20:13 / 22.04.2022
9603
Детский омбудсман прокомментировала инцидент в доме милосердия №21 

Уполномоченный Олий Мажлиса по правам ребёнка Алия Юнусова прокомментировала ситуацию в столичном доме милосердия №21, где ранее воспитанники провели своеобразную «акцию протеста» с плакатами. О ситуации в доме милосердия также рассказал источник, который работает в этой сфере.

Фото: Кадр из видео

Она назвала инцидент спланированной акцией, которая была организована со стороны руководства детского дома с целью отвлечь внимание от имеющих место внутренних негативных проблем, в частности, нарушения прав и свобод, интересов детей, жестокого обращения с детьми. 

Алия Юнусова подчеркнула, что администрация детского дома пошла по принципу «Лучший способ обороны – нападение». 

«Что послужило причиной и каковы истинные мотивы случившегося будут разбирать компетентные органы. Уполномоченный по правам ребенка представляет интересы ребенка на всех уровнях. Основная задача уполномоченного – защита прав и интересов ребенка. И особое внимание уделяется обеспечению и защите прав социально- уязвимых детей, детей - сирот, детей, оставшихся без попечения родителей. Уполномоченный вправе по своей инициативе проверять любую поступившую в его адрес или опубликованную в СМИ или социальных сетях информацию, касающуюся нарушения прав ребенка, особенно насилия в отношении ребенка», – сказала она. 

Стало также известно, что 19 апреля в мой омбудсмена поступила информация о госпитализации в психиатрическую больницу одной из воспитанниц дома милосердия. 

«В ходе посещения 20 апреля медицинского учреждения данная информация нашла свое подтверждение. Воспитанница действительно была привезена бригадой скорой медицинской помощи, но почему-то без сопровождения представителя детского дома. Была получена информация о нескольких случаях помещения воспитанников в медучреждение», – сообщила она. 

Сегодня уполномоченный по правам ребенка посетила детский дом. В ходе беседы с руководством были обсуждены случавшиеся побеги детей и последующее за ними помещение детей в психиатрическую больницу, пагубное влияние этой практики на психологическое состояние детей, запугивания и недружелюбного отношения к детям.  

О ситуации в доме милосердия №21 также рассказал источник Kun.uz, который работает в этой сфере. Ниже предлагаем мнение специалиста. 

По поводу видео с детьми из дома милосердия, скандирующими «Уходи!». Тут куча вопросов к руководству детского дома возникла: что там у вас происходит, если дети таким недетским способом защищаются от неугодного медработника? И, кстати, кто им подсказал устроить такой «бунт»? 

Только не говорите, что это их инициатива. Не верится, что дети, привыкшие хором здороваться и строем в столовую ходить, способны и плакаты написать на ватмане (кто ж им выдаст запросто так канцелярию, которую к праздникам воспитатели выпрашивают в хозчасти?) и лозунги выкрикивать на всю округу. 

Руководство, воспитатели таких учреждений не любят шумихи и потому жестко пресекают попытки выноса сора из избы. А тут столько внимания общественности, СМИ, блогеры. Причем, взрослые, которых отчетливо видно на заднем плане, стоят сложа ручки, не оттаскивают детей от забора, не требуют прекратить «митинг». Похоже, им происходящее нравится. 

Да кто ж тот «Карабас Барабас», что дергает детей за нити, и ради чего все это? Ответ кроется в событиях, предшествовавших «митингу». И связаны эти события, как ни странно, с той самой медсестрой. 

Так вот. Несколькими днями ранее пропала одна из воспитанниц дома «Мехрибонлик» №21. Эльвира (имя вымышленное) пошла к подруге, у которой заночевала, оттуда – к родственнице. Последней накануне звонили поднятые по тревоге правоохранительные органы, поэтому она не дала девочке даже порог переступить и сразу отвела назад в детский дом. 

Спустя время заступившая в ночную смену медсестра – та самая, на которую позже обрушился детский «гнев», не находит среди воспитанников Эльвиры. Руководство «успокаивает» медсестру: девочка там, где ей и следует быть. Что это значит – медсестра уже знает (об этом чуть позже) и идет в психиатрическую клинику.

Из клиники, куда Эльвиру поместили по указанию директрисы детдома, медсестра позвонила детскому омбудсману и сообщила, где ребенок и кто дал такое указание, а также то, что на теле девочки имеются гематомы. Наутро Алия Юнусова поехала туда и убедилась в правдивости слов медсестры, а в 14:00 Алия Туйгуновна была уже в доме «Мехрибонлик». Есть видео, подтверждающее свидетельства очевидцев о том, что разговор между защитницей прав ребенка и директрисой шел на повышенных тонах. 

