14:18 / 15.09.2020
19180
В Узбекистане планируют отменить запрет на появление в общественных местах в культовых одеяниях

Депутаты Законодательной палаты Олий Мажлиса рассмотрели проект закона «О свободе совести и религиозных организациях» (в новой редакции).

Фото: Getty Images

Об этом в своем Telegram-канале сообщил депутат Расул Кушербаев.

Согласно проекту документа, в Узбекистане планируют отменить запрет на появление в общественных местах в культовых одеяниях.

В статье 14 настоящего закона говорится, что появление граждан Республики Узбекистан (за исключением служителей религиозных организаций) в общественных местах в культовых одеяниях не допускается.

Кроме того, согласно статье 184-1 Кодекса об административной ответственности, появление граждан Республики Узбекистан в общественных местах в культовых одеяниях влечет наложение штрафа от пяти до десяти базовых расчетных величин или административный арест до пятнадцати суток.

Обратите внимание на тот факт, что в Узбекистане нет четкого определения таких понятий как «общественное место» и «культовое одеяние».

Как передает HRW, закон о свободе совести и принятые к нему в мае 1998 года дополнения не определяют, ношение какой именно одежды карается этими законами. Поскольку не были приняты правила, которые определяли бы, что является «культовой» одеждой, точный смысл закона и тип одежды, который он запрещает, остаются неясными.

Единственным имеющимся толкованием того, что является «культовой» одеждой, запрещенной статьей 14, служат показания, которые дала Алия Туйгуновна Юнусова, эксперт Комитета по делам религий при Кабинете Министров, на судебном процессе в июне 1998 года. Однако показания Юнусовой были туманными и не прояснили значение запрета и вид одежды, ношение которой квалифицируется как нарушение закона.

16 июня 1998 года Юнусова дала показания на слушаниях в Мирабадском районном суде гражданского процесса по иску Райхоны Худабергановой, которая была отчислена из Института востоковедения.

Во время первого слушания, на котором Худаберганова требовала своего восстановления в вузе, утверждая, что ее отчисление было дискриминационным, руководство института возразило, что Худабергановой должны быть предъявлены обвинения в нарушении статьи 14. После того как председатель суда затруднился определить, действительно ли одежда Худабергановой составляла нарушение закона, он перенес заседание суда до того момента, когда ему и сторонам по данному делу удастся получить разъяснение закона от правительственного эксперта.

Когда судья попросил Юнусову разъяснить, что является «культовой одеждой», запрещенной статьей 14 закона о свободе совести, она ответила следующее:

«Появление этой части статьи связано с тем, что некоторые женщины начали носить длинные платья... они носили их, потому что хотели показать своей одеждой, что поклоняются исламу... женщины не молятся в мечетях, и ритуальную одежду носят только мужчины-священники, и в исламе только имам имеет право носить культовую одежду - это включает также тюрбан».

В своих последующих показаниях Юнусова отметила, что в Исламе фактически не существует «культовой» одежды.

По данным Norma, термин «общественное место» встречается в законодательстве довольно часто и, как правило, в контексте юридической ответственности. И поскольку в подобных случаях место совершения правонарушения (преступления) является обязательным признаком объективной стороны, не имея четкого понимания, нельзя утверждать о наличии или отсутствии в деянии лица состава правонарушения (преступления). Иными словами, крайне затруднительно решить, подлежит ли человек ответственности за свои действия или нет.

 Проблема заключается в том, что единого унифицированного подхода к определению понятия «общественное место» нет. Законодатель пошел по иному пути и включил в некоторые акты перечни общественных мест, на которые распространяется его действие.

Вот несколько примеров.

Статья 6 закона «Об ограничении курения кальянов и электронных сигарет в общественных местах».

