21:01 / 20.01.2022
6164
Настолько ли «незначительны» недостатки, как выразился Кудбиев? Комментарии после пресс-конференции ГНК

После встречи с председателем ГНК Шерзодом Кудбиевым об изменениях в налоговой системе, серьезные проблемы, с которыми столкнулись предприниматели, так и не были решены. Kun.uz поговорил с налоговым консультантом Муродом Мухаммаджановым о том, почему разъяснения не удовлетворили бизнес и о характере проблем в целом.

17 января пресс-конференция / Фото: Kun.uz

«Боль в привилегиях, или на их раскрытие не уходит и недели»

- В настоящее время более 6000 компаний освобождено от налога на имущество. Да, среди них есть объекты, например, сферы образования и медицины, но если бы эти сферы представляли все 6000 компаний, то и возражать было бы не чему. Но в список попали и самые богатые объекты, такие как Tashkent city, и это – несправедливо.

Заместитель министра финансов Дилшод Шухратович сказал, что обнародует все льготы в течение недели. Я не думаю, что потребуется неделя, чтобы раскрыть эту информацию. Готовая информация об этом имеется в Министерстве финансов. Потому что информация о том, кто не платит 10% налога, лежит у них на столе.

Налоговая политика применяется отдельно для определенного круга лиц и отдельно для широких масс. Такая несправедливость вызывает недовольство. Почему объекты Tashkent city освобождены от налога на имущество? Почему аудиторские компании в Узбекистане платят НДС, а крупнейшие аудиторские компании мира, приходя в Узбекистан, освобождаются от налога? На эти вопросы ответ не был дан.

«Незначительные недостатки», упомянутые председателем ГНК, вызывают большие проблемы

- Электронное правительство – вопрос повсеместный, ГНК пытается это сделать. Но старается – не значит, что справился. На пресс-конференции председатель ГНК Шерзод Кудбиев сказал: «Действительно, в наших программах есть незначительные недостатки», и главная проблема в этом. Нам говорят: через программу «Риск-Анализ» мы покажем вам, сколько налогов не уплатил ваш контрагент. Да, цель такова, но программа даже на 70 процентов не работает должным образом.

Представьте, мы с вами работаем вместе уже 10 лет, но если вы мне выставите счет-фактуру, то я сверившись с программой обнаружу, что вы находитесь в «красном» (подозрительный налогоплательщик) коридоре. Хуже всего то, что программа работает некорректно, показывая контрагента как сомнительного налогоплательщика, даже если он на самом деле таковым не является. Предприниматели, проработавшие вместе 10 лет, станут относиться друг к другу с подозрением, что разрушает здоровую бизнес-среду.

Если «подозрительный» налогоплательщик не уплатил налог или продал несуществующий товар, программа должна определить, что налогоплательщик является «подозрительным» (выделить красным цветом). На практике, вы что-то импортировали из-за границы, а когда я покупаю у вас этот товар и хочу подписать счет-фактуру электронной подписью, программа показывает вас как «подозрительное предприятие». Причиной указывается то, что вы «ни у кого не покупали этот товар».

Тогда я перестаю с вами сотрудничать, сказав: «У вас сомнительный бизнес, обращайтесь в налоговую, а если не исправите, я с вами работать не буду». Вы, забыв об основной деятельности, идете в налоговую инспекцию и спрашиваете: «Почему я попал в красный коридор?». На это некий молодой сотрудник спокойно отвечает: «Ничего страшного, это показывает, с кем вы работаете. Это ошибка программы».

Во-первых, если ваша программа не работает должным образом, зачем вы применяете ее к людям? Во-вторых, всем, кто попал в красную зону, оповещают: «Исправьте недочеты и покиньте красную зону». Вам предстоит обратиться в налоговую инспекцию, чтобы доказать свою правоту, потратив много сил и времени.

Предприниматель собирает свои документы и идет с ними в налоговую. Ведь там даже не будут смотреть, если вы отправите электронное письмо. Если вы попадете в красное, вам заблокируют ключ НДС. Объявят, что рассмотрят в течение 15 дней, за это время предприниматель будет вынужден приостановить свою деятельность. Все это может привести к коррупции.

Шерзод Кудбиев на пресс-конференции 17 января / Фото: Kun.uz.

Во многих случаях предпринимателям приходится доказывать свою невиновность, хотя Налоговый кодекс предусматривает, что не налогоплательщик, а налоговый орган обязан это доказать. Допустим, налоговая заподозрила неуплату и приостановила вашу деятельность.

«Мы не приостанавливаем работу, мы блокируем ключ НДС», — заявляют налоговики. Но если у вас отключен ключ НДС, я не могу зачесть НДС по товарам, которые я получил от вас, а это значит, что товары, которые я получил от вас, стоят на 15% дороже. Я прекращаю с вами работать, а вы теряете партнера.

