15:52 / 11.07.2020
32281
«Реальность совсем другая»: анонимный рассказ узбекистанца, который разочаровался в системе здравоохранения

История о том, насколько перегружена система здравоохранения Узбекистана при количестве чуть больше четырех тысяч активных случаев заражения коронавирусом.

Фото: Freepik

Эпидемиологическая ситуация в Узбекистане накаляется с каждым днем. Динамика роста заболеваемости и смертей от новой коронавирусной инфекции принудила властей вновь ужесточать карантинные меры по всей республике, которые только начали заметно смягчаться в начале июня.

Накануне в Министерстве здравоохранения признали, что официальная статистика заболеваемости коронавирусом в стране значительно отстает от реальных цифр. 9 июля в Минздраве официально заявили, что система здравоохранения оказалась под большим давлением из-за увеличения уровня заболеваемости.

Кроме того, с недавних пор на информационном поле также начали активно распространяться обращения от граждан, просьбы и жалобы которых в основном сводятся к тому, что в стране не хватает ресурсов для борьбы с коронавирусом.

В последнее время в редакцию Kun.uz также поступает множество обращений от граждан, которые не могут сдать тест на коронавирус, несмотря на выраженные симптомы болезни. Мужчина, пожелавший остаться анонимным, рассказал нашему корреспонденту, с какими сложностями столкнулись он и его семья при попытке сдать тест в столице Ташкенте.

– Когда и почему у вас появилось подозрение на коронавирус?

– Всё началось 24 июня. Я живу в Ташкенте, недалеко от парка «Ашхабад». Нас в семье шестеро, включая сестру, которая родила в феврале текущего года. Утром 24 июня мы заметили, что пятимесячный ребенок начал вести себя обеспокоенно: он был вялый и немного подкашливал.

Мы сразу измерили температуру – 37 градусов. Не задумываясь, мы позвонили в центральную поликлинику Яшнобадского района, и оформили вызов врача на дом. Врач пришла во второй половине дня, хотя поликлиника находится в 10 минутах от нашего дома. Мы удивились тому, что она зашла к нам домой без всякого защитного костюма, одетая в обычную одежду, на ней даже не было халата – только маска. Она спросила, что случилось с малышом. Моя сестра объяснила, что ребёнок с утра плохо чувствует себя, температура 37, немного кашляет, на что она ответила «Ой, не переживайте так, это у нее зубки вырастают. У детей такое бывает. Дайте ей “Инсти” и Ромашку». Мы немного успокоились после её слов.

25 июня с утра сестре стало не по себе. Она почувствовала недомогание, температура 37 градусов. Отец сразу поручил сдать тесты на Covid-19. Я посмотрел в интернете и узнал, что в каждом районе действует СЭС, где каждый может сдать тест на короновирус бесплатно.

Я посадил сестру в машину, и мы поехали в СЭС Яшнабадского района. Работники СЭС отказались принять тест, требовали показать направление. Они утверждали, что тесты берут исключительно у тех, кто устраивается на работу. Я тут же позвонил на 1003, где операторы ласково «погладили по голове» и подтвердили слова СЭС. Оказывается, по всей республике тестов не хватает.

– Вы не пробовали сдать анализ в частной клинике?

– Нет, мы принципиально не хотели платить по 240 тыс. сумов за каждый тест, нас в семье шестеро… Мы как порядочные налогоплательщики хотели воспользоваться своим законным правом на медицинскую помощь.

– Значит, вам пришлось поехать в семейную поликлинику за направлением?

– Да, нам пришлось туда поехать. У входа в поликлинику стоял человек, который измерял температуру пирометром. У меня показало 36,7, а у сестры 36,4 градусов. Мы были удивлены. Затем мы поднялись к нашему врачу, к той самой женщине, которая уверяла, что температура у малыша из-за зубов.

