8584.5 USD +6.14

9673.87 EUR +45.52

136.34 RUB +1.82

10793.3 GBP +50.61

14:17 / 29.11.2018 5430

Юлий Юсупов об ужесточении ответственности за валютные операции. Продолжение дискуссии

Юлий Юсупов продолжает обсуждение темы усиления ответственности за незаконное приобретение или сбыт валюты.

Директор департамента Центробанка Бобир Абубакиров заявил, что монетарных причин, способствующих существованию «черного рынка» валюты, нет», так как «банки без ограничений продают валюту физическим лицам». Существование черного рынка валюты объясняется преимущественно наличием «черного» и «серого» импорта.

Я сразу хочу оговориться, что отношусь к действиям и политике Центрального банка последних полутра лет с огромным уважением. Многим реальным реформам и подвижкам мы обязаны именно ЦБ: либерализация валютного рынка, снятие безумных ограничений на получение наличности, постепенное дерегулирование (отказ от административных методов регулирования) банковской деятельности, политика обуздания инфляции. Однако, как говорится, «Платон мне друг, но истина дороже».

В словах уважаемого г-на Абубакирова, по-моему, есть логические противоречия. Он утверждает, что физические лица могут покупать валюту без ограничений. Только надо это делать через конверсионную карту, что не является, по его мнению, ограничением. С другой стороны, он говорит, что челночники и контрабандисты предпочитают покупать валюту на черном рынке.

Но если покупка через конверсионную карту не является ограничением, то почему бы им не пойти и не купить валюту в банке? Значит это все-таки ограничение? И именно оно и заставляет простых людей (а не только контрабандистов) идти на черный рынок.

Другой вопрос: если ЦБ не ставит задачу ограничить покупку валюты населением, то почему до сих пор (прошло уже более года после введения конвертации по текущим операциям!) не продается валюта в виде наличности? Почему Центральный банк не разрешает людям покупать ее напрямую без возни с конвертационной карточкой? Вот на этот, казалось бы, элементарный вопрос, ответ мы никак получить не можем.

И наконец, третий вопрос. Люди часто идут не в банк, а на черный рынок, так как обменных пунктов просто не хватает. Почему бы Центральному банку не начать выдавать лицензию на работу частных обменных пунктов? В чем здесь проблема?

И еще один важнейший момент. Существование черного рынка валюты само по себе не является проблемой! Но на него надо обращать внимание. Почему?

Во-первых, существование любого (а не только валютного) черного рынка свидетельствует о том, что участники этого рынка испытывают определенные сложности для официального осуществления актов купли-продажи, что само по себе плохо для нормального функционирования экономики. В рассматриваемом случае эти сложности могут быть связаны, например, с неудобством существующего механизма покупки наличной валюты (потери времени и денег при обналичивании через карточку), или с недостаточным количеством обменных пунктов и их неудобным расположением, или с недоверием людей к банковской системе, или с чем-то другим. Наличие черного рынка – симптом, а не болезнь. И надо попытаться понять и устранить эти причины.

Во-вторых, черный рынок валюты часто является элементом в цепочке разного рода преступных схем. Например, при контрабанде. Но и в этом случае, на мой взгляд, бороться надо не с черным валютным рынком, а с причинами, которые толкают предпринимателей на незаконный ввоз импортных товаров. И причины эти хорошо известны: высокие таможенные платежи и налоги. Г-н Абубакиров совершенно справедливо об этом говорит. Соответственно и бороться надо не с покупателями и продавцами валюты, а с плохими «правилами игры», делающими невыгодным законную деятельность, заставляющими предпринимателей уходить в «тень».

И здесь необходимо упомянуть об очень большом, на мой взгляд, заблуждении. Многие считают, что как бы мы налоги и таможенные платежи не снижали, как бы не уменьшали барьеры ведения бизнеса, все равно теневую экономику этим не победить. Так как не платить налоги выгоднее, чем платить даже самые низкие. И отсюда такой упор на ужесточение наказаний и на администрирование. Считается, что только силой и жесткостью можно заставить людей выполнять законы.

Почему это заблуждение? На самом деле нелегальная деятельность не такая уж безоблачная и экономически выгодная, как это может показаться на первый взгляд.

- Нелегал постоянно «ходит по лезвию ножа», рискуя лишиться доходов, имущества, свободы. Согласитесь, для огромного числа людей гораздо выгоднее и удобнее заплатить умеренные налоги, чем жить в постоянном страхе. И если они этого не делают, то, чаще всего, потому, что существующие налоги и таможенные платежи просто не позволят вести бизнес.

- Самого нелегала, его имущество и сделки не защищают законы и правоохранительные органы. Зато на них постоянно покушаются криминальные структуры и коррумпированные чиновники. То есть вместо налогов приходится платить «дань».

- Нелегал не может выгодно продать свой бизнес, получить дешевый кредит, застраховать сделки или имущество. Да мало ли у современных легальных предпринимателей имеется возможностей для снижения издержек и повышения эффективности своего бизнеса? И большинство из них нелегал использовать не сможет. Соответственно и возможности развития его бизнеса весьма ограничены.

Поэтому задача государства, если оно хочет создать благоприятные условия для предпринимательства и сократить масштабы теневой экономики – сократить официальные налоговые и неналоговые издержки до такого уровня, чтобы они были меньше издержек нелегального бизнеса (включая описанные выше риски).

Это и есть фундаментальное решение проблемы теневой экономики. Это и есть путь устранения причин, а не борьбы с симптомами проблемы.

Поэтому для сокращения издержек ведения бизнеса (а, следовательно, и уменьшения масштабов теневой экономики) нужны комплексные и взаимоувязанные меры со стороны всех экономических ведомств страны – ЦБ, Минфина, Минэкономики и др.

Top