Если вы дадите счет-фактуру, вы не будет брать в зачет НДС, и потребуется месяц или два, чтобы доказать свою невиновность. В некоторых случаях это может быть ошибка программы. Пока ключ заблокирован, никто не получит от вас счетов-фактур, а если получит не сможет зачесть, вы будете платить НДС за свой счет. Программа заблокировала ключ по ошибке, но это не прекращает наступление налоговых последствий.

Производители покупают бумагу и производят тетради, а программа «Риск-Анализ» не может распознать, что это такое. Вы не покупали тетрадей, но продаете, поэтому вас добавляют к подозрительным налогоплательщикам, что продает блокнот, вынуждая предпринимателя платить потерянным временем и средствами.

Понимаете, предприниматель несет ответственность за ошибку программы.

В постановлении Кабинета Министров перечислены факторы, влияющие на попадание в красное (подозрительный налогоплательщик) по программе «Риск-Анализ». Сейчас их число, как говорят, достигло 201. Ряд этих факторов является секретными, и действия предпринимателей, превращающие их в сомнительные – не  разглашаются. Сокрытие факторов в программе «Риск-Анализ» наводит на подозрение, что предпринимателю в любой момент могут заблокировать электронный ключ и в любой момент открыть его. Это создает наилучший климат для коррупции.

На что журналисты не обратили внимания, так это на ремарку Шерзода Давлятовича о том, что «в наших программах действительно есть недостатки». «Если есть недостатки, то почему вы применяете их ко всем людям? Разве люди - подопытные кролики?", - вот о чем не спросили журналисты.

Проблема ИКПУ: «Скопирован неоправданный опыт России»

- Идентификационные коды товаров и услуг (ИПКУ) имеются для каждого товара. Болезненный аспект ИКПУ заключается в том, что проще говоря, когда вы вводите код для тетради в мягкой обложке, то для тетради в твердой обложке потребуется уже другой код. Если тетрадь в кожаном переплете, вы вводите третий код. И таких кодов более 86 000. Раньше вы вводили код, чтобы указать, что продали тетрадь, а теперь вам нужно вводить другой код, даже если товар отличается в мелочах.

Цель такого усложнения бизнеса – не иначе, как наказать бизнес. Хуже всего то, что очень сложно найти код продукта среди десятков тысяч кодов. В результате, если предприниматель не найдет нужный код товара, возникнет ошибка в счете-фактуре.

Виды услуг и товаров меняются так быстро, что не все из них можно закодировать. Таким образом, налоговый орган, оставив надзорную функцию, вмешивается в бизнес. Он хочет «стоять над душой» у предпринимателя и смотреть, чем тот занимается. Говорят, что скопировали это у России, но этот опыт не оправдывает себя и в России.

E-Active: «Слепо скопирован и лишний груз для бизнеса»

- Когда мы поднимали вопрос об E-Active, мы выпустили видеообращение о том, что навязывать эту систему предпринимателям неправильно. Тогда на совещании в Департаменте БЭП мы спросили, откуда взята эта система. Нам ответили, что изучили опыт Польши, Дании, Германии, Японии и России и выбрали российский. Не было ответа на вопрос, почему выбран путь беднейшего из этих государств.

E-Active – это то, что используется в результате незнания налоговой службой бизнес-среды. В прошлом году налоговые органы потребовали выставлять ежедневные счета-фактуры за товар. За несообщение, что продано столько-то товаров каждый день, ввели штраф в 20 процентов от стоимости этого товара. А закон гласит: «Не отвлекайтесь на счета-фактуры. Занимайтесь своим делом и отправляйте все свои счета-фактуры в течение 10 дней после окончания месяца».

Предприниматель не может каждый день выставлять счета-фактуры, да и сам налоговый портал не в состоянии выдержать такую ​​нагрузку. Мы доказали, что это неправильно, что это противозаконно. Председатель Государственного налогового комитета пришел к выводу, что требовать ежедневно счета-фактуры было ошибкой, и что нужно предоставлять ежемесячный отчет. Но потом они придумали нечто под названием E-Active.

E-Active - информация о ваших товарно-материальных запасах, основных средствах. Вы должны информировать E-Active каждый день. Тогда зачем сдавать ежемесячный отчет? Можно сказать, что та же ежедневная счет-фактура была переименована в E-Active. Нужно проделать вагон работы, чтобы каждый день вводить отчет в E-Active. Даже когда работа будет сделана, бухгалтерам придется сидеть до вечера, чтобы заполнить счета-фактуры, а другой стороне придется сидеть и принимать. Эксперты комитета не понимают, сколько работы уходит на то, что в ГНК называют простой таблицей, а бухгалтеры жалуются не напрасно.

На мой взгляд, мы вернулись лет на 30 лет назад, к началу. «Никаких мер по этому поводу не предпринимается, работает в тестовом режиме», — заявил вчера на пресс-конференции председатель Налогового комитета. По закону, если ты не сделаешь этого с июля, ты будешь наказан, но понятно, что с июля ты будешь наказан за то, что не сделал этого сейчас.

