18:51 / 28.08.2020
8796
«Никто даже не спросил, как у нас дела» - близкие врача, скончавшегося от COVID-19, недовольны тем, что им не выдали никакой компенсации

В нашу редакцию обратился 69-летний Мустафокул Исаев, проживающий в Пахтачинском районе Самаркандской области. Его сын заразился коронавирусом и скончался.

В обращении автор сообщал, что его сын, врач Валижон Исаев, работал в перинатальном центре Самаркандской области. После объявления карантина в нашей стране, он дважды участвовал в 14-дневных сменах, делал кесарево сечение беременным женщинам, помещённым на карантин. Во время третьей 14-дневной смены он сам заразился коронавирусом.

«3 июля сыну поставили диагноз COVID-19. Его положили в областную инфекционную больницу. 19 дней он находился там в тяжёлом состоянии, а 23 июля скончался. Прошло столько дней, но из ответственных сотрудников в сфере медицины никто даже и не вспомнил, что мой сын умер в ходе борьбы с заболеванием, работая по специальному приказу. А в областном управлении здравоохранения нас даже не приняли» - говорит М.Исаев.

Близкие покойного рассказали, что Валижона Исаева привлекли к борьбе с коронавирусом, а теперь его семье и пятерым несовершеннолетним детям никто не помогает, компенсацию не выплатили.

В целях внесения ясности в ситуацию мы побывали в Самаркандском областном перинатальном центре.

По словам руководителя центра Лолы Хамроевой, после объявления карантина, данное учреждение принимало со всех районов беременных женщин, подозреваемых в заражении коронавирусом и контактировавших с инфицированными этим заболеванием. Врачи действительно работали в 14-дневном режиме.

В том числе, покойный В.Исаев также работал в этих группах в апреле, мае, июне. Был издан специальный приказ руководителя перинатального центра о деятельности данных врачей именно в этих отделениях с фамилией каждого медицинского работника на каждые 14 дней.

За прошедший период учреждением были приняты тысячи беременных женщин с подозрением на коронавирус, и контактировавших с больными. В том числе, все беременные женщины, проживающие в «красной» зоне, также принимались здесь.

При работе с такими пациентами врач учреждения В.Исаев заразился коронавирусом и скончался. Но для врачей, работающих в данной больнице, не предусмотрена дополнительная выплата или поощрение.

Руководитель перинатального центра сообщила, что этот вопрос не решается в пределах центра, по этой причине они обратились с письмом в областное управление здравоохранения и другие соответствующие организации. Но ответ на эти письма не поступил.

Работники центра сообщили, что беременные женщины с подозрением на коронавирус поступают сюда в первую очередь для оказания им медицинской помощи, принятия родов и проведения хирургических операций. В таких ситуациях никакой врач не будет ждать, пока у пациенток возьмут анализ и получат ответ. Подобного порядка не существует. Медицинская помощь оказывалась всем пациенткам, с подозрением на заболевание, контактировавшим с больными, из «красной» зоны и даже с высокой температурой, с симптомами коронавируса.

Иначе говоря, эти врачи были «брошены на самую опасную амбразуру борьбы». Кроме того, в их отношении был издан специальный приказ. Но никому из них не выплатили даже 6-процентной надбавки.

Руководитель областного управления здравоохранения кратко прокомментировал ситуацию.

По его словам, в соответствующих документах установлено, что поощрение выплачивается не работникам, принимающим пациентов с подозрением на коронавирус, а именно работникам, которые непосредственно занимались лечением коронавирусных больных.

Вместе с тем, он сообщил, что поощрение врачам выдаётся на основании документов, установленных специальной комиссией.

В конечном итоге, в руководстве Самаркандского областного управления здравоохранения заявили, что работникам, лечившим пациентов с подозрением на коронавирус в областном перинатальном центре, поощрение не полагается.

Значит, по словам ответственных лиц, врачам, лечивших пациентов с подозрением на коронавирус, контактировавших с больными, в специальных отделениях в условиях 14-дневного карантина, согласно положению республиканской специальной комиссии, специальные выплаты не предусмотрены. Даже если врача, работавшего напрямую с такими пациентами, больше нет в живых! Получается, что судьбу таких врачей решают ответственные лица республиканской специальной комиссии.

К нам поступают обращения о том, что в данном положении, состоящем из 5 глав и 41 пункта, подобные случаи не учитываются.

В том числе, в июле было опубликовано обращение ещё одного медицинского работника – врача центра санитарно-эпидемиологического благополучия Шоиры Эшбековой, которой в первых очагах заболевания по городу приходилось брать тесты у более 3500 граждан и доставлять их в областную лабораторию вирусологии. В результате, она и вся её семья заразились, вылечились. Однако 25 миллионов сумов специальной выплаты она так и не получила. Ответственные лица по данному факту сообщили, что согласно правилам положения республиканской специальной комиссии, и к зарплате Ш.Эшбековой могут прибавить только 6-процентную надбавку.

Кстати, инфекционное отделение областного перинатального центра, где работал В.Исаев, в период карантина было закрыто приказом областного управления здравоохранения, и в приказе говорится, что данный отдел «должен продолжать деятельность по предотвращению коронавирусной инфекции».

На основании этого приказа, в перинатальный центр привозили беременных женщин с подозрением на коронавирус, и врачи в специальных условиях лечили их в порядке 14-дневного карантина.

Поэтому и близкие врача недовольны сложившейся ситуацией. Ещё один момент: даже если законом действительно не предусмотрены специальные выплаты для всех врачей, пострадавших или умерших в борьбе с коронавирусом, следует не отталкивать близких этих врачей, а принять их и правильно разъяснить им положение дел.

Анвар Мустафокулов, корреспондент Kun.uz

перевод: Вадим Султанов,
Анастасия Ткачёва

Top