17:02 / 21.01.2022
16316
Снова в центре внимания Налоговый комитет. Почему?

В последние дни раздаются тревожные голоса, связанные с решениями нашего главного налогового органа: комментаторы, бухгалтеры, предприниматели стали громко выражать своё недовольство. Что происходит? С этим вопросом Kun.uz обратился к нескольким специалистам.

Юлий Юсупов, экономист:

Последние 1,5-2 года имеет место усиление полномочий и возможностей Налогового комитета в ущерб правам и свободам бизнеса. Это происходит как через изменение законодательства, так и через ползучий захват Комитетом этих полномочий.

Комитет оправдывает свои действия необходимостью вывести бизнес из тени, заставить «уклонистов» платить налоги, установить единые правила для всех. Цель справедлива. Но она не оправдывает любые средства ее достижения. А некоторые средства могут не только наносить ущерб, перекрывающий возможные выгоды, но и в конечном счете работать против цели.

Два примера. Первый – отказ в выдаче или прекращение свидетельства о регистрации в качестве плательщика НДС, что может быть связано с какими-то мелкими нарушениями, причем не связанными с уплатой этого налога. Есть другие способы наказания за нарушения, а тем более за непреднамеренные ошибки. Использовать в качестве наказания отзыв или не выдачу свидетельства о регистрации в качестве плательщика НДС – крайне неудачный и вредный способ. Почему? Во-первых, он превращает компанию в изгоя, с которым никто не хочет работать. А, следовательно, лишает компанию возможности полноценно функционировать и зарабатывать деньги для уплаты тех же налогов, не говоря уже о выплате зарплаты сотрудникам. Во-вторых, ГНК своими же руками разрушает цепочки уплаты НДС, дискредитируя этот налог и подталкивая бизнес к уходу в тень. Это все равно что за то, что человек бросил окурок на рабочем месте, отрубить ему руку и ждать при этом роста производительности его труда.

Второй пример – наказания без вины, за возможные (а иногда и мнимые) нарушения и ошибки других компаний. Например, когда приходится заново платить НДС или не иметь возможности взять в зачет ранее уплаченный НДС, если кто-то из партнеров что-то сделал неправильно в глазах Комитета. Но если партнер проштрафился, его и наказывайте. Причем тут добросовестные налогоплательщики? Это же верх абсурда!

И еще один аспект текущих проблем налогового администрирования. Да, законы надо соблюдать. Но есть плохие законы, соблюдение которых не приносит обществу пользу, зато несет за собой издержки. Если государство смотрит на соблюдение таких плохих законов сквозь пальцы, то ладно, про них можно забыть. Но если оно настаивает на их соблюдении, то стоит подумать об их отмене. Например, требования о необходимости юридическому лицу (кроме семейных предприятий) иметь либо в собственности, либо в аренде нежилые помещения. Да к тому же усиленные не прописанными в нормативной базе требованиями ГНК, что площадь офиса должна составлять не меньше 18 кв. м, а количество сотрудников не должно быть меньше 4. Если вы эти критерии не соблюдаете, это может стать причиной превращения вашей компании в компанию-изгой.

Ну скажите, какого черта нужны такие требования в XXI веке, да еще в период пандемии? Есть огромное количество видов деятельности, которые можно осуществлять вне офиса, и/или где достаточно 1-2 работников. А государство, тем более в условиях пандемии, должно стимулировать дистанционную работу, а не наказывать за нее. У нас же все наоборот…

И это совершенно не полный список претензий бизнеса и экспертов к действиям наших финансовых органов. Есть еще много моментов, которые увеличивают издержки ведения бизнеса, ухудшают бизнес-климат и, тем самым, ограничивают возможности экономического роста и роста налогооблагаемой базы.

Отабек Бакиров, экономист:

Главная причина недовольства в связи с изменениями в налоговом законодательстве и налоговом администрировании кроется в отсутствии диалога между налоговыми органами и бизнес-сообществом. Мы только и слышим с обеих сторон лишь монологи. 

Проблемы, тут я прежде всего имею ввиду налог на имущество, должны были быть решены в процессе парламентских слушаний. Но, увы… Это могло быть только в том случаи, если он – наш парламент – выражал интересы общества, в том числе бизнес-сообщества.

