9061 USD +179.00

10092.1 EUR +163.84

138.47 RUB +2.09

10926.7 GBP +151.91

19:29 / 06.08.2019 12405

«Я был вынужден продать свою корову» – зарисовки из Риштана, ожидающего изменений после видеоселектора Президента  

Мы публиковали на нашем сайте множество статей и репортажей о сносах в центре Риштанского района Ферганской области и нарушении прав населения, допущенных при этом.

В начале, проблема заключалась в невыплате компенсаций за снесенные без предупреждения дома населения.

Затем обсудили принудительное привлечение под предлогом «хашара» на строительство в Риштане, работников различных организаций со всех районов области.

На днях на видеоселекторном совещании Президент страны лично обратил внимание на ситуацию в Риштане и раскритиковав хокима области Шухрата Ганиева, потребовал чтобы он попросил у людей прощение за доставленные неудобства в связи со сносом домов, и за то, что не выслушал их проблемы.

Видео: Youtube

 Видео: Mover (tas-ix)

После этих событий жители Риштана вновь обратились в редакцию Kun.uz с жалобой на то, что им не выплачивается компенсация за снесенные дома. Мы вновь побывали в Риштане 3 августа, где встретились с занятыми на «хашаре» работниками и жителями района.

К сожалению, даже после громкого видеоселектора Президента, в Риштане ситуация прежняя, ничего не изменилось.

Да, количество людей, занятых на «хашаре» уменьшилось, но мы увидели, что под палящим солнцем у обочины дороги работают несколько женщин. На наши вопросы они ответили, что работают в управлениях благоустройства Куштепинского и Алтыарыкского районов.
Люди, дома которых снесены до сих пор не получили компенсацию. Мы побывали на месте снесенных домов и побеседовали с хозяевами.

«Все наши комнаты снесли, поэтому мы живем в одной комнате. Я уже задолжал мастерам, которые строят нам дом на новом месте, 17 миллионов сумов»

Султонхон Абдуллаев (проживает по адресу: МСГ «Ок ер», улица Амира Темура, дом 4):

— площадь моего участка составляла 14,5 соток, теперь осталось примерно 7 соток. В праздник Рамадан предпринимателей вызвали на заседание в хокимият. На утро пришел бывший заместитель хокима по строительству Содикжон Хайдаров и начался снос нежилых помещений. Потом перешли на жилые. Снесли мой дом, который я начал строить в 1998 году и закончил меньше двух лет назад, с восьмиметровой верандой, 5 моих магазинов у которых я недавно заменил шифер, гостиницу, в общем снесли 11 моих помещений.

В 2017 году на оплату услуг мастеров я потратил почти 36 млн сумов. Теперь все мои постройки снесли. Моей матери исполнилось 87 лет. Она любит молоко, также у меня есть восьмимесячный внук. Однако я из-за того, что я задолжал за кирпич, я был вынужден продать даже нашу корову. Еще я должен за 4 тонны цемента. Мне предоставили новый земельный участок площадью 6 соток в махалле «Мискин». Туда я купил 46 тысяч кирпича, 5 «Камазов» щебня. На бетон использовал железо, оставшееся после сноса моих построек. На все это я потратил деньги из своего кармана.

Из бюджета мне выдали всего лишь 10 млн сумов. 11 моих помещений они оценили в 89 млн сумов. Но документа об оценке я так и не видел. Другие организации оценивают мои снесенные дома более чем в 300 млн сумов.

Вот, лежит кирпич, который мне выдали, указав количество 2000 штук, но на самом деле здесь не более 1500 штук. Еще 2,5 тысячи штук я выгрузил на новом участке.

Теперь для нового строительства я должен снести этот дом. Однако, если его снести, мне с семьей будет негде жить. Я могу начать тут строительство только после окончания строительства в новой махалле и переезда с семьей туда. У меня нет другого выбора. Мой сын учится в Андижане, ему уже 31 год. Я должен его женить, но невесту некуда будет привести. У жены была операция. 45 дней после этого она выздоравливала в доме своего отца.
Если бы мне хотя бы выдали те, насчитанные 89 млн сумов, я бы закончил строительство дома в махалле  «Мискин» и переехал бы с семьей жить туда. Когда я спрашиваю про эти деньги, Содикжон Хайдаров говорит: «денег пока нет, займите на время у кого-нибудь». Но тут у всех предпринимателей строения снесены, так  у кого мне занимать?

Для строительства нового дома я нанял 9 мастеров, сейчас я им уже должен более 10 млн сумов. Общий мой долг составляет более 17 млн сумов. Эти мастера работают в другом месте, но каждый раз при встрече они спрашивают меня на счет денег. Мне очень неудобно перед ними. Дошло до того, что на днях они получили с меня расписку. Недавно на улице высыпали щебень, который записали на мой счет.

Зачем он мне, если я не буду его использовать? Кирпичи тоже некачественные. Пусть выдадут деньги, тогда я куплю нужные материалы сам».

