10:00 / 11.11.2020
7355
Эльмира Баситханова – о годах работы врачом, клятве Гиппократа и Исламе Каримове

Недавно врачи, медсёстры, в целом, все представители сферы медицины отмечали день медицинского работника. Среди тех, кто отмечает этот профессиональный праздник, есть одна женщина, которую мы хорошо знаем не как врача, а как опытного руководителя по вопросам, связанным с женщинами.

Нашей очередной собеседницей стала доктор медицинских наук Эльмира Баситханова.

Мы побеседовали с заместителем министра здравоохранения, не как обычно, о проблемах в системе, об исполнении поручений и тому подобных вопросах, а о жизни врача, о сложностях этой профессии, о радостях и горестях узбекской женщины-врача, а также, о годах взлётов и падений на пути к руководящему посту.

- Эльмира Иркиновна, почему вы выбрали профессию врача? Какими в вашей памяти остались первые годы работы?

- Зарождение у человека мечты о профессии зависит от обстановки в семье. Мой отец был врачом, преподавал в Ташкентском медицинском институте. В 35 лет он скончался на рабочем месте от сердечного приступа. Тогда мне было 9 лет.

Я училась в школе на «отлично». Интересовалась математикой. Когда я училась в 8 классе, мои тёти спросили, кем я хочу стать в будущем. Я ответила: математиком, на что они сказали: «Нет, девочке не годится быть математиком, ты будешь врачом, пойдёшь по стопам отца». Тогда они мне рассказали, каким человеком был мой отец.

После этого я захотела продолжить отцовское дело, и в 1975 году поступила в Ташкентский медицинский институт. Хотела стать окулистом, но при распределении специальностей в конце пятого курса, я находилась в роддоме, поэтому меня направили в отделение срочной медицинской помощи. Я работала там какое-то время. Потом понадобился специалист в реанимационное отделение, и я перевелась туда по рекомендации своего учителя, профессора, хирурга по имени Надежда.

В целом, я попала в эту профессию по велению случая и по совету своих родных.

- Перед началом работы врачи принимают клятву Гиппократа. Что она значит для вас?

- Клятва, в моём понимании, подразумевает обязанность соблюдения особой дисциплины в своих действиях и поступках.

К примеру, военные тоже принимают присягу, в которой обязуются соблюдать устав. Если они нарушат присягу, то совершат большую ошибку, или даже преступление. Сфера медицины также связана с жизнью людей.

У косметологов или учителей нет клятвы, но у медиков она существует. Поскольку, в медицине, как и у военных, нужно чётко выполнять задачу, поставленную руководителем.

Если врач будет знающим, он сможет вылечить больного. Случается, что врачебная ошибка влечёт за собой смерть человека или серьёзные осложнения.

Я сейчас говорю с вами как заместитель министра, организатор в системе здравоохранения. Если организатор будет плохим, то вся система может рассыпаться в прах. А хороший организатор сможет помочь сохранить здоровье тысяч, миллионов людей.

- Бывали ли случаи, когда вам приходилось нарушить клятву?

- Клятву принимают, чтобы не нарушать. К примеру, как-то у пациента с травмой головного мозга случилось физическое переутомление, и он начал совершать очень опасные движения. Мы старались его успокоить, держали его за руки и за ноги. В то время я была беременна третьим ребёнком. Конечно, беременной женщине лучше держаться подальше от таких ситуаций, потому что больной своими действиями может причинить вред. Но я тогда не испугалась, удерживала больного, и приняла все меры, чтобы не навредить себе.

Однажды в нашу больницу привезли 13-летнюю девочку по имени Дильдора. Она сильно ударилась животом о сиденье, когда самолёт попал в зону турбулентности. В результате, у Дильдоры лопнула почка. Мы сделали ей операцию, удалили почку. Но затем у неё стал падать уровень гемоглобина. Я точно помню, упал до 36. Тогда ей нужно было срочное переливание крови. Но, согласно нашей клятве, нельзя переливать кровь больному напрямую. Тогда ко мне пришёл её отец и сказал, что его кровь подходит, попросил сделать прямое переливание, и заявил, что возьмёт на себя всю ответственность. Я ответила: нет, за все буду отвечать я, и выполнила прямое переливание крови девочке, и она выздоровела.