Проблемы также могут быть решены на уровне областных и районных кенгашей. Но мы видим, что и там в отношении налога на имущество не применяются понижающие коэффициенты. Значит и местные кенгаши не выражают интересы предпринимателей.

Цифровизация налогового администрирования и вывод бизнеса из тени – намеренья бесспорно хорошие, но применяемые на практике мероприятия, если они не будут служить успеху также и бизнеса, дадут обратный результат. Всё это отразится на нашем кармане.

Изменения в администрировании, прежде как они войдут в силу и не будут исправлены ошибки, не должны превращаться в средство наказания бизнеса. При всяком изменении должно учитывать по меньшей мере трёхмесячный переходной период для привыкания и изменения бизнес-правил. 

Оксана Огневчук, бухгалтер:

Без всякого сомнения разрывы цепочек НДС неприемлемы, т.к. такие разрывы с учетом применения механизма "отлучения от НДС" задним числом по не вполне понятным и плохо контролируемым предприятиями критериям, потенциально приведут, с одной стороны – к потере конкурентоспособности "отлученных" предприятий и их закрытию по этой причине, а с другой стороны – к повышению доли косвенных налогов в цене товаров и услуг для конечного потребителя, которыми являемся мы с вами.

Но нужно также иметь в виду, что с учетом сложности современных бизнес-процессов и выстраиваемых бизнес-схем, а также ограниченности возможности контроля добросовестности действий налогоплательщиков, единственный путь обеспечения пополнения бюджета страны — это цифровизация и применение риск-анализа. С этой точки зрения, действия налоговых органов понятны.

При этом цифровые решения, безусловно, должны быть более качественными и вводиться в действие после тщательного тестирования. Если же тестирование проводится на "живых" данных, как минимум в период такого тестирования не должны применяться карательные меры.

Новая редакция налогового кодекса представляется вполне современной и нацеленной, в первую очередь, на налогообложение доходов крупного бизнеса, которые ранее были "выпадающими" для целей налогообложения доходами. Аналоги систем электронного фактурирования и электронного (в налоговом портале) оформления товарно-транспортных документов уже давно есть в арсенале налоговых служб большинства стран, в том числе в той же Грузии, Турции и Азербайджане, например. В соседнем Казахстане был введен в эксплуатацию модуль «Виртуальный склад» еще в 2018 году.

Российский опыт в части контроля и администрирования НДС совсем не плох. После введения в действие ресурса НДС-2 и НДС-3 в РФ удалось значительно снизить количество обнальных фирм (с 40 до 7 процентов на момент введения контроля).

Сегодня в большинстве стран применяется подход так называемых налоговых доктрин, когда действующее законодательство не покрывает регулированием отдельные зоны риска неуплаты налогов. В этих случаях, налоговые органы идут "на опережение", вводят механизмы контроля и переквалификации сделок сверх тех, которые описаны в законе. Закон в последующем дополняется необходимым регулированием.

Надежда Солдатова, эксперт по бухгалтерскому учёту, соавтор видеокурса для бухгалтеров и тренер бизнес-школы Profi Training:

С наступлением нового 2022 года бухгалтерское сообщество столкнулось с огромным количеством нововведений со стороны Государственных контролирующих органов. Это, конечно, вызвало не только большое количество вопросов, на которые не всегда есть ответ со стороны тех же органов, но и недовольство сотрудников, работающих в сфере бухгалтерского учета, обусловленное несколькими факторами.

Одним из таких факторов является так называемая «система светофоров», которая привязана к информационным системам налоговых органов, постоянно анализирующих базу данных о налогоплательщиках. И если находятся основания – свидетельства плательщиков, НДС автоматически приостанавливаются, что влечет за собой невозможность работать с предприятиями контрагентами, как с одной, так и с другой стороны.

Проверить статус своего свидетельства можно в персональном кабинете налогоплательщика среди интерактивных услуг в разделе «Постановка на специальный регистрационный учет плательщиков НДС». Открыв эту вкладку, можно понять, почему свидетельство приостановлено. Если у налогоплательщика есть хотя бы одна «красная метка», то необходимо принимать меры по возобновлению действия свидетельства, то есть устранять причины.

