22:28 / 01.07.2021
7094
Новое в Самарканде, коррупция и семьи, которые неделями не видят мяса. Беседа с Эркинжоном Турдимовым

«Я стараюсь больше ходить по городу пешком. Когда сидишь в кабинете, всё кажется прекрасным. Но когда пройдёшься, всё видно, как на ладони. Сердце сжимается. Зайдёте к людям домой, увидите их жизнь. Есть такие семьи, которые месяцами не видят мяса. Даже холодильника у них нет...»

Kun.uz организовал цикл интервью с руководителями областей. Очередным нашим собеседником стал хоким Самаркандской области Эркинжон Турдимов.

Мы побеседовали с ним на такие темы, как строительство в Самарканде, общественный транспорт, коррупция, собрания, футбол, а также о том, как впервые состоялось его назначение на должность хокима области.

- Как в Самарканде решаются проблемы со строительством и благоустройством, социальные вопросы? Вы довольны работой?

- В стране происходят значимые изменения, достойные внимания. И заметить их несложно в любом масштабе. В том числе, и в Самаркандской области. Но я далёк от мысли о том, что у нас всё отлично, и нет никаких проблем. Проблемы есть всегда, и это – естественно. В каждом процессе роста бывают ошибки, недостатки.

Теперь остановлюсь на работе, осуществляемой в области. Мы строим в Самарканде жилой массив Корасув на 100 тысяч человек. Сейчас сданы в эксплуатацию 6,5 тысяч квартир. На этом массиве не только возводится жильё, но и создаётся полная инфраструктура. Городок будет полностью завершён в ближайшие 4 года.

Кроме того, в Самарканде планируется строительство ещё двух массивов. Один – возле аэропорта. Там будет построен городок на 95 тысяч человек. А второй – в районе, который находится, как говорят в народе, «за линией», то есть, за железной дорогой.

Возникает вопрос: отвечают ли требованиям строительные организации, проектные институты? Конечно, есть проблемы, как и во многих сферах. Всё нужно выполнять комплексно – новые проектные институты, порядок обучения.

Коммунальная сфера представляет собой другую важную проблему. Вода, газ, электричество, дороги – всё это напрямую влияет на настроение людей. Как в городе Самарканде, так и в районах бывают неполадки и перебои.

Самарканд – это город, всегда привлекающий туристов. Любой турист, будь то местный или иностранный, погуляв несколько часов по городу, отправляется в гостиницу.

Значит, следует создать инфраструктуру, места для отдыха и развлечений с благоприятными условиями, чтобы туристы могли там отдыхать по вечерам. Поэтому в Самарканде строится туристический центр. Наша цель – по возможности, подольше удержать в городе приехавших туристов.

Для развития паломнического туризма полностью реконструируется комплекс имама аль-Бухари. Рядом возводятся гостиничные комплексы на основе халяльных стандартов. Эта работа выполняется для того, чтобы увеличить туристический поток после пандемии.

- Как вы боретесь с коррупцией как ответственный руководитель в ходе работ, осуществляемых в области?

- Во всём мире, и в любой стране существует коррупция. Единственный и самый простой выход из этого – контроль общественности. Общественность должна быть первым инициатором этой борьбы. Также, всё – тендеры, закупки и другое – должно отображаться в электронной базе. В результате, должен сократиться человеческий фактор. Эти два аспекта – контроль общественности и прозрачная электронная система – очень важны при борьбе с коррупцией.

- Но наблюдаются и случаи, когда вызывают на беседу некоторых активных представителей общественности и блогеров после критических выступлений.

- Каждый человек смотрит на различные жизненные вопросы, исходя из своего мировоззрения, то есть, все живут по своим понятиям, и мерят всё своей меркой. У наших предков есть мудрое изречение: пусть Аллах усовестит каждого. Среди людей встречаются те, которые, не разобравшись, поднимают шум на весь мир, но есть и те, кто обосновывает и анализирует каждое слово, а потом только высказывает своё мнение. Среди активистов и блогеров тоже бывает так.

Это – два совершенно разных подхода. Человеку, который действует первым путём, никто ничего не скажет. А если он оклеветал какого-то руководителя, его, возможно, могут и вызвать, не знаю. Если меня это коснётся, я просто скажу: да усовестит его всевышний.

Я тоже наблюдаю за социальными сетями. Поручаю своим сотрудникам изучать проблемы, и решать их, если они имеют место. Если проблемы не существует, отправляется письменный ответ. Мы стараемся, по возможности, отвечать на поступившие обращения.

Каждое дело совершается при обоюдном участии обеих сторон. Между обществом и руководителями должна присутствовать гармония. Руководителям следует больше чувствовать ответственность, и выслушивать людей в каждой ситуации. Люди могут и ошибиться, нужно им объяснять.

- Насколько сохранилась старина города Самарканда? Насколько соответствуют архитектуре города дороги, новые здания?

- Человечеству всегда хочется оставить после себя доброе имя. Когда я приехал в Самарканд, я не думал, что город настолько сложен. Прежде всего, это – исторический город с богатой историей, образованными людьми. С другой стороны, в Самарканде существуют и проблемы, упирающиеся в давнюю историю. Возьмём канализацию. Сорок процентов населения города живут без канализации. Я был очень удивлён, увидев состояние внутренних дорог, объектов инфраструктуры.

Потом, когда я узнал Самарканд лучше, мы создали в городе специальный совет. Приняли отдельную программу по улучшению состояния городской инфраструктуры. Учёные Самаркандского архитектурного института ведут работу над проектами архитектуры города.