Когда все перешли на НДС с 2020 года, президент давал указание не штрафовать предпринимателей до 6 месяцев, но после 6 месяцев предпринимателей также штрафуют за испытательный срок.

Мое личное мнение, что E-Active - это просто дополнительный источник штрафов с налогоплательщиков, не более того.

Налоговый орган не получает никаких результатов от E-Active, польза нулевая, но требует дополнительных усилий и затрат.

Вместо того, чтобы взваливать столько на предпринимателей, налоговый комитет мог бы добавить 2-3 дополнительных цифры (например, наименование товара и единицу измерения) в базу данных налогового органа, чтобы один человек мог видеть всю работу, которую E-Active может сделать.

На мой взгляд, E-Active никогда не сможет заработать в полную силу, производитель будут выпускать сегодня один, а завтра другие товары. Калькуляции меняются каждый день, программа в E-Active не сможет рассчитать их полностью.

Страны, за которыми я наблюдала, не настолько цифровизированы, а наши пытаются изобретать и внедрять то, что не работает. Если бы это работало, это сделали бы и развитые страны.

«Изменения в налоге на недвижимость — это не трагедия, проблема — это первый шаг»

- На наш взгляд, наиболее справедливым среди изменений 2022 года является налог на имущество. Я не говорю, что это на 100% справедливо, но это относительно справедливо среди тех изменений, которые внес Налоговый комитет. Почему? В Ташкенте квадратный метр земли сейчас стоит более 2,5 млн сумов. Все, что построено на нем, увеличивает его стоимость. Верно, использовать его в предпринимательских целях или нет — вопрос второй. Целью повышения ресурсных налогов также является эффективное использование природных ресурсов. Сейчас, если вы захотите купить сотку земли в Сергели, вам скажут, что она стоит 10 000 долларов. Это означает, что один квадратный метр земли стоит 1 миллион сумов. Любая постройка стоит в среднем 200 долларов за квадратный метр. В Ташкенте квадратный метр здания оценен в 2,5 млн сумов, но если цена предпринимателя ниже этой цены, можно предоставить результаты самостоятельных расчетов. Другое дело, что применен этот вид налога несвоевременно, поэтому это изменение тяжело воспринимают люди.

Чему можно поучиться у Рейгана: почему резкое повышение ставок является ошибкой?

- Посмотрим на опыт развитых стран. Налоговая политика Рональда Рейгана в 1980-х годах лучший пример. В то время все налоговые льготы в Америке были отменены на 100 процентов, а ставки резко снижены в 3-4 раза. Все экономисты тех лет говорили: «Америка умрет», но бюджетный план Америки в том году был исполнен более чем двукратно.

Почему? В результате создания здоровой среды люди стали спокойно работать и открывать все свои доходы. Рейган поднял экономику на первом этапе, а на следующем этапе начал стимулировать реинвестирование. То есть, если предприятие получает прибыль и строит дополнительную недвижимость для расширения предприятия за счет этой прибыли, все средства, которые оно тратило, освобождались от налога.

В результате все поняли: «если я буду расширять свой бизнес, то не буду платить налоги», повсеместно стали строиться производства. Те, у кого была одна фабрика, сделали две, а те, у кого было две фабрики, сделали три. После повсеместного строительства объектов следующим шагом стало медленное повышение налогов на ресурсы. «Хотите - реинвестируйте, не хотите - нет, все получили шанс, построились, теперь платите налоги», — заявило правительство.

Начали повышать налоги на землю и имущество. Пустующие объекты становились невыгодными. Все заводы и фабрики теперь были вынуждены работать. Это в несколько раз подстегнуло американскую экономику.

Ту же цель мы видим и в применении ставки по рыночной цене, повышении налогов на ресурсы, но путь к этому был выбран неверно. То есть оснований к этому не было, на это и жалуются люди. Если бы людям сказали: «Вот вам возможность строить, я освобождаю вас от налогов», люди построили бы объекты на пустующих площадях, предприниматель не был бы недоволен, так как построился без уплаты налогов. Цель повышения ресурсных налогов — призвать к развитию и действию.

В мировой практике ставилась цель повысить налоги на ресурсы, чтобы предприниматель двигался вперед, а не сидел, сложа руки. Это не оборотный налог. Арендная плата за частное место выплачивается, даже если она в 10 раз дороже, чем плата, которую платят государству за выделение народной земли одному человеку.

Государство выделило вам землю, принадлежащую народу, и требует налогов. Но ведь платят по 20-30 миллионов сумов в месяц за аренду, и никто не жалуется. Это нужно было подготовить заранее, и если бы люди могли строить из этой прибыли, не платя 15-процентный налог, предприниматель знал бы о своих преимуществах.

Резонанс возник, потому что цену просто завышают, ничем не мотивируя. Цель правильная, но путь к ней выбрали неверный. Потому что это должно было быть не первым, а вторым или третьим шагом.

Беседовала Мадина Очилова,
перевод: Вадим Султанов.

Top