15:38 / 29.01.2021
3038
Неписаные правила: кто спасёт госслужащих от принудительного труда?

Иногда невольно призадумаешься: для чего нужны правила труда, профессиональные функции, раз они не действуют? Можно ли работать эффективно, не соблюдая их?

Фото: Shutterstock

Приведём один пример. Ликвидирован ли у нас принудительный труд? Уточним, что же подразумевается под принудительным трудом?

Мы считали принудительным трудом выезд на уборку хлопка. Это касалось всех: от студента до профессора, от директора школы до начальника управления народного образования. Или, когда учителей выгоняли на трассу и заставляли подметать улицы. Мы не могли принять, когда какой-то «любимчик» начальства получал статус застройщика, который на самом деле должен был строить типовые дома для врачей и учителей, возводить парки. На наш взгляд, всё это было принудительным трудом.

Теперь мы достигли уровня, когда такой сценарий уже неприемлем, поняли, что это плохо. Осознали, что это противоречит правам человека, законам, конституции, стали стараться не опозориться перед иностранцами.

На первый взгляд, принудительный труд при уборке хлопка значительно сократился, теперь руководители не отваживаются отправить врачей и учителей подметать улицы… Значит, мы победили принудительный труд?

Получается, что наше понятие о принудительном труде ограничивается только хлопковым полем.

Но ведь это – не только уборка улиц и сбор хлопка.

Работа до полуночи, возложение на работника всевозможной ответственности, которая его касается и не касается – всё это принудительный труд.

Предположим, сотрудник хокимията или налоговой инспекции работает до 21-22 часов вечера. Сегодня это кажется естественным, точнее говоря, обычным процессом. Значит, если он пришёл на работу в 9:00, то в сутки он находится на работе по 12-13 часов. И это обстоятельство не меняется в течение долгих лет.

Удручающим фактом является то, что сотни тысяч работников привыкли к такому порядку, а вернее, беспорядку. У всех подрастают дети. Если подсчитать время, которое им уделяется, получится одна десятая от времени, затраченного на работу.

Что же это, если не принудительный труд?

Кому может предъявить претензию специалист из хокимията или любого государственного ведомства? Руководителю он сказать об этом не сможет, а если скажет, его уволят, или он станет изгоем в глазах начальства.

Работник, знающий свои права, может обратиться по поводу нарушения своих трудовых прав и работе сверх нормы, в Государственную инспекцию труда. И что же сможет сделать эта инспекция? Только если к ним поступит обращение, они изучат на месте ситуацию, оформят протокол и накажут руководителя. К примеру, предупредят хокима или начальника налоговой инспекции о том, что не нужно долго задерживать на работе сотрудников.

А теперь вопрос: кто сможет защитить права хокима? Ему тоже нужно обращаться в инспекцию? Поскольку права хокима тоже нарушаются. У этого руководителя рабочее время не нормированное. Хоким также подчиняется вышестоящей системе. Даже если он сам того не хочет, будет заставлять своих подчинённых работать сверхурочно. Процесс расширился до таких масштабов.

Скажем: «Нет, хокимы – это «отцы» региона, которым они управляют, они должны больше работать, и ответственность должна быть соответствующей». Тогда почему хоким не остается на работе сам, а других не отпускает домой?

Кстати, если вы обратили внимание, многие из нас почувствовали наличие такой организации, как Государственная инспекция труда, только во время карантина. Поскольку для предупреждений на уровне правительства по инициативе главы государства задействовали эту инспекцию. Тогда работники даже растерялись. У них голова пошла кругом: «Неужели, я поиграю с ребёнком, пока он не заснёт? Неужели, поработаю над собой, изучу язык, почитаю книгу, уделю время родителям?».

К сожалению, вскоре этот «механизм» начал работать по-старому. Всё пошло своим чередом. Теперь управляющему банка не нужно в панике выпускать своих сотрудников через заднюю дверь здания, так как пришла инспекция. Они работают, сколько скажут, если нужно, и ночуют там. Ведь привыкли! Все об этом знают, прекрасно понимают, но всё продолжается как раньше.

Кстати, согласно статье 115 Трудового кодекса, установлен нормальный срок рабочего времени работника не более 40 часов в неделю. Теперь подсчитайте в цифрах время пребывания на работе в какой-либо государственной организации, и представьте, у скольких сотрудников и руководителей ежедневно, согласно неписаным законам, нарушаются трудовые права.

Даже если подсчитать навскидку, сотрудники большинства государственных ведомств проводят на работе от 60 до 80 часов в неделю.

И ведь это влечёт за собой десятки других проблем, но это уже отдельная тема.

Подведём итог. В Министерстве юстиции по окончанию рабочего времени компьютеры отключаются автоматически. Так защищены сотрудники системы юстиции. Потому что они знают свои права, могут работать по-новому. Также, существуют тысячи оснований, подтверждающих тот факт, что работа с раннего утра до позднего вечера не может быть эффективной. Такая работа влечёт за собой появление не только социальных, но и экономических проблем.

Вопрос: существуют положения и нормы, регулирующие общество. Так почему же мы их не соблюдаем? Может, пришло время отказаться от неписаных правил?

Исомиддин Пулатов
 
перевод: Вадим Султанов,
Анастасия Ткачёва

Top