19:54 / 25.05.2020
9151
О неодобренной стратегии ЕАЭС, обязанностях «наблюдателя» и нарушившей дипломатические правила Марии Захаровой – беседа с сенаторами

После одобрения депутатами законодательной палаты участия Узбекистана в Евразийском экономическом союзе в статусе «государства-наблюдателя», 11 мая сенаторы также одобрили сотрудничество с Евразийским экономическим союзом.

Согласно правительственным источникам Kun.uz, в ходе ожидаемого визита президента Шавката Мирзиёева в Российскую Федерацию будет официально объявлено о членстве Узбекистана в этом союзе в качестве наблюдателя.

Корреспондентом Kun.uz было организовано интервью с официальными лицами Сената – председателем комитета по вопросам бюджета и экономических реформ Эркином Гадоевым и председателем комитета по вопросам международных отношений и внешнеэкономических реформ Равшанбеком Алимовым. В ходе интервью обсуждалось, что может дать Узбекистану членство в ЕАЭС и к каким последствиям может привести.

Ильяс Сафаров: - 19 мая было проведено совещание президентов государств-членов ЕАЭС в рамках видеоконференции. Тогда президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев раскритиковал экономический союз, и заявил, что пока не будет подписывать «Стратегию союза».

Претензии Токаева заключались в том, что цели союза не выполняются, что союз перестал быть экономическим, и что количество представителей руководства государств-членов в парламенте определяется в зависимости от внесенных ими денежных средств (в данный момент Россия занимает большинство руководящих должностей, поскольку вложила больше всего средств). Что означают для вас эти слова президента Казахстана, государства, которое является членом союза уже много лет?

Равшанбек Алимов: - Спасибо за вопрос. Действительно, все мы наблюдали за конференцией совета Евразийского экономического союза в социальных сетях и средствах массовой информации. Что касается ответа на ваш вопрос, то, на мой взгляд, это обсуждение очень важно для ЕАЭС, в частности, это мнение президента Казахстана о новой стратегии, предложенной организацией. В целом, насколько я понимаю, руководство Казахстана положительно оценило деятельность организации, подчеркнуло, что впереди имеются большие перспективы. Мне кажется, что такой комментарий президента Казахстана относился больше к новому предложенному документу – проекту стратегии. Ваш вопрос уместен. Эта дискуссия также привлекла внимание Узбекистана. А именно, это дало нам ещё один толчок, чтобы глубоко изучить сотрудничество с данной организацией. Я придерживаюсь мнения, что сотрудничать с ЕАЭС в качестве наблюдателя – очень правильный для нас путь, поскольку этот статус позволит нам ближе и глубже изучить организацию и определить собственное направление.

И.С.: Каково ваше мнение о стратегии развития экономической интеграции ЕАЭС, ориентированной до 2025 года?

Р.А.: - Я не видел этого документа. Но насколько я понимаю, он направлен на дальнейшее усиление интеграции. Я не могу дать какую-либо оценку, так как сам не видел этот документ. Думаю, что там обсуждались какие-либо предложения, направленные на дальнейшее углубление сотрудничества внутри организации.

Равшанбек Алимов

И.С.: - Мы слышим очень много подобных претензий и критики со стороны государств-членов организации. В целом, ведущее государство в организации – Россия, само находится в состоянии кризиса. Что же привлекло в этой организации Узбекистан, где экономика растёт интенсивными темпами?

Р.А.: - Это тоже понятный вопрос. При принятии таких важных и серьёзных решений мы должны быть очень осторожными, и опираться на принцип «семь раз отмерь, один раз отрежь». Как вы знаете, именно такой подход был предложен главой нашего государства в его обращении в начале года. Такие интеграционные процессы необходимы в интересах Узбекистана. Мы не сможем развиваться изолированно, без международных отношений, и интеграция – это закономерность развития современной экономики.

В том числе, для нас актуален вопрос о сотрудничестве с ЕАЭС, организацией, созданной государствами – нашими соседями и давними партнёрами. Специалисты всесторонне изучили, насколько привлекательна эта организация для нас, рассмотрели как положительные, так и отрицательные стороны, и представили свои расчёты с подробными анализами в палаты парламента. Вы уже в курсе этих обсуждений. На мой взгляд, следует рассматривать процессы интеграции с точки зрения конкретного решения проблем, затрагивающих интересы и экономическое развитие Узбекистана.

Если мы вступим в Евразийский экономический союз в качестве наблюдателя, для внешней торговли Узбекистана откроются новые широкие возможности. В том числе, развитие Узбекистана очень интересно для ЕАЭС. Во-вторых, возможности и условия использования транспортных коммуникаций будут облегчены для Узбекистана. В их последующем развитии будут созданы объективные возможности сотрудничества с этими государствами не только в рамках использования транспортных коммуникаций в странах Евразийского экономического союза, но и для развития инфраструктуры транспортных коммуникаций в Узбекистане.

