16:46 / 02.09.2020
4150
«Я увидел свой дом через 19 лет» - беседа с помилованными заключёнными

Накануне 29-летия независимости Узбекистана президент помиловал 113 заключённых, чистосердечно раскаявшихся в содеянном и вставших на путь исправления. 105 из них – бывшие участники запрещённых организаций.

Мы побеседовали с четырьмя помилованными соотечественниками.

Сарвар Бобоназаров (45 лет. Находился в заключении с 2007 года):

- Прошло уже 19 лет с тех пор, как я не был дома! Все это время я видел дом только во сне. До 26 лет я никуда не выезжал за пределы Ташкента. Потом побывал в Москве, в Стамбуле. В 2007 году поддался на уговоры, и уехал в Пакистан. Я представлял иначе места, где я бывал. Прямо на границе меня арестовали, и 11 месяцев пришлось провести в тюрьмах Пакистана.

В Пакистане я сидел в помещении 2,5 на 1,5 метров, с каменным полом и бетонными стенами. Еда была до такой степени горькая, что её невозможно было есть. Была зима, холодно, и я быстро потерял своё здоровье. Охранники очень жестоки, они подвешивали меня за руки, не давали спать по 3 дня. Человек может понять муки бессонных ночей, только если он сам это испытал.

В 2008 году меня экстрадировали в Узбекистан. 9,5 лет я находился в Каршинской тюрьме. Потом меня перевели в колонию-поселение. Наконец, моё ходатайство было принято во внимание, и глава государства меня помиловал.

Я увидел свой дом только 19 лет спустя. Потерял семью, сейчас даже не знаю, где двое моих детей. За это время умерла мама, потом папа. Когда я вернулся, не узнал город. Ташкент, где я жил до 26 лет, полностью изменился.

Пусть моя жизнь станет уроком для молодых людей, стоящих на распутье. Не повторяйте моих ошибок. Выражаю свою благодарность президенту, поверившему мне и давшему возможность досрочного освобождения.

Мурод Жалолов (31 год, был лишён свободы на 9 лет, помилован через 8 лет):

- Когда я совершил ошибку и попал в тюрьму, у меня была любимая девушка. Она не отказалась от меня. Прошли годы. Когда меня перевели в колонию-поселение, я сразу отправил к ней сватов. Со стороны девушки дали согласие. Так я женился, не будучи на свободе...

Когда родилась моя дочь, я ещё находился в колонии. До моего освобождения был карантин, и я не видел дочь 5 месяцев. Не могу описать, что я почувствовал. До заключения я работал на строительстве, ремонтировал дома. Сейчас тоже хочу заниматься этим. Постараюсь не подвести семью, тех, кто в меня верил и ждал, чтобы родителям не было стыдно за меня.

Если бы можно было повернуть жизнь назад, то 8-9 лет назад я не встал бы на этот путь...

Дилшод Абдуллаев (39 лет, в 2016 году приговорён к 6 годам, помилован через 4 года):

- У меня есть два сына и дочь. Когда меня арестовали, дочь только начала ходить. Она выросла, называя дядю «папой». Старшие братья говорили ей: «это не наш папа», а дочка плакала.

Потом почему-то она ждала меня со словами: «папа вернётся, когда будет жарко». Прошла зима, настало лето, она спрашивала: «почему папа не возвращается?», и у всех на глазах наворачивались слёзы...

Я убедился, что никто не может заменить отца. В тюрьме вспоминается даже запах детей. Особенно, сердце сжимается, когда с нетерпением ожидаешь свидания с ними, а после того, как они уйдут, ты остаёшься в тюрьме…

Конечно, реформы последних лет не обошли и тюрьмы. Отношение к нам резко изменилось. Но один день за решёткой равен году, и таких дней я никому не пожелаю. Не ошибайтесь.

Фаррух Пулатов (24 года, в 2015 году был обвинён в религиозном экстремизме, приговорён к 7 годам лишения свободы, вышел на свободу через 5 лет):

- Многие, глядя на меня, удивляются тому, что я оказался замешан в таких деяниях. В 19 лет я совершил большую ошибку, оступился. У меня есть родители, братья. Мой младший брат тогда был маленьким, сейчас уже вырос. Когда я вернулся, то почувствовал, что роль старшего брата в жизни младшего очень велика.

Бог даст, я собираюсь жениться. Многие мне помогли наладить жизнь. Хотелось бы обратиться к молодёжи, не совершайте таких ошибок! Некоторые горячие парни смотрят фильмы о тюрьме, и пытаются подражать. Но в жизни всё не так, как в кино. Я очень благодарен тем, кто освободил меня, поверил, и постараюсь не подвести. Помилование нашего президента дала мне новую возможность для жизни.

Нуриддин Холикназаров, главный имам-хатиб города Ташкента:

- Услышав, что наши единоверцы вышли на свободу, мы по воле сердца навестили их. Хочу сказать, что сейчас совсем другое время. Теперь никто не принижает наших освободившихся соотечественников, не смотрит на них как на врагов. Напротив, мы стараемся помогать им, чем можем.

Мечети наши открыты, и каждый наш имам готов оказать им поддержку. Если они захотят учиться, работать, то для этого имеются все возможности. Значит, нужно правильно понять дар свободы, сделать правильные выводы из помилования президента, и больше не вставать на этот путь.

Материал и статья были подготовлены при сотрудничестве с пресс-службой главного управления отбытия наказания МВД.

Беседовал Аброр Зохидов
Оператор – Отахон Юсупов

перевод: Вадим Султанов,
Анастасия Ткачёва

Top