«В начале обещали другое. Теперь говорят, что стоимость материалов, оставшихся после сноса, будет вычтена из суммы компенсации»  

Мирзаурин Собиров (проживает по адресу: город Риштан, улица Рошидоний, дом 284):

— У нас такая же ситуация. Снесли наш дом, пообещав выплатить компенсацию. Дали всего 10 млн сумов, остальных денег не выдали. Снесли наш дом из 8 комнат. Тогда я, срочно наняв мастеров, построил из кирпича, от снесенного дома, две комнаты для проживания с семьей. Сейчас живем там вчетвером. Оштукатурили, даже не отбелили. Мне предоставили в Учарике земельный участок, площадью 6 соток. Махалля дала 650 кг цемента, 4500 штук кирпича. Нас закрепили за Куштепинским районом. Поэтому они дали мне еще 5 тысяч кирпича и 500 кг цемента.

Сейчас я должен заложить фундамент нового дома, но у меня нет на это денег. Те 10 млн сумов, я уже потратил на строительство двух комнат. Потому что нам негде было жить. Я даже не знаю, в какую сумму оценили наш снесенный дом.

Пришла оценочная комиссия, сказали, что они из области. Фотографировали, снимали на видео. Дали только 10 млн сумов. В какую сумму оценила комиссия - мне так и не сказали. Теперь вместе с домом я должен построить и магазин, так как семья имела доход только от снесенного магазина. После его сноса я стал безработным. Когда сносили, мне обещали что дадут цемент и кирпич по доступным ценам. Но теперь, когда мы были по этому вопросу в прокуратуре и ОВД, нам говорят что этот вопрос решает хокимият.

Вынуждает задуматься то, что при сносе нашего дома мне сказали что материалы, оставшиеся после сноса, будут списаны по акту. Но вчера пришли с финотдела и сказали, что старые стройматериалы, оставшиеся после сноса, учтут и их сумму вычтут из суммы компенсации. Что происходит?!»

«Наши люди сильно верят Президенту. Однако местные руководители не выполняют то, что обещали».

Улуғбек Ҳусанов:

— Во второй половине месяца Рамадан снесли дом моей тети. У нее плохо со здоровьем. Сейчас живет у сына, ждет, когда выдадут компенсацию. Вместо снесенного дома ей предоставили земельный участок в Учарике, площадью 6 соток. Дали 10 млн сумов. После оставили 400 кг цемента и 2,5-3 тысячи кирпича. На самом деле, как говорил Президент, они должны были сначала предоставить землю, выплатить компенсацию, а потом сносить дом. Но сейчас они делают все наоборот. Тогда при сносе, когда я возмущался, мне сказали что я иду против политики государства. Люди верят в Президента, но местные руководители делают все наоборот. Делают все без каких-либо планов».

«Снесенные дома оценили крайне безграмотно»

Иноятхон Рахмонова (проживает по улице Рошидоний, инвалид II группы):

— Мы рады, что на наш Риштан обратил внимания сам Президент. Он приказывает благоустроить махаллю. Я обрадовалась, услышав его требование о выплате денег даже за каждое дерево. Потом пришли руководители района, сказали, что есть постановление Президента и что будут сносить. Я сказала, что знаю о постановлении и освободила свой дом для сноса.

Я пенсионерка, одна моя невестка - уборщица. Вот на эти деньги мы живем. Я думала, что выплатят компенсацию, но её никак не дают. Даже землю не выделили. Снесли наш дом из 8 комнат. Нас в семье 10 человек. Хорошо, что сейчас лето, я могу спать под виноградником.

Надеюсь, завершат до начала зимы. У нас нет денег для ускорения строительства. Слышала, что дом оценили в 95 млн сумов. Сама я в прошлом работала в сфере строительства и кое в чем разбираюсь. Наш дом был построен из жженого кирпича. Считаю, что его оценка должна быть около 300-400 млн сумов. Но нам никто не сказал, в какую сумму оценили наш дом. Я была у заместителя хокима, он пообещал, что выдадут компенсацию, сказал, что внес меня в список. Но денег все еще не выдали. Дали лишь 5 тысяч кирпича и цемент.

Я каждый день молюсь, чтобы наш Президент был здоров и чтобы Бог дал совести нашим хокимам. Здесь работы по сносу начались 16 мая. До конца мая все полностью снесли. Мой сын потом месяц бегал за кадастром. Говорили, что дадут землю, но не дали. Замхокима тоже обещал, что дадут землю. Прошел месяц, но землю все еще не выделили.

Первая группа при оценке дома сказала, что выйдет хорошая сумма. Я обрадовалась, а после них пришли еще люди, оценили заново, но цену не сказали. Даже пришли из финотдела и посчитали пригодные из старых материалов. Сказали, что их вычтут из суммы компенсации».

«Мой ребенок инвалид. Наш дом снесли, и мы арендуем жилье. Еще ни одного сума компенсации не выдали».

Умиджон Мелибоев (проживает в доме 28 по улице Рошидоний).

— Наш дом снесли 7 июня. Компенсацию не выдали. Снесли дом, состоящий из четырех комнат, веранды, крытое помещение у ворот. Не оказали никакой помощи. Площадь земли на нашем участке составляла 6 соток. Мы остались без дома, сейчас снимаем жилье. У меня дочь инвалид. Заключили договор аренды, но хокимият не выплачивает денег, сам плачу по 350 тысяч сумов в месяц. Дали землю в Дехканабаде, однако, компенсацию не выплачивают. Когда спрашиваю, говорят, выплатим, но все впустую».

Одним словом, вот такая сейчас ситуация в Риштане. Строительство в центре района продолжается.

 

из Ферганы,Элмурод ЭРМАТОВ,
корреспондент Kun.uz
фотограф Ахрорбек ЁКУБЖОНОВ.

Top