20:24 / 05.07.2021
4860
Что мы теряем вместе с деревьями?

Удручает тот факт, что широкомасштабное строительство в Ташкенте повлекло безжалостную вырубку деревьев и резкое увеличение количества пыли в городе. А разработка генерального плана столицы откладывается из года в год.

Kun.uz поинтересовался мнениями экоактивиста, архитектора, гидрометеоролога и международного специалиста об этих процессах.

«Деревья, дающие тень, являются важной частью цепочки»

Темурбек Ахмедов, международный эксперт:

- Когда повышается температура воздуха, в зданиях включают кондиционеры. Для работы кондиционеров нужна электроэнергия. А для этого должна работать электростанция. Для производства электричества на электростанции жгут уголь или газ. Всё это – взаимосвязанная цепь.

Когда на улице становится жарко, в машинах также включают кондиционеры. В результате, расходуют больше бензина. Это приводит к ухудшению качества воздуха...

Деревья дают тень. Тень понижает температуру. Когда температура снижается, люди меньше будут использовать кондиционер.

Если дерево находится возле здания, это может сэкономить электричество на 10-20 процентов.

«Здоровое дерево специально делают больным, чтобы его срубить»

Наргис Косимова, экоактивист:

- Согласно рекомендации Всемирной организации здравоохранения, человеку нужно 60 квадратных метров зелёных насаждений, чтобы он свободно дышал, чтобы у него было хорошее настроение, да и вообще, для нормальной жизни. Это могут быть не только деревья, но и кустарники, трава. Почему кустарники? Потому что кустарники, высаженные по краям больших трасс, сокращают шум автомобилей, удерживают угарный газ и другие вредные вещества, испускаемые автомобилями.

Сейчас часто сажают можжевельники. Но в нашей стране жаркий климат, поэтому нужно больше лиственных деревьев. Такие деревья дают тень, поглощают пыль, вредные вещества.

Во-первых, ели нужно постоянно поливать, так как они не выдерживают жару, а во-вторых, это – хвойные деревья, то есть, на них не садятся птицы, не вьют гнёзда. Это означает, что мы сами создаём почву для уничтожения животного мира, проживающего в городе.

Среди деревьев для Узбекистана нет альтернативы чинаре. По словам биологов, во-первых, у чинары широкие листья, дающие хорошую тень, а во-вторых, корни удерживают подземные воды, потому что в Узбекистане подземные воды расположены близко к земной поверхности. Если немного пройдёт дождь, подземные воды выходят наверх, вымывают соль, и появляется засоление. А воды недостаточно, чтобы смыть соль.

В-третьих, чинара не подвержена воздействию различных вредителей, это – крепкое дерево, живущее долго. К сожалению, чинары сейчас внесены в «Красную книгу».

Сейчас много незаконных строек. Удручает, что там вырубают деревья. Предприниматели, занимающиеся строительством льют керосин или бензин под деревья, они высыхают, и инспектор экологии даёт заключение о вырубке дерева. Или они рубят дерево до половины, и, естественно, оно погибает.

«Высокие деревья удерживают пыль, но таких деревьев становится всё меньше»

Начальник управления службы гидрометеорологии Дониёр Тургунов предоставил об этом подробную информацию:

- Пыльные бури - это атмосферное явление. В основном, они наблюдаются весной и в начале лета. Это явление не чуждо для территории Центральной Азии. Пыльные бури бывают в пустынях и полупустынях, к числу которых Ташкент не относится.

Из-за строительства множества зданий в Ташкенте, в городе накапливается пыль. Когда дует ветер, она поднимается вверх, а высоких деревьев, которые удерживают пыль, становится всё меньше. Сейчас вместо них сажают низкие декоративные деревья.

В результате, в составе воздуха Ташкенте значительно увеличивается количество пыли. К примеру, если в мае 2020 года количество дней, когда пыль в атмосферном воздухе города превысила норму, составило 13 дней, то в мае 2021 года – уже 20 дней. Но следует отметить, что этот показатель не является поводом для паники.

«У города Ташкента нет единого облика. Мы не учитываем, к каким последствиям приведёт массовое строительство»

Тахмина Турдиалиева, архитектор:

- Не только Ташкент, но и весь Узбекистан развивается без градостроительной политики. Это означает, что у наших городов нет общего образа. Мы и сами не знаем, к какому образу стремимся.

Ташкент невозможно представить как целостную картинку. У города нет общего комплексного решения. Можно представить отдельные здания, характеризующие Ташкент, такие, как гостиница «Узбекистан», комплекс «Интерконтиненталь», телебашня. Но у города нет единого образа.

Одним из современных типовых городов является Манхэттен в Нью-Йорке. Это – единый городок, и один небоскрёб там ничего не решает. Объединение комплексных зданий составляет единый Манхэттен, и придаёт ему своеобразный облик. Вот это называется образом города.

Что касается Ташкента, город развивается без единого образа. Не учитывается, насколько строящиеся здания подходят к нашему общему образу, то есть, нет единой стратегии. Президент Шавкат Мирзиёев высказал мнение о том, что нужно превратить Ташкент в бизнес-центр Азии. Президент определил такое направление, но я не знаю, смогут ли ответственные лица ответить на вопрос, какой облик должен быть у бизнес-центра Центральной Азии.

Определить общую социальную концепцию города и создать его единый облик – это разные понятия. Президент дал направление, но мы не знаем, как его реализовать. Градостроителям и архитекторам следует собраться и разработать идеи об общем облике города.

Это упирается в генеральный план города. Если я не ошибаюсь, генеральный план был разработан в 70-е годы прошлого века, после Ташкентского землетрясения в 1966 году. Обычно, генеральный план составляется на 20-30 лет. Если учитывать, что этот генеральный план устарел в 2000-годы, то с тех пор Ташкент развивается без плана.

Я постаралась найти причины, и нашла ответ на этот вопрос. Члены правительства и ответственные лица любят быстрые проекты. Руководители довольны, когда проект реализуется быстро, и даёт результаты. В целом, это неплохо, но в развитии города должен быть какой-то баланс. Осуществляется поверхностная работа, важные процессы откладываются на потом. Ответственные лица думают об этом, но всё откладывают. А годы идут.

Генеральный план города – это долгосрочный процесс. На это нужно 3-4 года, и большие расходы. А правительству сейчас генеральный план не нужен, потому что он будет подразумевать ограничения в отношении массового строительства.

Возьмём недавно построенный «Magic City». Возможно, такой комплекс нужен нам, но не нужно их строить на имеющейся инфраструктуре. Мы не должны стремиться уничтожить имеющуюся инфраструктуру и создавать новую. А получается, что мы наносим ущерб одной сфере, и развиваем другую. Так утрачивается равновесие.

Когда я работала в Китае, убедилась, что там, согласно нормативам, 70 процентов от общей территории города должны состоять из зелёных насаждений. Ставится требование о том, что 55 процентов территории строящегося здания должны быть для самого здания, а 45 процентов – для зелёной зоны. Помимо зелёных зон вокруг зданий, в городе существуют парки, и, если всё это учитывать, получается 70 процентов.

P.S. Kun.uz посредством цикла материалов на тему экологии продолжает привлекать внимание общественности к этой глобальной проблеме.

Мухаббат Мамирова, корреспондент Kun.uz,
оператор – Абдукодир Тулкинов.

перевод: Анастасия Ткачёва,
Диана Султанова

Top