14:16 / 06.07.2021
20820
Какова мощь движения «Талибан»?

В последнее время в СМИ часто появляется информация о деятельности движения «Талибан». Возникает естественный вопрос: какова мощь талибов?

Фото: AFP

Цифры  

В феврале текущего года начальник объединенного штаба Организации договора о коллективной безопасности генерал-полковник Анатолий Сидоров сообщил, что на территории Афганистана по-прежнему вызывает тревогу наличие различных группировок.

При этом «Талибан» является самой многочисленной из всех существующих на территории Афганистана.

По данным Сидорова, сейчас в их рядах насчитывается свыше 70 тысяч боевиков.

«Общая численность их отрядов в приграничных с Таджикистаном и Туркменистаном районах насчитывает около 15 тысяч человек», - уточнил начальник объединенного штаба ОДКБ.

Как передает Fergana, пока что успехи «Талибана» касаются лишь сельской местности. Именно в селах, по последним оценкам Национального агентства статистики и информации Афганистана, живут 20,8 миллионов афганцев - 70,8% населения страны.

Обеспечивая контроль над сельской местностью, талибы создают условия для увеличения числа своих бойцов. В селах живет самая бедная и малообразованная часть афганцев.

«Для молодежи, у которой нет никаких перспектив в рамках современной афганской государственной системы - из-за ее коррумпированности, кумовства, условностей этно-политического характера, - победы талибов над правительством могут послужить хорошей мотивацией вступить в движение», - говорится в сообщении.

 Отмечается, что «Талибан» действительно дает возможности социального роста бедной необразованной сельской молодежи, которая не хочет всю жизнь оставаться дехканами или отправляться в унизительную миграцию в Пакистан, Иран или Европу.

В чем успех? 

По словам представителя движения «Талибан» Сухаила Шахина, большинство уездов и городов оказывалось в руках талибов не в результате боев, а после переговоров - правительственные силы просто отказывались сражаться с ними.

«Талибы вступают в переговоры с бойцами правительственных сил и говорят им: «У вас не было еды уже три недели, у вас не хватает боеприпасов, никто не придет ни за вами, ни за вашими ранеными, ни за вашими трупами. А мы готовы вас отпустить, только сдайте нам оружие», - рассказал журналист Times Энтони Лойд, побывавший на рейде с отрядом спецназа афганской армии.

В случае, когда речь идет о крупных военных базах афганской армии, «Талибан» даже предлагает правительственным солдатам уйти с личным оружием. В итоге солдаты отступают, а в руки талибов попадают десятки единиц техники, в том числе новые бронированные автомобили, которые американцы ранее передали правительству Афганистана. К боевикам также переходят минометы, огромное количество боеприпасов и другое тяжелое вооружение, рассказал профессор Азами.

Как сказал в интервью РИА Новости советник афганского президента по национальной безопасности Хамдулла Мохиб, для правительства действия талибов стали неожиданностью.

«В этом году мы ожидали от «Талибана», что они начнут переговоры, и что мы сможем построить мир в Афганистане. Такие же ожидания разделяли весь мир и регион. Но, к сожалению, талибы без предупреждения начали наступление, которое коснулось всех сфер жизни в стране: они атаковали районные центры, школы, представителей наших сил безопасности, они взрывали мосты и разрушали общественную инфраструктуру», - сказал он.

По словам Мохиба, в афганских регионах правительственные силы поддерживают вооруженные отряды местного населения, и поэтому в стране может возобновиться затяжная гражданская война.

Согласно данным Fergana, ежедневно армия и полиция Афганистана теряют десятки человек убитыми, ранеными и пленными. Общая численность афганской армии, полиции и других силовых ведомств оценивается в 350 тысяч человек. Это - приблизительная оценка, так как среди правительственных сил распространено дезертирство новобранцев, существуют целые подразделения так называемых «солдат-призраков» - то есть на бумаге они есть, а по факту не существуют, однако их реальные командиры забирают себе деньги, направляемые на зарплату фиктивных военнослужащих.

Самыми профессиональными и мотивированными считаются около 40-50 тысяч военнослужащих спецподразделений. Их обучали инструкторы из США и другие иностранные специалисты, они обеспечены оружием и техникой по стандартам НАТО. Большинство других солдат, полицейских и ополченцев используют оружие советских образцов.

Перебрасывая спецназ в самые проблемные районы, правительству удается остановить продвижение талибов или вернуть под свой контроль утерянные территории. Однако понятно, что сейчас этих 40-50 тысяч правительству критически не хватает. Спецназовцы измотаны, они несут существенные потери.

17 июня одно из подразделений спецназа попало в засаду талибов в уезде Давлат Абад - в 20 километрах от границы Туркменистана. 23 бойца погибли.

16 июня талибы опубликовали снимки с захваченной военной базы в провинции Сари-Пуль. Им достались десятки единиц военной техники: грузовики, пикапы и броневики. Машины в полном порядке, никаких повреждений – военные просто бросили их.

Захваченная техника не обязательно нужна талибам для проведения наступательных или оборонительных действий. Заминированные броневики, управляемые смертниками, используют для подрыва укрепленных объектов правительственных сил.

В частности, 31 мая заминированный броневик американского производства «Хамви» взорвался возле штаб-квартиры полиции в провинции Баглан. Укрепленный объект получил существенные повреждения, около десяти полицейских погибли или получили ранения.

Кто поддерживает движение?

По словам военного эксперта Владимира Евсеева, раньше «Талибаном» руководила межведомственная разведка Пакистана, но сейчас движение слабо контролируется внешними игроками.

«Талибы нашли другие финансовые источники. Помимо этого, расширили влияние на подконтрольной территории и стали получать доходы там. Возможно, на отдельную часть «Талибана» влияет Пакистан, Саудовская Аравия и Иран. На Западе даже считают, что Иран готовит боевиков и поставляет им оружие», - комментирует эксперт.

 По мнению эксперта, внутри руководства талибов также есть существенный раскол. Часть выступает за то, чтобы выстраивать диалог с официальными властями, в частности с президентом Ашрафом Гани, но другие за силовой захват власти.

Кроме того, никто из иностранных партнеров афганского правительства не хочет напрямую вступать в открытое противостояние с талибами. В результате афганские силовики остались с «Талибаном» один на один.

Top