18:59 / 18.01.2023
119330
Кому принадлежат газ и нефть Узбекистана?

По мнению экспертов, многие газовые проекты в Узбекистане давно контролируются «Газпромом», а подряды достаются компании Enter Engineering и Eriell, в целом власти теряют контроль над стратегическими ресурсами. Как структуры «Газпрома» стали отвечать за новые месторождения в Узбекистане, кто стоит за этими проектами и что вообще происходит в этой сфере? И при чём тут хоккей? 

Фото: AFP

Администраторы Telegram-канала Energy Monitor заявляют, что в Узбекистане сейчас наблюдается нехватка природного газа.

«Некогда газовая страна теперь зависит от туркменского и российского сырья. С каждым годом сокращается экспорт узбекского газа в Китай (вынуждены почти по экспортной цене закупать добываемый “Лукойл” в Узбекистане газ). Многие газовые проекты в Узбекистане давно контролируются “Газпромом”, а подряды достаются пророссийской Enter Engineering. К примеру, оператором государственной программы Узбекистана по увеличению добычи углеводородного сырья на 2017-2021 годы стал “Газпром”, а финансирование шло через “Газпромбанк”», – говорится в сообщении.

По их мнению, власти Узбекистана сейчас теряют контроль над Шуртанским газохимическим комплексом. Кроме того, утерян контроль над БНПЗ, ФНПЗ, ГХК «Газли», поставками авиатоплива и заправкой самолётов в Ташкенте и Ташкентской области.

«По сути, газовая отрасль уже подконтрольна “Газпрому”, а на “Лукойл” приходится 1/4 всей газодобычи Узбекистана по договору СРП», – заключили администраторы канала. 

Как структуры «Газпрома» стали отвечать за новые месторождения Узбекистана? 

Государственная программа по увеличению добычи углеводородного сырья в 2017-2021 годах была утверждена в Узбекистане в 2017 году указом президента, передает Openmedia. 

Её целью было развитие нефтегазовых и газоконденсатных месторождений Устюртского, Бухаро-Хивинского, Сурхандарьинского и Ферганского регионов и увеличение добычи газа на 53,5 млн куб. м или на 87%, газового конденсата – на 1,1 млн т и нефти – на 1,9 млн т. Общая стоимость программы тогда оценивалась в 3,8 млрд долларов США, а первого этапа, рассчитанного на 2017−2018 годы – примерно в 2 млрд долларов. 

Оператором первого этапа программы стала дочка «Газпрома», взявшая у «Газпромбанка» кредит на оплату работы подрядчиков, которыми оказались структуры, связанные с этим банком. 

Реализацию первого этапа правительство поручило совместному предприятию Natural Gas-Stream, созданному за год до этого для другого проекта – разведки и разработки месторождений Устюртского района. СП учредили крупнейшая государственная корпорация страны «Узбекнефтегаз», российский «Газпром» и кипрская Almax Holding.  

В правительственных документах упоминается, что «Узбекнефтегаз» и структуры «Газпрома» участвуют в СП на паритетной основе, доля Almax Holding не указывается. 

«Узбекнефтегаз» должна была вложить в новую программу увеличения добычи 504 млн долларов собственных средств, а Natural Gas-Stream обязывалась привлечь около 1,489 млрд долларов иностранных кредитов. Взамен правительство разрешило СП зарабатывать деньги для реализации программы на комиссионных от экспорта газа.  

Кабмин должен был ежегодно утверждать объем газа для передачи Natural Gas-Stream. (Например, в мае 2019 года постановлением Кабмина ей на 2019−2020 годы было выделено более 1,4 млрд кубометров газа, исходя из расчетной экспортной цены в 185 долларов за тысячу кубометров). 

Также Кабинет Министров поручил Natural Gas-Stream выбрать на конкурсе подрядчиков для программы, чтобы «вывести процедуру из-под бюрократического контроля и ускорить реализацию программы». 

Кто получил господряды на 2 млрд долларов 

Тендеры прошли непублично, конкуренции на них не было, утверждал источник «Открытых медиа» в правительстве Узбекистана.  

По их итогам зарегистрированные в Дубае и Австрии компании международной группы Eriell получили контракты общей стоимостью в 1,7 млрд долларов на строительство 248 газовых и 48 нефтяных скважин, а также на капремонт 328 скважин.  

Сингапурская Enter Engineering РТE стала подрядчиком строительства технологических объектов и модернизации предприятий стоимостью 290,9 млн долларов и 135 млрд сум (около 14 млн долларов). Камбин освободил подрядчиков от уплаты НДС как инвесторов нефтегазовой отрасли. 

Оба выбранных подрядчика оказались связаны со структурами «Газпрома».  

Enter Engineering подконтрольна «Газпромбанку», а в международной нефтесервисной группе Eriell «Газпромбанку» принадлежит 39,6%. 

Крупнейший же акционер Eriell, основанной, по собственным данным, в Чехии, – узбекский бизнесмен Бахтиёр Фазылов. Он же – совладелец офшора Almax, вошедшего в учредители Natural Gas-Stream, отбиравшей подрядчиков. 

По данным Openmedia, до 2010 года контракты на разработку новых месторождений и экспорт газа в Узбекистане по большей части доставались шведской компании Zeromax. Кредиторы фирмы считали её бенефициаром Гульнару Каримову, дочь первого президента Узбекистана Ислама Каримова.

Сама она связь с компанией всегда опровергала. В 2008 году, по оценке представителей Zeromax, активы компании – нефтегазовые, аграрные и телекоммуникационные предприятия – оценивались в 4,5 млрд долларов.  

