20:20 / 23.05.2020
4469
Наше сердце должно биться «по-узбекски» - беседа с кинорежиссёром Джахонгиром Ахмедовым

9 мая на узбекских телеканалах прошла премьера фильма «Илхак», посвящённого судьбе узбекской женщины Зульфии Закировой, у которой пятеро сыновей погибли во время Второй мировой войны.

Корреспондент Kun.uz побеседовал с режиссёром фильма Джахонгиром Ахмедовым о фильме «Илхак», мнениях о нём, и других темах, касающихся узбекского кино.

- Есть фильмы для народа и авторские фильмы, которые снимаются для различных конкурсов. Насчёт первых всё понятно. Во втором направлении режиссёр старается отразить в фильме свою философию, мысли. Мне кажется, что «Илхак» это - фильм, который больше относится к категории «для народа».

- Вы правы. С заданным вами вопросом журналисты почти не обращаются к режиссёрам. В последнее время фильмы в узбекском кино разделились на эти категории – кассовые (зрительские) фильмы или авторские фильмы. Авторские фильмы далеки от простого зрителя, зачастую непонятны ему. В таких фильмах для участия в фестивалях выдвигается философская идея. Они создаются для определённых кругов.

Однако я всегда придерживаюсь мнения о том, что в отношении фильмов должна быть категория «хорошие» и «плохие». Хороший фильм должен быть понятен зрителю. И их тоже следует демонстрировать на фестивалях. Я не против разделения фильмов на категории, но в фильме «Илхак» я поставил перед собой задачу найти золотую середину. Зритель также должен уметь «прочитать» нагрузку, которую несут в себе символы. К примеру, символ национального пояса – белбога. Считаю, что этот символ отражает не только жизненные ценности или философию Зульфии, но и философию всей нашей нации, отношение к национальным общечеловеческим ценностям. Такие национальные символы будут понятными и трогательными как для специалистов, анализирующих кино, так и для простого зрителя. Если символы служат только для выражения мнения и философии, то я как кинематографист против таких символов. Символы должны не только раскрывать идею фильма, но и оказывать эмоциональное воздействие на зрителя, потрясти его. Когда в конце фильма белбог повязывается невестками, то кульминация белбога признаётся как специалистами, так и зрителями. Можно оценить фильм «Илхак» как попытку найти золотую середину между авторским и зрительским фильмом.

- Вопрос, который я сейчас задам, является спорным у представителей сферы искусства уже в течение сотни лет. Хороший фильм должен создаваться, следуя мнению народа, или народ должен следовать фильму? Каково мнение Джахонгира Ахмедова по этому поводу?

- Как режиссёр, по этому вопросу я убеждён в следующем: фильм должен вести за собой зрителя, увлечь его. Однако прежде всего создатели фильма должны следовать за народом. А именно, мы должны быть среди народа, должны уметь понимать его горести и печали. Наше сердце должно биться «по-узбекски». Можно иметь узбекскую внешность, говорить по-узбекски, носить тюбетейку, но, к большому сожалению, сердце бьётся не «по-узбекски» не всегда и не у всех. Если сердце режиссёра бьётся именно «по-узбекски», то его фильм в прямом смысле этого слова может повести за собой народ. Это моя правда. Если сердце любой великой философии, идеи не будет биться по-узбекски, то наш народ никогда не пойдёт за ним. В любом фильме в первую очередь следует поставить на первый план национальный колорит.

- «Западные фильмы воздействуют прежде всего на сознание человека, а потом уже на его сердце. А у нас наоборот – сначала на сердце, а потом уже на сознание» - говорил кинорежиссёр Шухрат Аббосов.

- Западный зритель воспринимает любое чувство сначала сознанием, а потом сердцем. А мы другие. Сначала воспринимаем сердцем, и если фильм растрогает нас, то он дойдёт и до сознания. В сущности, важны оба средства воздействия. В человеческой цивилизации духовный иммунитет закладывается с помощью художественных произведений. И они обязаны это делать. Есть невидимые духовные вирусы, и художественные произведения должны взять на себя задачу по формированию противостоящего им иммунитета.

- В создании хороших фильмов большую роль играет качественная литература. Каково ваше мнение о пропорциональности киноискусства с литературой?

- Это как будто развести супругов и ждать от них ребёнка. Они существуют сами по себе.