Там еще раз измерили температуру сестры с помощью ртутного термометра, результат – 37 градусов. Это говорило о том, что пирометр у входа в поликлинику нерабочий, и человек с температурой с легкостью может попасть внутрь поликлиники. Врач снова успокаивала, что с такой температурой нечего переживать, мол, у нее, скорее всего ОРВИ. Сестра выходит из кабинета и сообщает мне об этом. Но я все же был намерен сдать тест, и хотел получить направление. Однако врач утверждала, что это не коронавирус, и что у коронавирусных больных температура поднимается до 39 градусов. Я начал с ней спорить, что она не может определять на глаз и быть уверенной в этом. Потом я напомнил ей, что накануне у её ребёнка была температура, и требовал дать направление для сдачи теста. Она сказала, что ничего не будет давать.

Я зашёл в кабинет главного врача. Внутри сидели две женщины, одна из них была в белом халате и, соответственно, подумав, что она главврач, я обратился к ней с просьбой выписать направление для сдачи теста на короновирус. Женщина сказала, что Яшнабадский СЭС закрыт на 3 дня, и начала уверять нас в этом. Я сказал, что мы только что оттуда и всё работает. Я еще раз попросил выписать нам направление.

В это время заходит участковый врач, которая начала жаловаться на нас, что мы не понимаем ничего и напрасно переживаем. В итоге главврач отказалась давать нам направление, ссылаясь на то, что поликлиника не выдает направление для сдачи тестов на коронавирус.

Мне пришлось снова позвонить в 1003. Я объяснил всю ситуацию оператору. Он оказал мне личную помощь, дав номер работника СЭС, который разбирается в процедурах сдачи тестов. Мы позвонили по тому номеру, это был бывший начальник центра государственного санитарно-эпидемиологического надзора Яшнабадского района. Я попросил его поговорить с главврачом и объяснить ей, что поликлиника должна давать направление для теста.

По телефону главврач стала сваливать на нас всю вину, что мы изначально неправильно объяснили ей ситуацию. Затем она сказала, что сейчас поговорит с СЭС и там нас примут. Главврач тут же позвонила действующему начальнику СЭС и попросила нас принять. После чего она сказала нам, чтобы мы поехали туда — нас примут. Я ещё раз попросил её дать направление, на что она ответила «Я ведь при тебе позвонила и предупредила их, ты не слышал что ли?». Я удивился, что можно было всё по одному звонку решить, а мы тут мотаемся с температурой по городу.

В СЭС у нас снова начали требовать направление. Я уже не находил себе места! Мне пришлось на повышенных тонах требовать, чтобы они связались с начальником, что тот в курсе. Позвонили, кивнули головой и решили, наконец-то, взять тест у сестры.

– Когда вам сообщили о результатах, и какими они оказались?

– Нам сказали ждать два дня, но позвонили только на четвертый день, вечером 29 июня. По результатам анализа у сестры подтвердили наличие короновируса. Я не могу описать своё состояние. Такого разочарования в системе здравоохранения нашей страны у меня не было ещё никогда! Вы только представьте, если бы я не стал настаивать на сдаче теста, мы бы распространяли вирус по всему городу!

– Вы и другие члены вашей семьи тоже сдали анализы?

– Да. Ночью того же дня, когда подтвердили вирус, к нам приехали из районного СЭС, и мы всей семьей сдали анализы. Я попросил сотрудников санэпидемстанции принять меры, чтобы дом оцепили во избежание распространения вируса. На следующее утро сотрудники органов внутренних дел окружили наш дом. Однако после обнаружения у сестры вируса, целых два дня не приезжала «скорая»! Никто даже не звонил и не интересовался, как себя чувствует сестра и пятимесячный ребенок. Куда я только не звонил. В 1003 сказали, что не отвечают за госпитализацию, 103 оказывается, не забирает больных с коронавирусом. Мне дали другой номер – 71 2336567, но там никто не отвечал. Круг замкнулся. В поликлинику звонить бесполезно, оказывается, нигде мест нет, и у нас не осталось выбора, кроме как просто ждать. Машина скорой помощи приехала только вечером 1 июля. Внутри машины были ещё трое зараженных.

– А вы уверены, что они были заражены коронавирусом?