И.С.: - В договоре Евразийского экономического союза установлено, что государство-наблюдатель не должно осуществлять какие-либо действия, противоречащие интересам союза. Однако нет никакой конкретной информации, что же входит в эти интересы. Значит, члены организации могут интерпретировать любые действия Узбекистана в качестве наблюдателя как противоречащие интересам организации.

Эркин Гадоев: - На мой взгляд, говорить об этом не совсем корректно. Поскольку здесь на договорной основе принято очень много документов в сфере обслуживания, транспорта и т.д. Заключено большое количество договоров. Для чего же тогда нужно вступать туда в качестве наблюдателя? Я также хочу выразить своё мнение по вашему первому вопросу. Действительно, высказываются претензии. По какой причине? Поскольку в договоре, в документах, принятых по этому договору, именно эти вопросы не были достаточно отражены. Поэтому, когда мы будем участвовать в качестве наблюдателя, мы в первую очередь узнаем об имеющихся недостатках. Кроме того, в ходе участия в обсуждениях нам нужно будет взять на заметку выгодные для нас аспекты. Ещё один вопрос: интеграция, отношения с этими государствами. Для чего это нужно? Как говорит наш президент, участие Узбекистана в процессах интеграции выгодно не только для Евразийского экономического союза, но и для нас самих. Это может принести пользу нашему государству во всех отношениях. У нас есть товарооборот с государствами, входящими в состав Евразийского экономического союза. Есть также операции по экспорту-импорту, сырьевые ресурсы. А там есть рынок сбыта для нашей продукции. Поэтому, если не будет никаких препятствий в таких отношениях, развитие этих торговых связей будет выгодно для нас самих.

Эркин Гадоев
Фото: buxgalter.uz

И.С.: - Эркин ака, я вернусь к своему вопросу. Было установлено, что государству-наблюдателю нельзя осуществлять никаких действий, противоречащих интересам союза. Однако, нигде точно не указано, какие именно это действия, какие интересы. Значит, действия наблюдателя ограничены, не так ли?

Э.Г.: - При участии в качестве наблюдателя наши действия ограничены только изучением имеющихся документов. Однако в принятии документов Узбекистан участвовать не будет. Наше государство в качестве наблюдателя сможет только изучать документы, и не будет действовать на основе этих принятых документов. Но мы будем продолжать нашу работу на основе ранее заключенных двусторонних договоров. Очень сложно сказать, что именно там имелось в виду.

И.С.: - На заседании государств Евразийского экономического совета в режиме видеоконференции президент России Владимир Путин сделал предложение объединить бюджет и налоговую систему государств-членов. Это предложение повлекло за собой серьёзные претензии. Не означает ли это, что после интеграции бюджетов и налогов сама собой появится федерация? Поскольку в независимых государствах установлено обладание собственным бюджетом и налоговой политикой.

Э.Г.: - Конечно, я просмотрел и изучил договоры. Там каждое государство самостоятельно, есть свой самостоятельный бюджет, собственное налоговое законодательство, ставки налогов. Поэтому здесь возможно неправильное понимание. Возможно, под интеграцией имелось в виду только координация, унификация отдельных косвенных, а именно, акцизных налогов. То есть, например, у нас очень низкий акцизный налог на алкогольную продукцию на внутренних рынках. В России он очень высок. Если будем покупать у России, то нам нужно или поднять свой налог, или их налог понизить до размера нашего. Но все эти действия будут предприниматься с учетом наших национальных интересов.

Если вы обратили внимание, такие вещи, должно быть, не предусмотрены в их договорах. Причина этому одна. Поскольку пандемия остановила перемещение некоторых товаров. Вот отсюда и возникли претензии. Думаю, что если мы станем государством-наблюдателем, то у нас появится возможность изучить, как нужно действовать в различных форс-мажорных ситуациях.

И.С.: - Официальный представитель МИД России Мария Захарова прокомментировала вопрос о ведении делопроизводства в Узбекистане на государственном языке, и сделала заявление о том, что те, кто поддерживают законопроект, находятся в явном меньшинстве. После этого заявления ни одно официальное лицо России не признало, что слова Захаровой были неправдой. Напротив, немного позже Владимир Путин наградил её орденом.

Как вы оцениваете отношение к узбекскому языку представителя основного государства Евразийского экономического союза?

Р.А.: - Министерство иностранных дел уже прокомментировало этот вопрос. Я придерживаюсь мнения, высказанного в этом комментарии. Это суверенное право Узбекистана. Никто не вправе вмешиваться со стороны и указывать по поводу того, какой язык сделать государственным.

На мой взгляд, ответственное лицо Министерства иностранных дел России Мария Захарова показала свою профессиональную некомпетентность по этому вопросу. Поскольку она привела ничем не обоснованные факты. Каким образом она может утверждать о большинстве или меньшинстве? Такой информации не существует. Я полностью присоединяюсь к комментарию Министерства иностранных дел. Никто не вправе вмешиваться со стороны в вопрос государственного языка. Это является нарушением дипломатических правил.

Полную версию беседы можно посмотреть на видео.

Беседовал Ильяс Сафаров,

перевод: Вадим Султанов.

Top