- Значит, вы хотите сказать, что кино и литература существуют обособленно друг от друга?

- Конечно. В определённое время они разделились. Верно, что сейчас восстанавливаются какие-то связи между ними. Однако просто невозможно, чтобы литература была одним целым с кино и театральным искусством, поэтому ждать выдающихся произведений – нелогично.

- В чём же состоит проблема – в том, что не создаются хорошие произведения, или в том, что разорваны узы между литературой и кино?

- Народ до сих пор хранит в своём сердце такие произведения, как «Минувшие дни», «Озорник». В основе классики лежит сильное художественное произведение. «Минувшие дни» принадлежит перу основателя жанра узбекского романа Абдуллы Кадыри. Это один из основных аспектов, не хватающих сегодняшнему кино.

В этом и суть обеих проблем – и то, что не создаётся хороших произведений, и то, что к ним не обращаются для создания фильмов. Можно сделать такой вывод, что режиссёр обратит внимание только на хорошее произведение. Есть и мнение о том, что такие фильмы появляются только когда режиссёры начнут сотрудничать с писателями. В кругу писателей бывают и выдающиеся кинематографисты. Или среди кинематографистов встречаются писатели.

- А почему не получается снять хороший фильм по уже имеющимся источникам?

- Я не знаю, в чём причина разрыва между кино и литературой. Сейчас я говорю о себе и своём поколении. Кинематографисты старшего поколения продолжали сотрудничество с литературой. К примеру, взять фильм «Илхак». Художественной основой для этого фильма является произведение известного писателя Алиназара Бегимназарова «Беш жангчининг онаси» («Мать пятерых воинов»). Характер героев, идейность формируются прежде всего в художественном произведении. Успех фильма «Илхак» я связываю с произведением «Беш жангчининг онаси». Я говорю это, как режиссёр, прочувствовавший на себе, насколько важно связывать кино с художественной основой. Я поставил перед собой цель прочитать произведения молодых писателей – от рассказов до романов.

- Казахи воссоздали в кино образ Томирис. С помощью этого фильма они начали воспринимать эту народную героиню как свою. Если мы не поработаем с источниками, то можем её потерять ...

- 3-4 нации нашего региона на каких-то основаниях считают Томирис своей. Потому что, как мы знаем, в то время ещё не было таких национальностей, как узбеки, казахи, киргизы, туркмены. С этой точки зрения, если мы заявим нашим казахским соседям: «Верните нашу героиню», то это будет несправедливо по отношению к ним. Это - одна сторона. С другой стороны, то, что они воссоздали образ Томирис в фильме, не означает, что мы больше не должны упоминать эту героиню. Мы должны продолжать создавать свои фильмы и спектакли. Фильм о Томирис обязательно будет. Я знаю об этом от режиссёров, с которыми работаю. Это будет фильм в духе служения нашему народу.

Если мы остановимся на ваших словах, в мире кино в достаточной мере не используются имеющиеся источники, герои. В том, что на эти темы не снимались фильмы, и к ним не обращались – вина не только кинематографистов. По этому вопросу сложилось мнение, что как будто бы эти темы всегда были открыты, а кинематографисты делали вид, что их нет. Но это не так. Для создания фильма об этих героях не нужен был определённый срок. Не было и спроса на такие фильмы. И для режиссёров, которые хотели снимать такие фильмы, не создавались соответствующие возможности. Интенсивное создание исторических фильмов началось три года назад. За 3 года были сняты новые исторические фильмы, такие как «Исломхужа», «Патриот», «Авлони», «Ветер Коканда», «Термизи», «Саид и Саида».

Был ли опыт у молодого поколения в создании исторических фильмов? Конечно же не было.

- В 1996 году был снят фильм об Амире Тимуре, после этого был большой перерыв.

- Вы хорошо знаете, сколько всего говорилось о фильме, снятом в 1996 году. Но было ли где набраться опыта в то время, когда наше поколение только формировалось в качестве специалистов? Была ли какая-то школа, которая могла бы передать нам опыт создания исторических фильмов?!

- Но ведь для создания лёгких фильмов школа не была нужна ...