– Да, человек, постучавшийся в нашу дверь сказал, что они сейчас собирают людей, которых нужно госпитализировать. Удивленно спросил, нормально ли так госпитализировать? Разве не по одному пациенту перевозят в машине скорой помощи? Человек мне вежливо объяснил, что он лишь выполняет приказ, что ему так поручили. Хочу особо отметить, что зараженные в машине сидели с опущенной к подбородку маской. Я не хотел отправлять сестру в одной машине с ними, но у меня не было другого выбора, ибо это был единственный шанс оказать ей медицинскую помощь. Все, сестру забрали, а мы ждали результаты наших анализов.

– И когда же вы их узнали?

– Спустя почти 6 дней после сдачи анализов, то есть 4 июля. И мы это узнали благодаря настойчивым усилиям. За всё это время нам никто даже не звонил и не узнавал, как мы себя чувствуем. Мы не знали вообще, что нужно делать в таких ситуациях.

– А результаты?

 – Нам удалось узнать результаты не через районный СЭС, а через наших знакомых. Как оказалось, у всех результат отрицательный, в том числе и у пятимесячного малыша. Нас это просто удивило. Как это так: у сестры есть, а у нас нет? Это событие подтолкнуло нас добиться повторного анализа у сестры, которая находилась в городской больнице №1. С утра 6 июля медработники первой горбольницы забрали анализы у сестры и у ребенка на повторную, более тщательную проверку. Я сразу хочу подчеркнуть, что нам пришлось приложить немало усилий и нервов, чтобы добиться повторного анализа. Вечером 7 июля нам сообщили, что у сестры и у ребенка нет вируса.

– Вот это поворот! А вы можете быть уверенным в результатах, вы же говорили, что вашу сестру в больницу забирали вместе с другими зараженными?

– Да, так как анализы проверялись под особым контролем во избежание ошибок. Результат был точный, вируса нет.

– Если в итоге у вашей сестры не обнаружили коронавирус, значит ли это, что врачи изначально были правы, когда говорили «не стоит беспокоиться»?

– Нет, все равно следовало дать направление для сдачи теста. COVID-19 непредсказуемый вирус и у всех симптомы проявляются по-разному. Врачи на глаз не могут определять, кто болен, а кто нет. Уж тем более, когда количество «бессимптомников» растет с каждым днем.

– Значит, ваша сестра вернулась домой? 

– Да, ее и нескольких других пациентов выписали. Но странно то, что все они добирались до дома сами. Их просто выпустили и все.

– Какие выводы вы сделали после всего произошедшего?

 – В сети можно найти очень много случаев, когда тесты СЭС дают неточные результаты. Что людям приходиться обращаться в частные клиники и за свои деньги сдавать анализы, но насколько я знаю и в частных клиниках сейчас выстраиваются огромные очереди и не хватает тестов. Неужели это справедливо, когда законопослушный гражданин, который всегда платит налоги - не может воспользоваться своим конституционным правом на медицинскую помощь?

Я удивляюсь, почему после обнаружения в соседнем доме 2 случаев заражения, дом до сих пор не взяли на карантин. Недавно мы говорили по телефону с заразившимся из соседнего дома. Он спрашивал нас что делать. Он тоже всей семьей остался один на один с этой заразой.

Ну конечно, у нас по телевизору только «ясное небо», и кажется, что все вроде бы хорошо. Но реальность совсем другая.

Надо отдать должное тем врачам, которые добросовестно борются за каждую жизнь на передовой. Они месяцами не видят своих родных, работают в усиленном режиме. Спасибо, низкий им поклон. А некоторые «медработники», а точнее лица, которые имеют дипломы о медицинском образовании, футболят граждан, не оказывают своевременную помощь. Бездействуют!

Уверен, есть те, которые до сих пор не верят в существование вируса. Откройте глаза, друзья! Это война, но только вот врага вы не видите. Поймите, только совместными усилиями мы можем добиться победы!

Дорогие сограждане, берегите себя! Носите маски нормально, прикрывая нос. На улице избегайте тех, кто опустил маску ко рту. Соблюдайте дистанцию! Не протягивайте руку никому! Вирус уже давно среди нас. Если каждый не будет себя сам защищать, никто это за вас не сделает! Не бойтесь требовать свои права, это лучше, чем бездействовать и есть хоть какой-то шанс, что вас услышат.

Беседовал Жамшидхон Зиёхонов

Top