09:27 / 18.06.2021
7459
Спорный закон о социальных сетях: есть ли возможности для его соблюдения?

Принятие неоднозначного закона о сети Интернет в Узбекистане допускает возможность блокирования социальных сетей. Kun.uz организовал беседу по данной теме со специалистом по информационной безопасности Анваром Нарзуллаевым, проживающим в Малайзии.

Статья 27-1, добавленная к закону Республики Узбекистан «О персональных данных», вступила в силу с 16 апреля 2021 года.

На этом основании от Интернет-компаний и социальных сетей требуется хранение персональных данных граждан Узбекистана на серверах, физически расположенных на территории Узбекистана.

Kun.uz освещал подробности этого дополнения к закону, также мы публикуем мнения активных представителей общественности и аналитические статьи по теме.

Очередным собеседником стал наш соотечественник, проживающий в Малайзии в течение нескольких лет, ведущий специалист кафедры информационной безопасности вуза University Science Islam Malaysia, доктор наук Анвар Нарзуллаев.

- Согласно нововведениям в законодательстве, собственники социальных сетей, оказывающие Интернет-услуги, обязаны хранить персональные данные граждан Узбекистана на серверах, физически расположенных на территории Узбекистана. Какая от этого польза и каков вред государству?

- В законе это чётко не прописано, но из заявлений ответственных организаций и комментариев депутатов по поводу данных изменений можно узнать, что целью является возложение на эти компании ответственности за атаку или какую-либо попытку взлома персональных данных граждан Узбекистана. Насколько я понял, в основном, преследовалась эта цель.

В целом, если такие компании как Google, Facebook, Microsoft придут в Узбекистан и откроют здесь центры данных – это положительный аспект. Это подразумевает политическое, экономическое доверие, а главное – доверие к нашей технической базе. Потому что такие крупные компании до появления в каком-либо государстве, проводят крупные исследования, изучают ситуацию. Кроме того, их приход даст толчок для создания рабочих мест, развития инфраструктуры и сферы IT.

Анвар Нарзуллаев

Однако, сейчас их пытаются принудительно ввести в Узбекистан. Я читал это изменение в законодательстве и комментарий пресс-секретаря Министерства развития информационных технологий и коммуникаций Шерзода Ахмадова. Там присутствует очень интересная фраза:

«Если иностранные компании не захотят размещать серверы в Узбекистане, можно провести с ними переговоры иначе. К примеру, разрешить гражданам Узбекистана регистрироваться в сетях без ввода персональных данных».

Эта фраза немного непонятна. У нас теперь существует закон. При наличии закона, у вас будет два варианта – соблюдать его или не соблюдать. Наше министерство предлагает какой-то третий путь. Это звучит так: «Давайте, проведите с нами переговоры, и мы найдём для вас другие варианты».

Важно, какие условия будут выдвинуты для компаний после этих переговоров. Эти условия могут быть в виде требования открытия «доступа» к персональным данным граждан.

Кроме того, меня беспокоит ещё один момент: мелкие фирмы и местные программисты Узбекистана. Потому что они тоже пользуются иностранными серверами. Поскольку иностранные серверы являются крупным рынком, услуги, которые там предлагаются, являются относительно дешёвыми и высококачественными. Серверы Узбекистана не могут конкурировать с иностранными серверами.

Однако, фирмы, действующие у нас, после использования персональных данных узбекистанцев, будут вынуждены разместить эти данные на серверах Узбекистана. Это может стать большим ударом для развития IT в стране.

- Какие технические требования могут предъявить иностранные собственники, желающие разместить здесь свои серверы? В какую сумму им это обойдётся в экономическом плане?

- Законом требуется только размещение персональных данных в Узбекистане. Это могут быть имя, фамилия, паспортные данные, номер телефона и дата рождения. С технической точки зрения, эти сведения не занимают много места.

Проблема в другом. Когда крупные компании создают свои социальные сети, тысячи специальных дизайнеров и архитекторов создают эту базу с оптимизацией базы данных, и делают акцент на более быстрой работе. Однако, сейчас в Узбекистане заявляют: «Нам не интересно, сколько денег вы затратите на эту программу, возьмите вот эту часть базы, и разместите её в Узбекистане». Это создаст своеобразные трудности с технической стороны и экономические расходы для компаний.

Нужно представить и принять базу данных целостной. Мы не сможем выделить Узбекистану её часть. Это повлияет на работу всей системы. В этом законе существует много сложностей для иностранных собственников.

- Могут ли собственники, несогласные с новыми требованиями законодательства, отказаться от рынка Узбекистана, учитывая, что граждан Узбекистана, пользующихся социальными сетями и Интернет-услугами, не так-то много?

- Недавно мы увидели, что YouTube отключил монетизацию для Узбекистана. Возможно, причиной является это новое требование законодательства. Крупные компании могут отказаться от официальной деятельности в Узбекистане. Могут применить тактику: «Блокируйте на здоровье». Или могут оплатить штраф, если Узбекистан применит штрафы.

Рынок Узбекистана для них не очень велик. К примеру, в России сейчас наблюдаются точно такие же события. У нас создана организация «Узкомназорат», а в России – Роскомнадзор. Существует такой же закон. Они подали в суд на Facebook и Twitter, и компании привлекли к штрафу. Теперь Facebook вынужден договариваться с российским правительством, потому что Россия – большое государство, и там много пользователей. Однако, в Узбекистане рынок не настолько велик, и они действительно могут отказаться от него.

Или, если иностранные операторы не обратят внимание на это требование Узбекистана, Узкомназорат может постараться заблокировать эти социальные сети. Но заблокировать их тоже нелегко, это очень сложно технически. Два-три года назад мы видели, что когда в Узбекистане хотели заблокировать социальные сети, у пользователей повысилась интернет-грамотность, они научились использовать VPN и т.д. Поэтому, если государство захочет выгнать или заблокировать эти компании, оно себя же поставит под удар.

- Если будет достигнуто соглашение с иностранными собственниками, достаточно ли в Узбекистане технического потенциала и возможностей для работы и содержания этих серверов?

- По моим данным, пока у нас нет крупных дата-центров. Читал о строительстве крупного дата-центра в Джизаке. Но сейчас услуги, имеющиеся и предлагаемые у нас, не отвечают мировым стандартам.

Во-первых, такие ресурсы, как мощность и память компьютера, с другой стороны, предлагаемая скорость. Даже самые дорогие серверы предлагают скорость всего лишь 5-10 мегабит в секунду. Для мировых стандартов это – смешная скорость. Бесплатные серверы за рубежом предлагают скорость до 1 гигабайта в секунду. А на платных серверах скорость еще выше. Считаю, что все услуги, предлагаемые у нас, не отвечают требованиям для непрерывной работы серверов социальных сетей.

Вторая серьёзная проблема – это безопасность. Основным доводом законодательства указывается обеспечение персональных данных граждан. Но, на самом деле, если рассмотреть дата-центры таких крупных компаний, как Google и Amazon, безопасность там обеспечивается как в Пентагоне (Министерство обороны США) или на военных базах. Дата-центр охраняется вооружёнными солдатами, существует защитная среда из 6 ступеней, специальные сенсоры и камеры. Иностранные компании уделяют большое внимание не только кибербезопасности, но и их физической безопасности. У нас пока нет дата-центров, соответствующих стандартам, отвечающих требованиям иностранных компаний, или мировым стандартам.

Полную версию беседы можно посмотреть на видео.

Беседовал Фаррух Абсаттаров,
оператор – Мухиддин Курбонов

перевод: Анастасия Ткачёва,
Диана Султанова

Top