- Да, школа не нужна была. Когда вдруг предоставилась такая возможность, все режиссёры сразу переключили своё внимание на серьёзные темы. Но смогло ли это вытащить из болота кинематографистов с более высоким потенциалом, зациклившихся на лёгких темах? Да, режиссёры смогли выйти оттуда. Умылись, отряхнулись и начали заниматься серьёзными темами. Каждый исторический фильм – это очень большое исследование. Режиссёр изучает факты, встречается с учёными. Фильмы постепенно стали представляться на суд народа. На первой стадии мы вспомнили, что была такая историческая личность, реформатор Исломходжа. До начала работы над фильмом сведения об Исломходже даже не были размещены в википедии. А даже если и размещены, то спрос на поиск этих сведений был небольшим. Главным результатом стало то, что герои, о которых народ не знал, оказались в центре внимания. Меня потрясло то, что после выхода фильма «Авлоний» группа молодых людей отправилась на поиски могилы Авлони, стали пропагандировать его книги. Это первый опыт.

Девушка, работавшая помощником гримёра в фильме «Исломхужа» - у гримёра бывает не меньше десяти помощников – в фильме «Илхак» была уже главным гримёром. Парень-художник, начавший работу в большом кино в фильме «Элпарвар» среди группы декораторов, в фильме «Илхак» уже был главным художником, и справился, соответствовал всем требованиям. Гримёр, художник-постановщик, дизайнер костюмов – все молодые, а самый старший из них я – мне 37 лет. 80 процентов коллектива – молодёжь около 30 лет. Все они местные специалисты. Вот в таких процессах происходит их закалка, и мы формируем своих профессионалов. Мы можем пригласить Спилберга из Голливуда снять фильм об Амире Тимуре. Но это может обеспечить только успех этого фильма, а успех всего узбекского кино обеспечить не сможет. Не следует отказываться от этого опыта, нужно приглашать иностранных режиссёров. Но тот факт, что мы сами смотрим эти фильмы, сами достигаем этих успехов, формирует специалистов. Это полезно не только для специалистов за кадром, но и для снявшихся актёров, актрис. Более 80 процентов исполнителей главных ролей в фильме «Илхак» - незнакомые лица для зрителей, но это актёры и актрисы, осуществляющие свою профессиональную деятельность в театрах. Конечно, нелогично ожидать, что фильм, созданный с использованием всех предоставленных возможностей, получит «Оскар», станет победителем Каннского фестиваля. Мы пока ещё только встали на этот путь.

- Каждый фильм оценивается на основе различных шаблонов. Есть такой вид оценки, когда средства, потраченные на съёмки, делятся на количество населения страны. Какова доля бюджета «Илхак» по отношению к количеству населения?

- Мы начали говорить открыто и прозрачно о бюджете фильмов. Это тоже положительный результат. Если посчитать на душу населения, то на фильм «Илхак» с каждого налогоплательщика ушло по 300 сумов. То есть можно считать, что человек, посмотревший «Илхак», заплатил 300 сумов. Мы оправдали средства налогоплательщиков. Ожидалось, что национальная премьера фильма «Илхак» состоится во всех кинотеатрах республики в один день. Мы хотели доказать, что можно вернуть государственные деньги, потраченные на фильм, да ещё и с прибылью. Но из-за карантина мы были вынуждены устроить премьеру по телевизору. Однако, народ ждал этого фильма при любых условиях, и не показать его было бы просто несправедливо. Судя по волнению народа, можно сказать, что если бы он попал в кинотеатры, его посмотрели бы по несколько раз. Но условия не позволили оправдать фильм с материальной точки зрения. Тем не менее, как режиссёр я могу сказать, что с духовной точки зрения фильм себя оправдал.

- О фильме «Илхак» много говорится, его часто анализируют. Наблюдаете ли вы за этим? Как вы думаете, получил ли «Илхак» свою истинную оценку?

- Критика и анализ. По отношению к кино следует больше употреблять слово «анализ». Наука о кино – это анализ. В этой сфере до сих пор продолжаются научные исследования. Они не прекратятся и через 100 лет. Исследования должны отражаться в кинокритике и анализе. Хотя в области кино уже всё открыто, но наука не должна останавливаться. В наших киноанализах часто описывают времена, личностей, не имеющих отношения к кино. Или вспоминают какой-нибудь фильм и сравнивают со своим любимым фильмом. Либо пишут о фильме, который они сами хотят посмотреть.