Было очень приятно, когда через 8 лет отец Дильдоры принёс мне приглашение на её свадьбу.

Клятва Гиппократа не приемлет измены пациентам, и я очень рада, что не нарушала эту клятву.

- Вы много лет работали председателем комитета женщин. Расскажите, как вы перешли в эту систему, стали председателем комитета, и о вашей деятельности на этой должности.

- Я проработала 10 лет простым врачом в реанимационном отделении, и 10 лет – заведующей отделением. В 2002 году стала главврачом больницы срочной медицинской помощи, куда я пришла на работу 20 лет назад.

В 2004 году, как врач, я была избрана депутатом в Ташкентский городской совет. Однажды наш президент знакомился с работой в городе Ташкенте, и в ходе этого ознакомления сменился хоким нашего района.

В то время президент Шавкат Мирзиёев был премьер-министром. Он провёл беседу со всеми депутатами городского совета, в том числе, и со мной.

Тогда я заявила премьер-министру: «Хоким района проживает на моём избирательном участке, он голосовал за меня, поддерживал, поэтому я не могу сказать ничего плохого об этом человеке. Но если так решил глава государства, значит того требует ситуация. Нужен хоким, знающий толк в строительстве, который сможет наладить эту работу». Тогдашний премьер-министр передал мои слова первому президенту.

Однажды, когда я была депутатом, меня вызвали на приём к первому президенту. Я встретилась с ним. В ходе встречи Ислам Каримов задавал мне различные вопросы.

К примеру, о женщинах в руководящей сфере, о негативных изменениях, которые случаются когда женщины занимают высокие должности, и т.д.

После этой встречи я побывала на приёме у премьер-министра. По словам Шавката Мирзиёева, Ислам Каримов сказал ему: «Помнишь, несколько лет назад ты говорил о женщине-депутате, вызови её».

Отсюда можно сделать вывод, что наш первый президент Ислам Каримов имел прекрасную память.

- Какое решение, принятое вами в качестве председателя женсовета, стало для вас самым сложным?

- Как помощник премьер-министра, я считала, что следует уделять большое внимание здоровому образу жизни женщин. Эта работа была связана с министерством здравоохранения, так как это не входило в наши полномочия. Тогда процесс налаживания сотрудничества протекал с большим трудом.

- Во время пандемии многие высказывают негативные мнения об узбекской системе медицины и её недостатках. Как вы воспринимаете такие комментарии?

- Это для меня очень болезненно, и я прекрасно знаю причины таких высказываний. Я лично видела все недостатки и ошибки, о которых говорят люди. Как представитель руководства системы, я стараюсь предотвратить и исправить подобные недоработки.

- На ваш взгляд, какие проблемы врачей Узбекистана являются самыми серьёзными?

- Самые большие проблемы не только врачей, но и всей системы здравоохранения – это недостаточная профессиональная квалификация работников, а также, отставание во внедрении информационных технологий в сферу.

- Что вы можете сказать в качестве поздравления для медицинских работников?

- Светлая память наставникам, друзьям и врачам-героям, отдавшим свою жизнь в борьбе с коронавирусом во время пандемии. Да упокоятся они с миром.

Своим коллегам – всем медицинским работникам желаю семейного благополучия, мира, здоровья, чтобы они всегда гордились избранной ими профессией. Пусть они станут такими врачами, чтобы их дети, глядя на них, тоже мечтали стать медицинскими работниками.

Беседовал Ильяс Сафаров,
оператор – Абдусалим Абдувохидов

перевод: Вадим Султанов,
Анастасия Ткачёва

Top