10:00 / 30.12.2020
6345
Дело Юлдашевой: Главврач диспансера заявила, что перевод покойного был поручением облздрава

Главврач диспансера Феруза Шонасирова дала в суде показания о том, что покойный Ф.Рустамов был принят в диспансер по поручению первого заместителя начальника облздрава Низома Абдуллаева. Абдуллаев ранее заявил, что перевод пациента в другую больницу произошёл по ошибке Юлдашевой.

Состоялось очередное судебное заседание по делу главврача Ташкентской областной инфекционной больницы Гулжахон Юлдашевой. Об этом сообщает корреспондент Kun.uz.

В ходе судебного заседания главврач Ташкентского областного диспансера психоневрологических заболеваний и другие работники диспансера дали показания по обстоятельствам перевода покойного Ф.Рустамова в другую больницу.

Главврач Ташкентского областного диспансера психоневрологических заболеваний Феруза Шонасирова отметила, что приняла в больницу покойного Ф.Рустамова, и у неё не было возражений по этому поводу.

Ф.Шонасирова заявила, что приняла пациента в диспансер по поручению первого заместителя начальника Ташкентского областного управления здравоохранения Низома Абдуллаева.

Фаррух Аширов, работавший сторожем в Ташкентской областной инфекционной больнице в период карантина, рассказал, что, когда приехала машина скорой медицинской помощи для транспортировки покойного Ф.Рустамова, он пытался сообщить об этом Юлдашевой по телефону, но не смог до неё дозвониться.

Помимо этих двух свидетелей, в судебном заседании дали показания ещё 4 представителя диспансера. Показания остальных свидетелей были отложены на следующее судебное заседание.

Для сведения, первый заместитель начальника облздрава Низом Абдуллаев в сентябре, в ходе интервью Qalampir.uz, назвал перевод пациента из инфекционной больницы в психоневрологический диспансер «ошибкой Гулжахон Юлдашевой».

На предыдущих судебных заседаниях Гулжахон Юлдашева отметила, что не имеет никакого отношения к смерти покойного. Её слова подтвердил инфекционист больницы Шейхназар Рузметов.

По словам Айданы Есеналиевой, работавшей медсестрой в инфекционной больнице в период карантина, она, якобы, слышала слова Юлдашевой о переводе Ф.Рустамова в другую больницу. Юлдашева заявила, что не говорила таких слов, а показания Есеналиевой являются ложными. Медсестра не смогла чётко ответить на вопрос адвоката, когда, где, на каком языке и в присутствии кого говорились эти слова.

Top