15:32 / 21.09.2020
4847
Унижение женщин у нас в крови?

Избиение женщин – обычное явление в реальной жизни.

Фото: PA Wire / ТАСС

«Я вышла замуж в 2011 году. Я прекрасно понимала, что моя будущая жизнь пройдёт в нужде и со многими сложностями, но всё же вышла замуж за нелюбимого человека. Он мне нисколько не нравился. Родители мужа умерли много лет назад. У него не было денег на свадьбу, поэтому после нашей помолвки до свадьбы прошло пять лет.

На другой день после свадьбы начались мои мучения. Муж пришёл домой пьяным, и без всякой причины избил меня. Постепенно это вошло у него в привычку. Кроме меня и мужа, в доме жили два его брата и сноха. До женитьбы муж тоже часто выпивал. Его родные даже не старались направить его на путь истинный. Он постоянно употреблял спиртное, вечерами шатался по улицам, позорил их перед соседями, поэтому братья не особенно его любили».

(Озода Эшкобилова, 33 года)

«Муж пил, а потом избивал меня. Это дало свои результаты, моё здоровье ухудшилось. Целый месяц была прикована к постели. Ушло очень много денег на лечение. А муж, не то, что заплатить деньги за лечение, даже ни разу в пришёл в больницу, и не спросил, как я себя чувствую. Все расходы оплатил сын, пришлось залезть в долги. Потом сын решил уехать в Россию, чтобы выплатить долги и улучшить наши условия...»

(Азиза Ганиева, 47 лет)

Подобные случаи происходят с узбекскими женщинами каждый день (а может, и каждый час). Такие ситуации впитались в наш менталитет, укоренились там. А в некоторых семьях – это часть образа жизни. У девушек, стоящих на пороге новой жизни, формируется «иммунитет» к будущему мужу или к его будущим побоям. К сожалению, такой подход является частью узбекского воспитания.

В стране «Сусамбиль»...

Мы слышали тысячи стихотворений о женщине и её красоте. Но, как говорится, не без ложки дёгтя в бочке мёда. Одним из самых мерзких пороков общества является ущемление интересов женщин. Мы нисколько не преувеличим, если скажем, что это понятие, выражаемое термином «бытовое насилие», стало настоящей головной болью для общества. К примеру, распространение видео о безжалостном избиении мужем 25-летней женщины в Самарканде привлекло внимание широкой общественности. А сколько ещё таких случаев происходит в семьях.

Бытовое насилие присутствует не только у нас, но и почти во всех государствах. Оно стало проблемой на международном уровне. Однако, у нас этот вопрос до сих пор был запретной темой. К тому же, «узбекский менталитет» призывает «не выносить сор из избы».

Удовлетворителен ли уровень института примирения?

Обычно в семьи на грани развода вмешиваются старшие. Если не будет результата, очередь за активистами махалли. Следует правильно оценить их попытки сохранить семью. Но есть и другая сторона вопроса: активисты махалли часто оценивают проблему, исходя из своего жизненного опыта. А ведь у людей разные судьбы, семейные условия, и причины развода тоже могут быть различными. Поэтому к каждому вопросу требуется индивидуальный подход. К сожалению, у нас, как бы там ни было, стараются примирить супругов для сохранения семьи. Само собой, возникает вопрос: разве логично примирять все семьи, которые хотят развестись? Кто сможет гарантировать, что женщина, возвращённая домой насильно, завтра не будет подвергнута притеснениям со стороны мужа? Кто подумает о дальнейшей жизни супругов? Ответственным лицам целесообразно было бы не разглагольствовать о малом количестве разводов, а найти индивидуальный подход к каждой семье. Самое главное, работникам махаллинского схода граждан следует правильно интерпретировать сущность института примирения. Если нужно, научно-практическому центру «Оила» следует организовать их обучение.

«Должна быть конкретная ответственность за бытовое насилие»

Юрист Дилфуза Куролова:

«Я считаю, что рост случаев бытового насилия связан с отсутствием ответственности. Ответственность за бытовое насилие не внесена ни в Административный, ни в Уголовный кодексы. Следует установить ответственность за эти действия. Если гражданин будет знать о наличии ответственности за бытовое насилие, если ответственные лица не будут ограничиваться просто «профилактической беседой», то, возможно, насилие в семьях сократится. Если потерпевшая сторона почувствует себя под защитой, всё будет иначе.

Нужно больше говорить о бытовом насилии, и показывать, что это не нормальное явление для обычного образа жизни. Обратите внимание: иногда в социальных сетях, в фильмах и передачах по телевидению бытовое насилие воспринимается как обычное, житейское дело. Поэтому следует изменить мнение общественности по этому поводу.

Активисты махалли стараются примирить семьи «на грани пропасти». По-моему, это не поддаётся никакой логике. Почему? Потому что человек, совершающий насилие, угрожает жизни не только потерпевшего, но и других членов семьи, детей. В таких случаях институт махалли и МВД должны не пытаться сохранить семью, «давшую трещину», а спасать пострадавших женщин от мужей-насильников.

Заключение

После изучения этой темы у нас возник вопрос: «а не пришло ли время пересмотреть деятельность института махалли?». На мой взгляд, действия по сохранению семей направлены на борьбу с последствиями проблемы. Но причинами никто не интересуется.

Если бы раньше эта тема почаще освещалась в СМИ, то уже сформировался бы контроль общественности, и сейчас мы не пришли бы к такому плачевному состоянию в этом отношении.

Вокруг нас очень много «тех, кто не молчит», их больше, чем мы думаем. Нужно уже сегодня стараться «зажечь огонь в их сердце». С высоких трибун много говорится об уважении женщин, но сдвигов в этом направлении можно достичь только при том условии, если ответственные лица, часами рассказывающие о данных и цифрах, не будут ограничиваться лишь сухими цифрами, а станут фактически воплощать в дела свои речи на «голубом экране».

Мухаббат Мамирова

Top