21:56 / 09.04.2020
7020
Эксперт рассказал о том, как коронавирус может повлиять на экономику Узбекистана

Политэкономист, PhD в области социальных инноваций и инноваций в государственном секторе Бахром Раджабов поделился с редакцией Kun.uz своими размышлениями о негативном влиянии пандемии коронавируса на экономику Узбекистана и благосостояние его населения.

Фото: amerikaovozi.com

Долгосрочные потери для мировой экономики в целом, можно будет подсчитать после прохождения пика кризиса. Понятно, что на экономику негативно воздействует не сама пандемия, а ограничения, связанные с ней. Однако, практика показывает, что отсутствие решительных мер может привести к катастрофическим последствиям и потерям человеческих жизней. В этой сложной обстановке, цель, если её кратко сформулировать, заключается в том, чтобы «не выключать свет» (keep the lights on), то есть по возможности, поддержать экономику и сохранить надежду на её относительно быстрое восстановление.

По данным различных международных финансовых институтов, темпы роста экономики Узбекистана замедлятся. Напомню, что ранее кризисные темпы роста в Узбекистане прогнозировались Всемирным банком (ВБ) на уровне 5,7% и считались самыми высокими среди стран Европы и Центральной Азии. Ныне, например, Азиатский банк развития (АБР) даёт прогноз в 4,7% роста на нынешний год с перспективой восстановления экономики в будущем году. Более пессимистичный прогноз даёт Всемирный Банк (ВБ), предрекающий в своём обзоре рецессию во всём регионе и экономический спад от -4,4% до -2,8%. Для Узбекистана прогноз составляет 1,6% экономического роста (то есть значительный спад по сравнению с докризисным прогнозом в 5,7%). В своих прогнозах ВБ ссылается на неопределённость и множество факторов, которые, в конечном итоге, определят, каким будет экономический рост в странах региона.

Очевидно, что на замедление роста влияют снижение темпов экономического роста у основных стран торговых партнёров Узбекистана (например, в Китае, России, Турции), трудности, возникшие в торговле. Ещё один фактор - вялая деловая активность, связанная, в том числе, со спадом на сырьевых рынках. Ощутимое влияние оказывает падение цен на нефть. Во многом, при условии стабилизации этих внешних факторов, экономику Узбекистана может ожидать рост. По оптимистичным прогнозам, восстановление экономик вышеупомянутых стран ожидается в третьем квартале, при условии, что пандемию, в целом, удастся обуздать. В этом случае, меры карантина могут быть смягчены и постепенно отменены, что позволит экономикам войти в нормальное русло. Например, аналитики Центрального банка России, откуда в Узбекистан поступает значительная часть денежных переводов от трудовых мигрантов, прогнозируют восстановление российской экономики со второго полугодия. Этому, по словам аналитиков, «поможет отложенное потребление с ускоренным ростом производства для пополнения запасов и восстановления нормальных темпов поставок товаров».         

Для экономики Узбекистана ещё одним шоком может стать понижение объемов денежных переводов от трудовых мигрантов из России и Казахстана:

во-первых, Россия и Казахстан уже запретили въезд иностранных граждан на свою территорию;

во-вторых, они испытывают экономический шок из-за падения цен на нефть. Эта ситуация может привести к снижению реальных объемов денежных переводов в Узбекистан. По данным исследования ВБ «Слушая Узбекистан», касающегося вопросов международной миграции и благополучия домохозяйств, прекращение денежных переводов может довести уровень бедности в стране до 16.8%. Прекращение денежных переводов, также может негативно сказаться на потреблении, учитывая, что по данным того же исследования, большую часть денежных переводов домохозяйства тратят на потребление и на улучшение своих жилищных условий. По данным ВБ, денежные переводы упадут более чем на 50%.