В 17:00 начался «детский митинг», видеозапись которого «взорвала» наше медиапространство. Все еще остались сомнения, кто сценарист и режиссер недетского протеста? Тогда еще пара фактов. 

Самое время вспомнить еще одну историю, связанную с воспитанниками этого же дома «Мехрибонлик» и той же медсестрой. В феврале этого года общественность взбудоражили публикации новостных сайтов об избиении подростка воспитателем. Привлечь к ответственности воспитателя тогда тоже помогло вмешательство А. Юнусовой. Догадайтесь, кто сообщил омбудсману о происходящем в детском доме милосердия, а заодно о жестоком обращении с детьми, о помещении несовершеннолетних в психиатрическую больницу? 

Угоден ли такой работник в коллективе? Очевидно, что нет. Вопрос: ну не могут сработаться директриса и медсестра, так распрощались бы, зачем детей в это вмешивать и делать их разменной монетой в битве взрослых? 

Конфликт медсестры и руководителя дома милосердия давний. В 2011 году предлог для увольнения медсестры был найден. Правда, отчего-то приказ об увольнении был подписан не тогдашним директором, а его заместителем – той самой, которая ныне возглавляет учреждение. Десять лет медсестра потратила на судебные тяжбы, дошла до Верховного суда, и в июне 2021 года судебная коллегия по гражданским делам решила положительно апелляционную жалобу медсестры и постановила восстановить ее в должности и возместить все причитавшиеся ей за эти годы выплаты. 

Ну и кто рискнет в очередной раз вступить в открытое противостояние с настойчивой медсестрой, готовой годами отстаивать свою правоту? 

Никто не пытается сделать медсестру белой и пушистой. Знающие ее люди признаются, что характер у женщины сложный, но признают, что за детей (воспитанников учреждения) она порвет любого. А вот любовь директрисы к детям весьма условная. Если судить по тому, как без малейших угрызений совести она отправляет детей на «баррикады», пребывая, видать, в панике после визита омбудсмана. 

В разном понимании любви к детям и совершенно различном проявлении этой самой любви, похоже, и кроется причина разногласий директрисы и медсестры. 

Подтверждение данному предположению – другое видео, где дети заявляют, что не хотят, чтобы их детский дом расформировывали, а их – «отправили в кишлак». 

Позвольте, почему же сразу кишлак? Условия, в которых теперь живут девять ребят из дома милосердия в семье Мурада Назарова, ну никак не назвать плохими. Да даже в семьях с более скромным достатком деткам гораздо лучше, чем в казенном учреждении. Например, в семьях в Кашкадарьинской области, которые посетил на днях Президент. Ведь главное – это возможность обрести семью, прочувствовать в реальности, что такое забота мамы, защита папы, любовь и дружба с сестрами и братьями. Разве не об этом мечтает любой воспитанник детского дома? 

Явно, деткам внушают мысль, что в детском доме хорошо, а «там» их ждут ужасы ужасные. И не задумываются эгоистичные взрослые, что убивают детскую мечту о семье, вселяют недоверие к людям. Дальше – больше. 

Задавалась ли директриса вопросом: какую семью в будущем построят ее воспитанники, выросшие с убеждением, что семья – это страшно и плохо? 

Из возглавляемого ею детского дома только пятеро ребят на сегодня воспитываются в семейных домах и всего 21 ребенок возвращены родным или отданы под опеку или попечительство. Это значит, что только у 26 воспитанников исполнилась мечта о семье. Оставшихся 124 ребенка директриса держит в паутине лжи и страха перед жизнью вне учреждения. К примеру, из 22-го дома «Мехрибонлик» 13 ребятишек сегодня живут в семьях (семейных детских домах), из 15-го Букинского – 25 мальчишек и девчонок, из 4-го, что в Камашинском районе Кашкадарьинской области (этот детский дом, к слову, закрылся – всех детей взяли на воспитание благородные наши соотечественники), - вообще 91 ребенок воспитываются в семьях. Ну и так далее. Кстати, на сайте Mehribonlik.uz можно получить много информации о том, как живётся детям в семьях, в домах «Мехрибонлик». 

А знаете, ради чего творят эти дикости противники того, чтобы в нашей стране вообще не осталось сирот и, конкретно, директриса дома «Мехрибонлик» № 21? Разумеется, ради собственного благополучия. Это ясно всем. Вот что пишет известная общественница Ирина Матвиенко в комментариях на своей странице в Facebook:

«Детдома за каждого ребенка ежемесячно получают несколько миллионов от государства на их содержание. То есть руководству детдома выгодно, чтобы детдома стояли и их финансировали». 

Сейчас активно вводят семейный тип – то есть детей распределяют в семьи. Понятно, что при таком раскладе руководство детдомов лишится денег». Ни добавить, ни убавить. Только почему за «плюшки», которых так жаждет директор, должны расплачиваться дети?

Top