13:38 / 14.11.2019
1
5033
Вступление в ЕАЭС действительно улучшит жизнь мигрантов?

В последнее время появляются все больше признаков того, что «наверху» приняли принципиальное решение вступить в Евразийский экономический союз (ЕАЭС).

Появление в СМИ положительных мнений государственных деятелей и различных экспертов говорит именно об этом. Один из самых сильных аргументов сторонников ЕАЭС ­­– это якобы улучшение жизни миллионов узбекских мигрантов в Российской Федерации. Давайте оставим все остальные аспекты вступления в ЕАЭС и разберем подробно этот пункт. А разберем мы его на примере Кыргызстана – страны, которая вступила в союз в 2015 году, 600 тыс. мигрантов из которой работает в РФ.

ЕАЭС подразумевает свободное перемещение товаров, услуг, капиталов и рабочей силы между членами союза. Значит гражданин одной страны ЕАЭС может работать на равных правах с другими гражданами на территории другой страны ЕАЭС. Так, граждане Кыргызстана могут работать в России, не оплачивая трудовой патент. Для получения трудового патента, кроме ежемесячной оплаты (В Москве 5 тыс. рублей, в Санкт-Петербурге 3,8 тыс. рублей) нужно пройти тестирование по русскому языку, истории России, основам права и пройти медицинский осмотр.

Кроме того, кыргызстанцы, в отличие от граждан стран СНГ (например Узбекистана или Таджикистана), могут зарегистрировать место жительства в течение 30 дней, а не 7 дней.

Вышеперечисленные преимущества кажутся заманчивыми на первый взгляд, но так ли это на самом деле? Как эти правила, закрепленные в российском законодательстве и нормативных актах союза, работают на практике?

Несмотря на то, что РФ входит в пятерку стран мира по количеству мигрантов, в России довольно часто работают без формализации трудовых отношений. В целом, неформальная «теневая экономика» имеет большую долю в СНГ, включая Россию. Это особенно отражается в сфере трудовой миграции. В 2018 году в МВД РФ заявили, что число нелегальных мигрантов в России достигло двух миллионов. На самом деле, реальные цифры могут быть и гораздо больше. По данным МВД РФ, в 2018 году 5 млн из 17,8 млн иностранцев, посетивших Россию, приехали работать. Из них 4,5 млн являются гражданами стран-членов СНГ (2 млн из Узбекистана), 750 тыс. являются гражданами Армении, Беларуси, Казахстана и Кыргызстана, которые являются членами ЕАЭС (эта цифра будет уточнена ниже). Значит, более 3,7 миллиона человек должны платить патент. А на самом деле, в 2018 году в России было оформлено 1,7 млн патентов и доход от их продажи составил 57 млрд рублей. Это означает, что 2 миллиона человек работают неформально.

Ранее было отмечено, что в России из стран-членов ЕАЭС работают около 750 тыс. человек (из Армении – 208 тыс., из Белоруссии – 135 тыс., из Казахстана – 111 тыс., из Кыргызстана – 352 тыс. человек). Однако, официальные источники и России, и Кыргызстана утверждают, что число иммигрантов из Кыргызстана в России превышает 600 тыс. человек. Даже если мы исключим студентов (16 тыс.), временных (13 тыс.) или постоянных жителей (14 тыс.) и тех, кто получил российское гражданство (9 тыс.), ясно, что многие кыргызстанцы работают неформально.

Исследования 2016-го и 2017-го годов показывают, что только 60-61% граждан Кыргызстана работают в РФ на основе трудовых договоров.

Это означает, что как минимум, 200 тыс. граждан Кыргызстана, несмотря на членство в ЕАЭС, вынуждены работать в России без трудовых договоров. Когда иммигрант работает без заключения трудового контракта, ему могут платить меньше, обещанного, а в некоторых случаях приходиться работать сверхурочно и без социальной защиты и медицинского страхования. Получается, что одна треть иммигрантов из Кыргызстана в России не получают никакой пользы от членства в союзе. Учитывая, что число узбекистанцев в России сейчас превышает 2 миллиона, отмена патента для 700 тыс. иммигрантов после вступления Узбекистана в ЕАЭС, может не иметь никакого эффекта.

Кроме того, трудовой договор, то есть формальная занятость, не гарантирует получения всех льгот, предусмотренных российским законодательством и применимых к местному населению. Многие кыргызы, с которыми я общался говорят, что даже когда трудовой договор подписан, есть разница между заработной платой, указанной на бумаге, и фактической. Недавние исследования также показали, что кыргызские мигранты не имеют доступа к социальной защите и медицинскому страхованию в порядке, установленном законом. Лично я встречал кыргызстанцев и узбекистанцев, которые были порабощены в России и чьи гражданские права были нарушены.

Согласно российскому трудовому законодательству, налоговые резиденты платят 13% подоходного налога (НДФЛ). Нерезиденты (например, узбекистанцы) платят 30% подоходного налога со стоимости патента. Чтобы граждане Кыргызстана стали российскими налоговыми резидентами, они должны работать в России 183 дня и платить соответствующие налоги, то есть граждане стран-членов ЕАЭС должны будут работать в этой стране не менее шести месяцев, чтобы платить подоходный налог в размере 13% вместо 30. Учитывая, что определенный поток иммигрантов из Узбекистана отправляются в Россию весной и возвращаются осенью, т.е. работают посезонно, они не получат те льготы, которые получают граждане стран-членов ЕАЭС. Учитывая данный факт и то, что сотни тысяч узбекистанец и так работают без трудовых патентов, реплика профессора на телеканале «Узбекистан 24» о том, что вступление в ЕАЭС принесет 33-34 трлн сумов ежегодно является необоснованной, равно как и убеждение Одилжона Иминова о выгоде в размере 4 млрд долларов.