Необходимо отметить, что ограничения также негативно сказались на целом ряде отраслей экономики Узбекистана. Серьёзно пострадали сфера общественного питания, туристический и гостиничный сектора, сфера услуг. Пожалуй, нет сферы, где бизнес не ощутил негативного эффекта от пандемии. Особенно трудно малому бизнесу. Быстро перестроиться в таких случаях довольно сложно.

Таким образом, глубину спада предсказать сложно. При благоприятном сценарии развития событий и учитывая тот факт, что правительство незамедлительно стало предпринимать меры по поддержке экономики, бизнеса и нуждающихся в помощи, можно рассчитывать на начало восстановления экономики с третьего квартала нынешнего года. Однако я ожидаю целый ряд негативных эффектов.

Например, рост финансовой нагрузки на бюджет из-за расходов на поддержку экономики, сферы здравоохранения, социальной сферы и недополученных средств, выпадающих в связи с временными отсрочками по выплатам кредитов и прочих платежей, временным обнулением ставок таможенных пошлин и акцизов. Ещё один проблемный аспект - высокая доля трудовых ресурсов в неформальном секторе экономики Узбекистана. Это примерно 7-8 миллионов человек из более чем 13 миллионов трудоспособного населения страны. Из-за ограничительных мер карантина, трудовые ресурсы, задействованные в неформальном секторе, уже пострадали, лишившись работы и заработка. Проблема также может коснуться и формального сектора. В период экономического спада, предприятия могут пойти на сокращение персонала, что неизбежно приведет к росту безработицы.

Имея в виду всё вышеперечисленное, меры поддержки правительства бесспорно необходимы. Исходя из опыта других стран по аналогичным мерам поддержки, акцент, помимо всего прочего, сделан также на стимулирование спроса для скорого перезапуска экономики. С этой целью правительство идет на трансфер денег гражданам с тем, чтобы они могли их потратить и поддержать экономику. Как бы там не было, решительные действия правительства - необходимый сигнал бизнесу и рынку в целом в период неопределённости и финансово-экономических трудностей. На самом деле, от ограничительных мер страдает вся мировая экономика. Ущерб для неё аналитиками Блумберг предварительно оценивается в 5 триллионов долларов.

При этом, не исключена вторая волна пандемии, которая, если случится, может прийтись на уже истощённую экономику. Для Узбекистана, как и для других стран предпочтителен оптимистичный сценарий начала восстановления экономики с третьего квартала (второе полугодие). В противном случае, даже скромного роста в 1,5-1,6% может и не быть. Для этого, ограничительные меры должны быть смягчены с последующей их отменой. Этот факт понятен и очевиден. ВБ в связи с пандемией отмечает, что в Узбекистане одним из главных рисков может стать торможение перехода к рыночной экономике, обусловленной ростом частного сектора.

Правительство находится как бы между двумя огнями.

С одной стороны, необходимо локализовать инфекцию и улучшать санитарно-эпидемиологическую обстановку в стране. Для этого рекомендованы меры карантина и самоизоляции на первом этапе, и развитие сферы медицины в последующем. В противном случае, это грозит потерями жизней людей, огромной нагрузкой на медицинскую службу. Печальные примеры такого развития событий всем известны.

С другой стороны, продление ограничений, а также продолжительный выход на траекторию роста, несут в себе вызовы и угрозы для людей, которые могут оказаться без работы, дохода и базовых благ. Есть также понимание, что нужно обеспечить продовольственную безопасность Узбекистана, что при затягивании ограничительных мер станет ещё более актуальным вопросом. В то же время, инвестиции в сельское хозяйство, сферу услуг, строительный сектор могут стать драйверами будущего экономического роста.

Каждый из нас, понимая сложность ситуации, может ускорить снятие ограничительных мер карантина и вхождение экономики и всех сфер жизни в нормальное русло, соблюдая простые правила, предписанные врачами. Эти меры дали положительный эффект в других странах и рекомендуются Всемирной организацией здравоохранения.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.

Top