Это, конечно, не может не вызывать негодования со стороны особенно малого бизнеса, так как исправление ситуации требует и времени, и немалых трудовых затрат. Несмотря на уверения контролирующих органов, что, мол, в случае устранения причин, свидетельство восстанавливает свою работу в течение суток, на практике дело обстоит иначе. Приходится постоянно напоминать о себе и, практически, добиваться его восстановления.

Существуют причины, которые можно назвать абсурдными! Есть примеры приостановления, которые обусловлены тем, что руководитель предприятия какое-то количество лет назад был учредителем другого, уже ликвидированного, предприятия, за которым осталось обязательство перед бюджетом и теперь, предприятие терпит последствия в виде приостановки свидетельства плательщика НДС. Что интересно, сроки исковой давности в данных ситуациях не учитываются, даже если они истекли и по Гражданскому, и по Налоговому Кодексам. Само предприятие давно ликвидировано, что тоже не способствует, при всем желании, погашению этого обязательства, которое непонятно каким образом осталось, ведь ликвидация проходит не без участия ГНИ, и не было погашено в момент ликвидации. И никаких предложений и пояснений по этому вопросу найти нет возможности. Остается найти нового руководителя, с незапятнанной репутацией, что не всегда удобно, а тем более нужно предприятию.

Попасть в немилость в системах контроля можно еще и «благодаря» внедрению новых учетных продуктов, таких как e-ijara и e-aktiv.

Один из факторов, вызывающих недоумение тех, кто должен в них работать – это отсутствие четких и грамотных инструкций по работе в этих системах. Некоторые подсказки можно найти, обратившись частным образом к экспертам в сфере бухгалтерского учета, но те, что предлагают разработчики и внедряющие органы, не дают полноценной возможности подробно изучить нововведения и работать, не боясь допустить ошибок в процессе деятельности, тем более что в системе e-aktiv не предусмотрены:

- учет норм расхода на изготовление продукции и списание материалов производства;

- учет давальческого сырья;

- учет производственного брака, производственных потерь и т.д.;

- возможность применения различных методов списания ТМЗ;

- возможность отражения реализации готовой продукции в течение месяца: по плановой себестоимости, по себестоимости или цене реализации;

- интеграция «E-aktiv» с бухгалтерскими программами 1С, 1UZ и другими.

Пока, до 1 июля 2022 года, эта система не влияет на свидетельство плательщика НДС, но уже вызывает тревогу при работе с ней

Что касается системы e-ijara, если вернуться к приостановлению действия свидетельства плательщика НДС, то тут налогоплательщики столкнулись с проблемами. Два юридических лица могут довольно быстро решить этот вопрос. Если арендодатель физическое лицо, то это тоже решаемо, так как система постановки на учет договоров аренды с физическими лицами работает уже не один год. А вот если у вас трехсторонний договор, в котором арендодатель АУГА (Агентство по управлению государственными активами)? Ведь многим предприятиям приходится проходить через процедуру электронных торгов по реализации объектов государственной собственности и предоставления в аренду государственного имущества, что тоже требует времени.

Сама постановка на учет договора по уже выигранным торгам тоже требует времени и несмотря на то, что ГНК и АУГА подписали соглашение о взаимном электронном сотрудничестве и в рамках договора между организациями установлен электронный обмен информацией и АУГА взяло на себя обязательство самостоятельно предоставлять информацию об аренде (продаже) государственного имущества, отсутствие регистрации в системе e-ijara, влияет на статус свидетельства.

Сама норма наличия помещения для работы в размере 18 кв.м. была раскритикована практически всеми представителями малого бизнеса. Организации, у которых не подтвердилось наличие помещения, попадают в высокий (красный) уровень риска, что в свою очередь влияет на их работу с другими плательщиками НДС (контрагентами), которые могут отказаться от дальнейшего сотрудничества с такой компанией.