Теперь о регистрации места жительства. Согласно российскому законодательству, любой иностранец должен пройти регистрацию по месту жительства. До недавнего времени, иммигранты регистрировали в качестве места жительства хостел или адрес работодателя (будь то офис, строительная площадка, завод или фабрика). Согласно новому порядку, принятому 2-3 года назад, иностранцы должны пройти регистрацию именно по месту жительства. Но практика показывает, что большинство россиян не желают регистрировать иностранцев по своему адресу. Получается, что иммигрантам, в том числе гражданам стран-членов ЕАЭС приходится решать вопрос регистрации - деньгами и, на деле, жить по месту работы, вместе с другими мигрантами. Кроме того, и для граждан стран экономического союза, и для граждан других стран приходится проходить регистрацию заново при возвращении в РФ.

Не регистрация по месту жительства или отличие места жительства от формального, является таким же административным правонарушением как для граждан стан-членов ЕАЭС, так и для граждан других стран СНГ. Повторное правонарушение приведет к депортации из России и внесении Ф.И.О. правонарушителя в «черный список». В 2014-2016 годах МВД России и другие государственные органы включили 145 тыс. кыргызстанцев в «черный список», из которых 55 тыс. были исключены из списка за такой же период времени. В сентябре 2018 года в «черный список» России вошли 70 тыс. кыргызстанцев. Следовательно, граждане стран-членов ЕАЭС практически сталкиваются с теми же препятствиями и проблемами, что и граждане других стран несмотря на то, что у граждан стран ЕАЭС больше времени на регистрацию по месту жительства (30 дней вместо 7).

По словам Валентины Чупик, главы неправительственной организации, которая защищает права мигрантов «Тонг жахони», заявители часто жалуются на незаконные действия полиции. Большинство жалоб касаются незаконного задержания со стороны правоохранительных органов, оскорбления национальных и религиозных мотивов, применения физической силы и незаконного найма, невыплаты заработной платы и т.д. Такие действия должны квалифицироваться как уголовное преступление в российском законодательстве.

Кроме того, по словам юристов, сотрудники полиции проводят регулярные рейды, такие как «Мигрант-жилой сектор», «Чистый город», «Останови и досмотри» и останавливают людей не славянской внешности. В результате этих мероприятий полицией задерживаются, в основном, граждане Центральной Азии. Отмечается, что сотрудники правоохранительных органов часто вымогают взятки в обмен на освобождение или доставляют в полицейский участок.

По словам Чупик, наибольшую долю обращений за юридической помощью имеют граждане Узбекистана, Таджикистана и Кыргызстана. Например, с сентября 2018 года по май 2019 года 17 % (3318) из числа тех, кто обращается за юридической помощью, были из Кыргызстана. Однако доля граждан этой страны среди всех иностранцев в России составляет 7% (38/32 для граждан Узбекистана и 36/16% для граждан Таджикистана соответственно). Получается, что членство в ЕАЭС не гарантирует для граждан Кыргызстана обеспечения законных прав.

Следует отметить, что в социальный, политический или экономический союз должны вступать страны, граждане которых уважают друг друга. Но, к сожалению, в России к представителям средней Азии относятся пренебрежительно. Согласно опросу, проведенному «Левада-центром», большинство россиян выступают за то, чтобы в стране было как можно меньше жителей Центральной Азии. По данным последнего социального опроса, доля тех, кто выступает за ограничение трудовой миграции, выросла за два года с 58 до 72%.

Насилие и даже убийства по мотивам ксенофобии и расизма в Кондопоге, на Манежной площади и в Бирюлево предполагают, что в стране преобладают антииммигрантские настроения. Не нужно уходить далеко, достаточно вспомнить события марта 2019 года в Якутии. Известие о предполагаемом изнасиловании тремя кыргызстанцами местной девушкой заставило жителей Якутска проводить митинги против представителей Центральной Азии. Местные жители потребовали вытеснить их из города и кыргызстанцам не помогло то, что они являются членами ЕАЭС. Несомненно, любое преступление должно быть наказано соответствующем образом. Кроме того, среди россиян тоже есть те, которые понимают иммигрантов и относятся к ним с уважением, но их становится все меньше.

Из вышеперечисленного можно сделать вывод, что убеждения о том, что членство в ЕАЭС кардинально изменит жизнь узбекских мигрантов в России и принесет в бюджет страны триллионы сумов, мягко говоря, не имеют достаточно оснований. Вступление в ЕАЭС может немного облегчить жизнь некоторых узбекских мигрантов и уменьшит их расходы, но в жизни других сотен тысяч мигрантов это не сыграет существенной роли.

Шерзод Эралиев (PhD)
Исследователь Хельсинского университета

Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции

Пройдите авторизацию чтобы Вы могли оставить комментарий
Top