10:00 / 09.08.2020
14464
«Нам не выделяется оборудование, мешают работать постоянными проверками, персоналу не дали положенные премии» – обращение главного инфекциониста Ташкентской области    

В нашу редакцию обратилась Гулжахон Юлдашова, главный врач Ташкентской областной инфекционной больницы, расположенной в городе Чирчике. Она также является главным инфекционистом Ташкентской области. Мы поехали в Чирчик, чтобы выслушать главврача инфекционной больницы. 

Ниже приводим обращение главврача.

 «Я являюсь главным врачом Ташкентской областной инфекционной больницы, которая расположена в Чирчике. Наша больница открылась в 1960 году. Изначально больница принадлежала городу Чирчику, она была рассчитана на 100 коек. Потом койки были сокращены до 80, затем в 2000 году Чирчикскую больницу перевели в областную больницу. Здесь также были сокращены койки в приемном отделении и реанимации.

Постановлением президента от 6 сентября 2017 года, я была назначена главным врачом Ташкентской областной инфекционной больницы. По прибытию, здесь не было ни реанимации, ни приемного отделения, ни ВИЧ отделения.

На протяжении того периода, как я здесь работаю, были приняты ряд постановлений президента, на основании которых мы утвердили структуру реанимационного отделения, потому что это было необходимо. Тяжелых больных некуда было перевозить по Ташкентской области.

Мы несколько раз обращались в Ташкентское областное управление здравоохранения с просьбой о том, чтобы нам оказали финансовую помощь в перепрофилировании реанимационного отделения и помогли с оборудованием, но эти письма так и оставались на столе.

Когда 15 марта была объявлена пандемия, 16 марта нас закрыли как карантинную зону. Нам начали госпитализировать не просто подозрительных, а людей, которые с температурой и первичными клиническими симптомами коронавируса.

Если я не ошибаюсь, 30 января 2020 года вышло постановление президента по предоставлению необходимых условий и необходимого оборудования. Однако в марте нас так и не оборудовали ничем. В течение периода первого карантина также ничего не было оборудовано.

На втором карантине, когда мы уже стали более грамотными в работе в карантинной зоне, мы уже знали что нам нужно, какие препараты нам нужны. Когда мы вышли с письмом, где были указаны необходимые нам вещи, через два дня пришел приказ о том, чтобы перевести наших больных и медицинских сотрудников в Уртасарайскую карантинную зону.

Когда весь Узбекистан с цветами и почестями провожал медработников домой на отдых, провожал выздоровевших пациентов, наших сотрудников хотели перевести в карантинную зону. Однако я обратилась к областному хокиму и министру здравоохранения и попросила, чтобы наши сотрудники провели 14-двевный карантин на территории своей же больницы, хотя бы в знак благодарности. После того, как мы закончили внутренний карантин, вышел приказ о том, чтобы мы продолжали свои функциональные обязанности как инфекционное отделение.

После этого выходит ряд приказов Минздрава, где конкретно указываются, чтобы Ташкентскую областную инфекционную больницу подготовили для приема и лечения коронавирусных больных – это 82-й приказ министра. И снова нас игнорируют и не снабжают необходимым оборудованием.

Мы написали письмо в ряд учреждений, в том числе и в Ташкентское областное управление здравоохранения о том, чтобы нам предоставили премии, которые положены по президентскому приказу. Может это ирония судьбы, но после этого выходит 209-й приказ Ташкентского областного управления здравоохранения, где говорится о том, чтобы больных, которые сейчас находятся у нас на госпитализации, перевели в другое учреждение. Выясняется, что премиальные за наших больных будут получать сотрудники учреждения, куда переводятся больные».

Ранее в социальных сетях распространилась запись телефонного разговора главврача Ташкентской областной инфекционной больницы Гулжахона Юлдашевой и начальника управления здравоохранения Ташкентской области Туракула Арзикулова. После этого информационная служба Ташкентского областного управления здравоохранения прокомментировала ситуацию, обвинив врача в «распространении ложной информации, порочащей репутацию врача».

Однако утверждения врачей кажутся относительно ближе к реальности, если сравнивать заявления обеих сторон, поэтому решение вопроса при прямом вмешательстве Министерства здравоохранения было бы целесообразным.

Top