Сейчас в городе многие улицы перекопаны. Причиной стала неправильная организация работ. Многое решает уровень исполнителей – руководителей работ, их способность к работе. Конечно, неправильно, что некоторые места перекопаны месяцами, это создаёт лишние хлопоты для населения. Если работа будет организована правильно и вовремя, проблем будет меньше. С другой стороны, работа осуществляется по графику, установленному проектом, и перекопанные улицы, которые, естественно, выглядят некрасиво в глазах населения, взаимосвязаны друг с другом.

Кроме того, достаточно проблем и в строительстве. Один из моих заместителей, работавший хокимом города Самарканда, в свое время подписал 183 решения. Эти решения просто так не отменить, за ними стоят интересы предпринимателей. На ожидание судебного определения уходит полгода-год. А потом, на фоне этих процессов в социальных сетях поднимают шум по поводу того, что у нас происходит незаконное строительство.

Мы говорим хокимам районов и городов, чтобы они никому не выделяли землю. Хоким, выделивший землю – преступник. Потому что землю нужно продавать только на аукционе. Владельцам земли, выставленной на аукцион, без учёта городской архитектуры, мы предлагаем землю в другом месте. Если земля занята незаконно, это отменяется решением суда.

- Что делается для того, чтобы вернуть Самарканду зелёные насаждения, уничтоженные, как и в других городах? Как вы относитесь к озеленению города?

- Мораторий на вырубку деревьев принят не зря. Действительно, вырубается очень много деревьев.

В ходе расширения аэропорта Самарканда пришлось вырубить 5-10 деревьев. Пригнали специальную технику, выкорчевали деревья с корнем, и пересадили их в другое место. Недавно я съездил, и посмотрел: все деревья принялись, зеленеют. Почему я об этом говорю? Можно же сохранить деревья, таким образом, не вырубая их.

И раньше, и сейчас мы сажаем деревья, хоть даже и на бумаге. Теперь мы спрашиваем по-другому, не «Сколько деревьев ты посадил?», а «Сколько принялось?». Потому что посадить дерево – мало. Надо, чтобы оно принялось. Если не наладить систему полива, оно расти не будет.

Мы ухаживаем за деревьями, которые растут по обеим сторонам дороги, ведущей из Самарканда к мавзолею имама аль-Бухари. Выделены работники для ухода за ними и полива. Мы создали управления озеленения при автотрассе. Они отвечают за деревья и кустарники, растущие по краям дороги.

- Пробки на дорогах и общественный транспорт. Как решается эта проблема в Самарканде? Нужен ли Самарканду трамвай?

- Когда все будут ездить на автобусе, даже те, у кого есть машина? Когда ездить на автобусе будет лучше, чем ездить на машине. В противном случае, пассажирами автобуса становятся только нуждающиеся. Если мы создадим условия только для нуждающихся, владельцы машин не будут давать дорогу автобусам, образуются пробки. Условия в автобусах, дополнительные благоприятные условия, соответствие графику, внешний вид водителей – всё это совершенно разные вопросы.

Мы работаем с российскими специалистами, чтобы оптимизировать движение транспорта в городе Самарканде. Мы попытались справиться сами, но поняли, что ничего не знаем, и всё было без каких-либо расчётов. Глава государства тоже отмечал, что нужно задействовать науку, приглашать специалистов. Мы закрепили наших учёных и студентов за российскими специалистами, чтобы они набирались опыта. Сейчас выполнена полная инвентаризация транспортного потока в городе. В ближайшее время ожидается презентация для хокимията и министра на основе результатов изучения. После этого мы будем претворять её в жизнь программно.

Раньше мы сначала что-то делали, а потом только составляли проект. При открытии маршрутных линий нам говорили, что нужен такой-то маршрут. Мы разрешали. Но расчёты, или какие крупные предприятия имеются на этом маршруте – всё это не учитывалось.

Что касается трамвая, конечно же, он нужен Самарканду. Сейчас у него появились свои пассажиры. Каждый день, по утрам, когда трамвай проезжает мимо моего дома, я вижу, что там полно людей. Специалисты дают также предложения по трамваю. Возможно, мы создадим станцию между двумя трамвайными линиями, и это предотвратит пробки.

- На дорогах нужны условия также для велосипедистов и пешеходов.

- Сейчас в городе все дороги перекопаны. В ходе строительства дорог будут сооружены также пешеходные и велосипедные дорожки.

Я часто хожу домой пешком. Когда я только что стал хокимом Самарканда, ходил пешком от улицы Улугбека до дома. Мы привели в порядок эту дорогу. Потом стал ходить по другим улицам – Хусейна Бойкаро, Алишера Навои. Потом мы с отделом благоустройства привели в порядок тротуары. Этот вопрос постепенно распространяется и на другие места.

Я стараюсь больше ходить по городу пешком. Если зайти в какую-нибудь махаллю, можно многое увидеть. Если сидеть в кабинете – всё кажется прекрасным. Но когда пройдётесь пешком, всё видно, как на ладони. Сердце сжимается. Зайдёте к людям домой, увидите их жизнь. Я говорю окружающим: «Вот пройдитесь пешком до своего дома, и увидите многое. Вы каждый день едите мясо. А есть такие семьи, которые, не то, что неделями, месяцами мяса не видят. Даже холодильника у них нет...»

Беседовал Бобур Акмалов,
оператор – Отахон Юсупов

 перевод: Анастасия Ткачёва,
Диана Султанова

Top