14:47 / 07.03.2021
11689
«Если повезёт, находим работу, а не повезёт – не можем заплатить за жильё» - рассказ женщин-подёнщиц, перебивающихся с хлеба на воду

Стойкость женщины способна свернуть горы. Поэтому она готова преодолеть всевозможные трудности ради своих детей, хозяйства. Слабая женщина может работать наравне с крепкими мужчинами.

Вокруг нас много таких выносливых женщин. Мы подготовили материал о женщинах-подёнщицах, выполняющих мужскую работу, мужественно борющихся с жизненными трудностями, чтобы заработать на кусок хлеба.

Мост у рынка Куйлюк города Ташкента, рядом с линией метро – место сбора женщин-работниц. Обычно здесь собираются 20-30 женщин. Работа бывает не всегда, поэтому конкуренция большая.

Мы побеседовали с этими женщинами об их проблемах, жизни, семье, переживаниях.

- Если не секрет, где вы живёте?

- На квартире, плачу в день по 40 тысяч сумов. Некоторые тратят всю зарплату на жильё. Хорошо бы государство создало дешёвые общежития для рабочих-подёнщиков.

- Вы не ходите в центр подённого труда подальше?

- Там постоянно закрыто. Туда никто и не пойдёт просить работу.

- Вы обращались по месту жительства по поводу работы?

- Работы нет, да если и была бы, разве можно прожить на 1 миллион сумов в месяц? Ведь есть коммунальные расходы, другие мелкие траты. Приглашали на работу с зарплатой 400-500 тысяч сумов. Уборщицы получают всего 800 тысяч сумов. И что с ними делать, питаться на них или одеваться?

- У вас есть дети?

- Да, есть дочь.

- Ваши близкие в курсе того, что вы здесь работаете?

- Да, в курсе.

- Вы замужем?

- Да, муж работает мастером.

Мы спросили у женщин об очковтирательстве с центром подённого труда. Ведь мы, как и другие журналисты, тоже участвовали в церемонии открытия.

- Я была на открытии центра, где участвовал министр занятости и трудовых отношений. Женщинам обещали создать различные благоприятные условия.

- Тогда женщинам дали по 70-80 тысяч сумов и попросили сказать речь. Они, конечно, согласились и выступили.

- Может, нужно научить рабочих ходить туда?

- Научить рабочих несложно. Работодатели привыкли к старому месту.

- Бывали ли случаи непристойного поведения по отношению к вам?

- Со мной такого не случалось, мы, в основном, занимаемся домашними делами, моем окна, полы, убираем квартиры после ремонта.

- И сколько вам платят?

- 80-150 тысяч в день. Подумайте сами: каждый день отдаю 40 тысяч сумов за аренду, и что мне остаётся?

- Работа бывает каждый день?

- Нет, только 2-3 раза в неделю. Торчим здесь без дела. А за квартиру надо платить по 40 тысяч в день. Потом приходится трудно.

- Вы по одиночке выходите на работу?

- Нет, по двое. По одиночке боимся.

- Сотрудники органов внутренних дел говорят, чтобы здесь не собирались, и прогоняют вас, верно?

- В последнее время такого не было. Раньше бывало. Мужчины стоят в другом месте, а мы – здесь. Милиционеры приходят и говорят: идите в центр подённого труда. Мы-то пойдём, а работодателей не будет, и что нам делать? Если выходить на работу через центр, надо платить по 10 тысяч в день. Работа бывает, только если повезёт. День работаю, 4 дня – без работы. Мы часто питаемся только хлебом и водой.

- Вы стоите здесь целый день. Обедаете?

- Да, здесь недалеко продают самсу, чай. Иногда приносим еду из дома.

Мы подошли к другим женщинам, и расспросили их, что нужно сделать для изменения ситуации в положительную сторону.

- Нужно создать рабочие места для женщин. Хорошо бы организовать дешёвые общежития. 2-3 года назад приходили ответственные лица из комитета женщин, обещали решить все проблемы, и на этом всё закончилось. Говорили, что решат вопрос с работой. Мы попросили построить нам недорогое временное съёмное жильё. Тогда председатель комитета Эльмира Баситханова сказала: почему это я должна вам строить дом? Она обещала только помочь с работой. Этот разговор был в 2018 году. И с тех пор – никаких изменений.

