть вместе в чайхане, если захотят. А в некоторых государствах, если общественность увидит такие тёплые взаимоотношения между судьёй и адвокатом, то им придется подать в отставку. Эти факторы тоже играют большую роль. Поэтому мы постараемся обеспечить комплексный подход к проблеме.

- Сегодня хокимов многих районов, городов и областей поддерживают как в материальном, так и в структурном плане. Но вопрос о том, насколько это соответствует их уровню, возможностям, заставляет задуматься.

Следует признать, что определённая категория хокимов не могут пользоваться такими возможностями в правовых рамках. Они считают, что на своей должности «что захотят, то и будут делать». И, естественно, народ этим недоволен. На ваш взгляд, в чём заключается основной недостаток, корень проблемы?

- Здесь существует очень много факторов. Но хокимов тоже можно понять. Они считают некоторые вещи обычным явлением. К примеру, раздача денег. Обычно, считается нормальным, когда хоким дарит кому-то машину, выдаёт деньги. Думают, что хокиму можно. Поэтому нам нужно обучать руководителей государственных ведомств, должностных лиц, чтобы они могли различать, какие случаи являются коррупциогенной ситуацией, а в каких случаях, пусть даже обыкновенных, имеются признаки преступления.

При создании агентства одной из его задач стала разработка программы – модуля для всех сфер совместно с организациями-партнёрами.

Во-вторых, мы сами создали в законодательстве все возможности. Согласно законодательству, у хокимов множество полномочий.

Изначально, у депутатов тоже есть полномочия. Но почему такие вещи наблюдаются чаще не у них, а у хокимов? Значит, во-первых, играет роль их уровень, правовая культура. Во-вторых, это кардинальный пересмотр фрагментов законодательства, предоставляющих коррупционные возможности. В-третьих, это наличие строгой ответственности. Следует обеспечить, чтобы закон был одинаков для всех.

Статус агентства также не связан с правительством, оно будет подчиняться непосредственно президенту и отчитываться перед парламентом. Если коллектив агентства будет правильно понимать свои обязанности, выполнять их честно и добросовестно, то результат, пусть небольшой, но обязательно будет.

- Из кого будет состоять ваш коллектив?

- Я уже говорил о том, что коррупция существует во всех направлениях. Мы планируем привлечь квалифицированных специалистов из сферы экономики, налогов, медицины, бухгалтерии, информационных коммуникаций. Также хотелось бы увидеть в своём коллективе опытных сотрудников правоохранительных органов. Приём в наш коллектив будет осуществляться на основе открытого конкурса.

- Одной из задач агентства является внедрение системы декларирования доходов и имущества государственных служащих, а также проверка достоверности сведений из деклараций.

У нас эта система считается новой. До сих пор ни один министр, государственный советник, хоким или другие должностные лица не заполняли никаких деклараций. Какова будет практика Узбекистана в этой системе?

- Об этой системе говорят уже два года. Государственным служащим и должностным лицам следовало быть готовыми к этому. За последние 2-3 года заработная плата государственных служащих значительно повысилась. И завтра они должны быть готовыми к тому, чтобы обосновать свои доходы.

Будет налажено постепенное декларирование доходов всех служащих, получающих деньги из государственного бюджета. Вскоре будет обеспечено полное декларирование доходов всех тех, кто получает зарплату за счёт налогов граждан. Система будет запущена с начала 2021 года. Следует начинать с крупных должностных лиц, это будет логически верно.

Необходимо вести учёт не только доходов, но и расходов государственных ведомств. Мы собираемся добиться освещения в СМИ всех расходов государственных ведомств. При таких условиях возможности коррупции будут затруднены, а ответственность должностных лиц повысится.

- Расскажите, пожалуйста, о борьбе с оффшорными компаниями.

- На агентство возложена задача не только внедрения системы деклараций, но и проверки достоверности деклараций доходов. Одной из наших обязанностей является выявление всей истинной сущности договоров. Проникновение в суть вопросов оффшоров будет осуществляться совместно с правоохранительными органами.

С коррупцией нужно бороться всем вместе – гражданам, государственным ведомствам, общественности. Я призываю к сотрудничеству общественные организации и всех граждан. Мы заинтересованы в том, чтобы выслушать их мнение. Обещаю создать все возможности для контроля каждого случая и обеспечения неизбежности наказания.

Беседовал Ильяс Сафаров
Оператор: Нуриддин Нурсаидов

перевод: Вадим Султанов,
Анастасия Ткачёва

Top