При этом, существует ряд видов деятельности, которые можно вести, не имея физического офиса. Особенно это актуально в период пандемии, когда многие предприятия перешли на удаленный режим работы. В ходе пресс-конференции в понедельник, 17 января, председатель ГНК Шерзод Кудбиев заявил, что ГНК разработает решение, согласно которому некоторым отраслям в виде исключения разрешат не иметь собственное помещение. Что же подождем, когда это решение появится и решит ли оно реальные проблемы таких компаний.

Большое недоумение вызывает ситуация, происходящая в системе выставления ЭСФ. Само внедрение этой системы направлено на облегчение работы бухгалтеров, избавление от бумажной волокиты, но с внедрением новшеств в виде постоянно меняющихся кодов ИКПУ, постоянные сбои единиц измерения, и особенно, исчезнувшая возможность выставления исправленных ЭСФ, не упростило, а очень сильно усложнило жизнь бухгалтеров и даже лишило предприятия их законного права. Очень хочется надеяться, что ГНК пересмотрят эти вопросы, и дадут возможность корректировать документы, так как при наличии большого количества отгрузок, есть риск просто ошибиться с клавишей, а возможности поправить нет. О коэффициентах разрыва цепочки НДС и говорить не приходиться. Там вообще сложно понять, что откуда. Даже у предприятий импортеров, которые сами завезли, провели растаможку, оплатили НДС, без оплаты которого товар с таможни получить невозможно, вдруг в своих ЭСФ видят этот бордовый коэффициент. Ответа на вопрос: как так получилось – нет.

Такая же ситуация и с количеством сотрудников, работающих на предприятии. Теперь, чтобы не попасть в красную зону риск анализа, необходимо, чтобы на предприятии работало не менее 4 человек. А если в этом нет необходимости? Зачем предприятию нести дополнительные расходы, изыскивая возможности принимать на работу совершенно ненужные штатные или внештатные единицы? Копить мертвые души? Почему бы этот вопрос не ставить на усмотрение руководства и самого предприятия, ведь в процессе работы вопрос количества сотрудников становится гораздо яснее, чем мнимая видимость борьбы с безработицей, которая не приведет ни к каким положительным результатам, кроме, возможно, красивых нарисованных статистических данных.

Изменения в начислении налога на имущество и вовсе «выбило из седла» огромный пласт представителей малого бизнеса. Хотя все эти изменения очень красиво объяснены в пользу бюджета государства, представители этого самого бизнеса, конечно, понимают, что они будут находиться в постоянном стрессе, доказывая справедливость оценки и начисления налога.

Ситуация такова, что малый бизнес, в существующих реалиях, действительно находится под ударом. Особенно сложно небольшим предприятиям, у которых штатный бухгалтер в единственном лице выполняет все функции. Он и главный, и материальный, и расчетный, и отдел кадров в придачу. Тем, кто работает за пределами столицы, жизнь усложняют и постоянные проблемы с электроэнергией. Сайты и системы работают нестабильно, а в условиях перебоев с поставкой электричества – это вообще проблемно.

Индивидуальным предпринимателям, перескочившим порог перехода на уплату НДС или завезшим импортный товар и вовсе можно посочувствовать. Им или бизнесом заниматься или бесконечно сидеть во всех системах, пытаясь понять, что там, собственно, происходит. А ведь многие из них начинали бизнес, когда просто платили установленную ставку налога по своей деятельности, как абонентскую плату, и даже не имеют азов знаний в бухгалтерском учете. В свете этого, хочется сказать, что собственникам любого бизнеса, от малого до великого, очень важно наличие финансовой грамотности.

Безусловно существовавший порядок налогового администрирования требовал изменений и улучшений и, хотелось бы, чтобы эти изменения помогали развитию бизнеса, а не наоборот.

Ведь все, что сейчас происходит, влияет не только на бизнес, но и на бюджет страны, который ввиду того, что многие компании не могут заниматься своей деятельностью, соответственно не будут иметь базу для начисления налогов.

И, даже если у предприятия есть недочеты, целесообразно предоставлять какой-то срок для их устранения, а не сразу приостанавливать действие свидетельства и, как следствие, деятельности, а уже потом принимать меры в случае неисполнения в указанные сроки. Стоит подумать о поддержке предпринимательства.

Подготовил Шокир Шарипов

Top