- Какая зарплата вас удовлетворит?

- 2-3 млн сумов в месяц – вполне достаточно. Если мы возьмём квартиру в кредит, платить не сможем. А если бы нам помогли, построили жильё, мы бы оплачивали за него налоги (земельный налог, налог на имущество), коммунальные расходы. Ведь это всё – польза для государства. А мы платим дорогую аренду в чей-то карман. Как минимум, 600-700 тысяч сумов. В этих квартирах нет никаких условий. В одной квартире живут, как минимум, 20-30 человек. Каждый день платим по 30 тысяч.

Некоторые женщины согласились открыто рассказать о своих проблемах.

Хафиза Алиева (Сурхандарьинская область, Термезский район):

«В 1989 году я поступила в педагогическое училище, окончила его в 1992 году. Здесь работаю с 2012 года. У меня среднее специальное образование, я – учительница начальных классов. Меня уволили, хотя у меня было 20 лет рабочего стажа. Ходила в отдел народного образования, но без толку.

Работала в хокимияте председателем фонда. Потом работала заведующей общим отделом в Народной демократической партии. Меня уволили из школы, потому что не было высшего образования. А потом я не могла никуда устроиться. Недавно обращалась с просьбой трудоустройства, но говорят, что работы нет. И что мне делать? Я – мать-одиночка. Нужно растить ребёнка.

Здесь работа бывает не всегда. Приходим с утра. Если есть работа – работаем, нет – возвращаемся на съёмное жильё. Нужно питаться, платить деньги за квартиру. В дни, когда нет работы, не можем заплатить за жильё, даже на еду денег нет. У меня есть образование, опыт работы, но приходится вести такой образ жизни. Если бы платили зарплату 2 миллиона, я бы работала.

Меня нигде не брали на работу, потом я поехала на заработки в Казахстан. Я тоже хочу, как другие женщины, ходить на работу, возвращаться домой, ухаживать за ребёнком, заниматься домашними делами. В махалле предлагали работу за 600 тысяч сумов в месяц. Разве можно прожить на такие деньги? Когда здесь не бывает работы, бывает, что питаемся всухомятку. Но мы ведь, тоже, люди, женщины, граждане этой страны. Мы хотим жить в хороших условиях, как и все остальные.

Раиса (Ташкентская область, Куйичирчикский район):

«Я живу с тремя детьми в Куйичирчикском районе, мать-одиночка. Сюда пришла первый день. Раньше работала в России. В декабре 2019 года вернулась в Узбекистан. Потом начался карантин, и я не смогла уехать. Мне очень трудно растить детей. Доходов ни на что не хватает. Месячный доход в Узбекистане не соответствует расходам на питание. Пришлось прийти сюда. Потому что работы нет».

Почему не работают центры подённых рабочих?

Открыли центр подённого труда, но женщины, всё же, собираются на старом месте. На это имеется ряд причин. Во-первых, работодатели не пойдут в центр, они привыкли к прежнему месту. Во-вторых, по словам женщин, в центре требуется оплатить определённый процент за поиск работы.

Дабы узнать, насколько обоснованы эти слова, мы побывали в центре подённого труда недалеко от рынка Куйлюк. Этот центр открылся в начале прошлого года (12 февраля 2020 года). Когда мы пришли туда, центр был закрыт. Расспросили у людей о деятельности центра, они сказали, что он всегда закрыт, только, время от времени, приходит сторож. Почему центр, открывшийся всего год назад, прекратил свою деятельность? Мы ждём комментариев ответственных лиц.

У нас есть одна просьба к тем, кто будет решать эту проблему. Женщины, с горечью заявляющие о том, что они – граждане этой страны, многого не просят. Им просто нужна работа. Помогите им. Мужчина-то может справиться с трудностями, но женщины … Как бы там ни было, пусть в дома женщин, не чурающихся этого тяжкого труда, придёт достаток и благополучие, и они больше не выходят на подённую работу…

Корреспондент Kun.uz Мухаббат Мамирова,
оператор – Нуриддин Нурсаидов.

Top