 Перечень общественных мест

- стационарные торговые объекты, предприятия общественного питания, кинотеатры, театры, цирки, концертные, смотровые и выставочные залы и иные крытые сооружения, предназначенные для массового отдыха;

- клубы, дискотеки, компьютерные залы, помещения, оборудованные для предоставления услуг доступа к всемирной информационной сети Интернет, и иные местах развлечений (досуга);

- музеи, информационно-библиотечные учреждения и лектории, поезда местного и дальнего сообщения, вагоны (в том числе тамбуры) пригородных поездов, речные суда, автобусы городского, пригородного, междугородного и международного сообщения, такси, маршрутные такси и городской электротранспорт, воздушные суда, подземные переходы, транспортные остановки и местах временного хранения автотранспортных средств, зданиях аэропортов, железнодорожных, автомобильных и водных вокзалов;

 - зданиях органов государственной власти и управления, органов хозяйственного управления, а также предприятий, учреждений и организаций;

 - учреждения и организации системы здравоохранения, образовательные учреждения, физкультурно-оздоровительные и спортивные сооружения, помещения, являющиеся рабочими местами, подъезды многоквартирных жилых домов, детские и спортивные площадки, расположенные на придомовой территории, скверы, парки, улицы.

Статья 19 закона «Об ограничении распространения и употребления алкогольной и табачной продукции».

 - рабочие места, улицы, стадионы, скверы, парки, все виды общественного транспорта.

 Статья 16 закона «Об органах внутренних дел».

 - улицы, площади, парки, транспортные магистрали, вокзалы, аэропорты, а также при проведении массовых мероприятий.

 Статья 188-3 Кодекса об административной ответственности (попрошайничество).

 - аэропорты, вокзалы, парки, парки отдыха, рынки и территории торговых комплексов, а также прилегающие к ним территории, места временного хранения автотранспортных средств, улицы, стадионы, остановки, проезжие части дорог, территории расположения объектов материального культурного наследия, все виды общественного транспорта и другие общественные места.

 Тем не менее, считать это полноценным решением вряд ли можно, так как:

 во-первых, как видно, перечни не всегда исчерпывающие и, как в случае со статьей 188-3 КоАО, содержат оговорку «в других общественных местах» – неясно каких;

 во-вторых, открытым остается вопрос в тех случаях, когда такого перечня в принципе нет (например, ст. ст. 54, 183, 184-1, 203, 211 КоАО и ст. 127-1 УК). И ввиду того, насколько разные варианты приводятся в той или иной норме, неясно также, какую из них можно применить по аналогии.

 Ранее МВД Узбекистана включило понятие и классификацию «общественных мест» в проект закона «Об общественной безопасности».

 Под общественным местом в нем предлагается понимать участки местности, здания, помещения, сооружения, их части, доступные для беспрепятственного посещения (пребывания), либо предназначенные для удовлетворения различных потребностей граждан, а также транспортные коммуникации. А в основу классификации общественных мест положен критерий времени их доступности:

  • постоянного характера – характеризуются постоянным нахождением или возможностью постоянного нахождения на территории граждан, не определенным временным режимом функционирования и наличием объектов постоянного проживания граждан. Это транспортные магистрали, улицы, жилые массивы, территории махаллей, кварталов, микрорайонов, здания аэропортов, железнодорожных, автомобильных и водных вокзалов и т.п.;
  • временного характера – характеризуются временным нахождением или возможность временного нахождения граждан, определенностью временного режима функционирования и отсутствием объектов постоянного проживания граждан. К ним относятся скверы, площади, парки культуры и отдыха, торговые, развлекательные, торгово-развлекательные комплексы и центры, гипермаркеты, супермаркеты, рынки и другие места массового скопления граждан и т.д.;
  • разового характера – объекты проведения массовых мероприятий и отдельные участки местности на период правоведения массовых общественных, сельскохозяйственных или иных работ и мероприятий, в том числе торжественных мероприятий, религиозных обрядов в период их массового пребывания.

Как заявил депутат Расул Кушербаев, в Узбекистане планируют отменить запрет на появление в общественных местах в религиозной одежде. При этом основные проблемы и негласный запрет наблюдались в общеобразовательных учреждениях и вузах страны, а до настоящего времени многие узбекистанцы могли свободно носить религиозную одежду в общественных местах. В целом никаких запретов и не было.

Являются ли школы, лицеи и вузы «общественными местами»? В первую очередь депутатам следует четко и конкретно определить понятие «общественного места». Важно также обратить внимание на понятие «культовой одежды».

Top