В 2010 году Zeromax, из которой перед этим были выведены все средства, объявила о банкротстве. Её имущество в Узбекистане было конфисковано, глава предприятия, близкий к Каримовой, попал за решетку. Против Каримовой были возбуждены уголовные дела в Узбекистане и Европе по обвинениям в коррупции и вымогательстве. 

Eriell с 2010 года стала крупнейший нефтесервисной компанией Узбекистана.  

Natural Gas-Stream входит в число крупнейших экспортеров газа в стране, сообщают «Открытые медиа».  

Удача отвернулась от компаний, связанных с Фазыловым и Газпромбанком, после 2018 года.  

Так, в 2018 году решением президента было остановлено строительство нового нефтеперерабатывающего завода в Джизаке: было решено, что рентабельнее реконструировать существующие предприятия. Генподрядчиком проекта, инвестиции в который правительство оценивало в 2,78 млрд долларов, была Enter Engineering. Урегулировать вопрос в Узбекистан в 2019 году прилетал сам глава «Газпрома» Алексей Миллер, очень возмущался, но возобновления проекта не добился, утверждают источники «Открытых медиа» в Кабмине и Министерстве энергетики. 

В 2019 году выяснилось, что реализация госпрограммы по увеличению добычи углеводородов сильно отстает от планов. Это следует из официального отчета, составленного к 1 января 2019 года межведомственным комитетом по вопросам топливной и энергетической безопасности базовых отраслей промышленности при Кабинете Министров Узбекистана, с которым ознакомились «Открытые медиа». 

В документе указано, что к этому времени построено всего 188 скважин (146 газовых и 42 нефтяных) при плане в 294 скважины, а введены в эксплуатацию и вовсе только 148 из них (117 газовых и 31 нефтяная). Темпы ремонта скважин отставали от запланированных чуть ли не в два раза, следует из отчета. 

К подрядчикам национальной программы у чиновников были и другие претензии. Бывшее Национальное агентство проектного управления (НАПУ) при президенте Узбекистана еще в середине 2018 года требовало «обосновать и привести в соответствие» стоимость бурения скважин по контрактам с Eriell, указывая, что цена при одинаковой глубине и проекте продолжительности бурения варьируется в несколько раз, а также обосновать стоимость капитального ремонта, так как программы подрядчиков в несколько раз дороже идентичных работ у местных подрядчиков. 

НАПУ советовало приостановить действие контрактов и пересчитать расходы, что и было сделано. Но после проверки проблемы начались у самого агентства: в январе 2019 года указом президента НАПУ лишилось большей части своих полномочий, в том числе по анализу тендерной документации иностранных компаний, а его глава Дмитрий Ли был отстранен от контроля за процессами, происходящими в «Узбекнефтегазе», утверждают собеседники «Открытых медиа» в правительстве Узбекистана и добывающих компаниях. 

Некоторые высокопоставленные чиновники считают, что Eriell заработала на подрядах слишком много. По условиям контракта, компании группы были обязаны привлечь к работам в качестве субподрядчиков сервисных дочек «Узбекнефтегаза». Именно эти, существующие еще с советских времен предприятия, фактически проводили все буровые работы по программе, утверждали СМИ. То, что структуры «Узбекнефтегаза» выполнили основной объем работы по контрактам, подтверждает источник «Открытых медиа» в Кабмине.  

Генподрядчик получил по контракту 1,71 млрд долларов, субподрядчикам, выполнявшим работы, он выплатил 250-300 млн долларов в пересчете с национальной валюты, утверждает собеседник издания.  

При этом дочерние компании «Узбекнефтегаза» находятся в плачевном состоянии, напоминает он. По данным аудита, проведенного Boston Consulting Group (BCG) в 2018 году, на буровых используется оборудование еще 90-х годов, и большая его часть находится в неудовлетворительном состоянии. 

«То, что управляющая проектом Natural Gas Stream и подрядчики программы связаны с кредитующим её „Газпромбанком“, создает предпосылки к возникновению конфликта интересов. Эта схема означает, что взаимосвязанный кредитующий банк и подрядная организация гарантируют себе прибыль, не зависимо от результативности работ и рентабельности проекта для государства», – говорил чиновник Министерства энергетики Узбекистана. 

BCG в своей концепции развития добычи углеводородов в республике рекомендует пересмотреть существующие инвестпроекты «Узбекнефтегаза», называя их невыгодными и даже опасными для экономики республики. 

В Узбекистане Eriell пока единственная из крупных компаний инвестирует в хоккей. Группа построила в ледовую «Хумо-арену» в Ташкенте, оцениваемую экспертами в 175 млн евро. 

Председатель правления Eriell Фазылов является главой Национальной федерации хоккея, в заместителях у него – Гафуров, на которого оформлены офшорные компании «Газпромбанка», и Кирилл Матвеев, сын зампреда правления «Газпромбанка» Алексея Матвеева, того самого, чья подпись стоит на кредитных договорах с Natural Gas-Stream.  

«Они [Фазылов и его приближенные] всеми своими действиями нам показывают, что у них есть крыша, мол, вы не с нами будете иметь дело, а с ними, с россиянами», – объясняет увлечение группы хоккеем высокопоставленный чиновник правительства. 

В России компании Eriell и «Стройтранснефтегаз» (Геннадий Тимченко) входят в число крупнейших подрядчиков «Газпрома»: Eriell бурит скважины на Ямале («Новый Порт»), а Стройтранснефтегаз участвовала в строительстве газопровода «Сила Сибири». 

Top