Как режиссёр, я хотел бы прочитать не их мечты, каким должен быть фильм, а анализ фильма, который я снял. Прочитал один анализ, где автор пишет на уровне «мне понравилось» и «мне не понравилось». А именно, автор предлагает свой личный вкус в качестве критериев и норм для всего узбекского кино. Это неправильно. Каким бы глубоким ни был анализ, индивидуальный вкус в нём никогда не должен выступать в качестве критерия. Если мы хотим плюрализма мнений в обществе, то нам следует научиться адекватно реагировать на мнение других. Кто-то вправе критиковать, говорить, что фильм ему не понравился, и точно также кто-то вправе полюбить этот фильм, заявить, что фильм хороший. Только когда мы научимся уважать обе стороны, появится анализ, способный подойти к кино с научной точки зрения.

- Встречались ли вам рецензии, в которых фильм «Илхак» был оценён по достоинству?

- Есть много аналитиков, которые часто повторяют о несправедливом отношении к кино. Появляются и специалисты, справедливо анализирующие достоинства и недостатки кино. Кино – искусство синтеза. Многие анализы вращаются вокруг понятия о том, что режиссёр снимает кино, композитор сочиняет музыку, актёр исполняет роль. Тогда как кино объединяет многие виды искусства, и нужно проводить анализ в ракурсе их всех. Киноискусство сегодня нуждается в новом поколении профессиональных киноведов. Конечно, будут приниматься во внимание комментарии тех, кто хочет выразить своё мнение. Но для будущего кино очень важна профессиональная критика. Лично я собираю все рецензии, сделанные на профессиональном уровне. Это как готовая шпаргалка. Я сравниваю рецензию с доктором, задача которого заключается в том, чтобы вылечить пациента, а не убивать его.

Кино не будет развиваться без критики, анализа, профессиональных киноведов. Место киноанализа в развитии киноискусства так же велико, как и в литературе. «Диагноз» должен служить тому, чтобы киноискусство было ещё более здоровым, бодрым. А критика должна быть горькой как перец. Но перец в то же время возбуждает аппетит.

- Как вы думаете, в чём проблема фильма «Илхак»?

- Как кино?

- Да.

- Проблема фильма «Илхак», должно быть, заключается в нас самих. Наши спортсмены участвовали в молодёжном чемпионате Азии, очень хорошо играли, но в решающей игре потерпели поражение. В этом поражении я обвинил себя. Потому что я тоже выкладывал в социальных сетях посты наподобие «родина тебя ждёт, ты не имеешь права проиграть, восстановление национальной гордости зависит от тебя». Я читал посты «ты должен сегодня победить, чтобы твоему отцу не было стыдно за тебя». Такие высокопарные призывы, по-моему, и помешали нашим парням, оказали на них излишнее давление. Они не смогли на игровой площадке показать, на что способны. Соперник был намного слабее предыдущего. Но в мыслях наших парней прочно засело чувство: нужно не то, что победить, а не проиграть. Современному кино также мешают вот такие воззрения. На нас давит не бесстрашие ради победы, а осторожность, чтобы не допустить поражения. Вот это давление явно помешало. Говорят о фильмах «1917», «Спасти рядового Райана». Но ведь при этом не учитывают путь, пройденный киноиндустрией этой страны до создания этих фильмов. Не учитывается их опыт, через что прошло всё общество.

Духовная, творческая революция достигается не только представителями этой сферы, но и всем обществом. Сегодняшние представители искусства – отражение сегодняшнего общества. Я далёк от претензий, что узбекскому кино нужны скидки, амнистия. Возможно, у меня нет на это права. Поскольку народ с нетерпением ждёт хороших фильмов в достаточном количестве, даже с запасом. Поэтому и не требуют от режиссёров остановиться, сначала набраться опыта, а потом уже снимать хорошие фильмы. Если бы мы сказали, отправьте нас в Голливуд на стажировку, то сегодня не было бы фильмов «Исломхужа» и «Илхак». Мы должны воспринимать их как пункты, через которые должен пройти караван для достижения конечной цели. В 2017 году началось интенсивное создание исторических фильмов. В течение года было опубликовано два постановления главы государства. Мы научились отвечать на внимание президента пламенными благодарственными речами. Теперь нужно научиться благодарить за предоставленные возможности, показав хороший результат.

Беседовал Ильяс Сафаров

Top