20:03 / 16.11.2020
8264
Trailblazer для чиновника: расходы и роскошь в период пандемии
Фото: KUN.UZ

Персонаж романа «Золотой телёнок» Остап Бендер был прав, когда говорил: «Автомобиль – не роскошь, а средство передвижения».

Однако, в последние месяцы в нашей стране, в сфере государственных закупок происходят события, противоречащие этой крылатой фразе. Мы часто становимся свидетелями того, что руководители органов государственной власти и управления приобретают себе комфортабельные и дорогие автомобили.

Рассмотрим некоторые из этих государственных закупок.

  • 12 ноября Жокаргы Кенесом Республики Каракалпакстан приобретён автомобиль Toyota Prado почти за 883 млн сумов.
  • Хокимият Наманганской области 2 июля приобрёл автомобиль Toyota LC 200 за 1 млрд 579 млн сумов, а 23 сентября - Trailblazer LTZ AT за 398 млн сумов. Хокимияты Папского и Учкурганского районов 9 и 13 октября приобрели автомобили марки Trailblazer LTZ AT.
  • Хокимияты Зарбдорского и Мирзачульского районов Джизакской области 9 и 16 октября приобрели автомобили марки Trailblazer LTZ AT за 370 млн сумов.
  • Хокимияты Кушрабатского и Нарпайского района Самаркандской области также не остались в стороне, и приобрели Trailblazer LTZ AT за 398 млн сумов 7 февраля и 4 сентября.
  • Областной хокимият Кашкадарьинской области 30 сентября приобрёл Equinox-AT за 349 млн сумов, а также 3 автомобиля марки Tracker по 206 млн сумов каждый, итого на 620 млн сумов.
  • Областной хокимият Сурхандарьинской области 6 и 26 октября приобрёл 3 автомобиля Trailblazer LTZ AT на общую сумму 1 млрд 194 млн сумов. Областное управление внутренних дел 23 сентября приобрело автомобиль Trailblazer LTZ AT за 398 млн сумов, и пикап Isuzu D-MAX (IRBIS-AT) за 380 млн сумов. Областное управление по чрезвычайным ситуациям 14 сентября приобрело Trailblazer LTZ AT за 398 млн сумов.

Областное государственное налоговое управление приобрело Equinox-AT за 349 млн сумов. Кстати, после того как блогер 11 ноября написал об этом на своём канале davletov.uz, Министерство финансов сообщило, что автомобиль был куплен без разрешения, а именно, министерство разрешило налоговому управлению приобрести Nexia-3. Однако, в варианте этого документа, опубликованного налоговым управлением, марка автомобиля не упоминалась. В министерстве финансов заявили, что данное письмо сфальсифицировано, а Государственный налоговый комитет сообщил о начале служебной проверки по данному факту.

Комитет развития шелководства и каракулеводства, недавно созданный и пока ничем себя не проявивший, приобрёл автомобили Tahoe за 795 млн сумов, два Malibu за 635 млн сумов, Lacetti за 115,6 млн сумов.

Кроме того, в январе текущего года, в социальных сетях распространились сообщения о покупке хокимиятом Андижанской области дорогостоящего автомобиля марки Tahoe. В качестве доказательства была приведена фотография, свидетельствующая о присвоении автомобилю государственного номера 60 001 ААА, который принадлежит областному хокимияту.

Этот список можно продолжать долго.

Мы удостоверились в том, что хокимияты находятся в первых рядах по расходованию бюджетных, то бишь, народных денег на роскошь. Если эта тенденция будет продолжаться, и хокимияты 12 областей и города Ташкента, Совет Министров Республики Каракалпакстан, около 200 руководителей районов и городов приобретут себе Trailblazer LTZ AT в среднем за 398 млн сумов, то на это из государственного бюджета будут израсходованы средства в размере более 85 млрд сумов.

Для хокимията Тупроккалинского района, созданного в составе Хорезмской области на основании постановления президента от 11 апреля 2020 года, были приобретены автомобили Trailblazer LTZ AT за 398 млн сумов, Lacetti за 138 млн сумов и 7 автомобилей Nexia-3 за 630 млн сумов. Хокимият лишь одного района потратил 1 млрд 166 млн сумов (!) на автомобили.

Эти цифры – только в разрезе хокимиятов. А есть еще органы государственного управления, такие как комитет развития шелководства и каракулеводства, затративший более 1,5 млрд сумов из государственного бюджета на покупку 4 транспортных средств, и другие ведомства.

Возьмём только эту государственную закупку. Неужели у комитета не было возможности приобрести вместо этих четырёх автомобилей четыре Nexia-3 или Cobalt, и сократить эти расходы вчетверо? Кто будет отчитываться за перерасход размером 1 млрд сумов из кармана налогоплательщиков? Или если руководители комитетов и хокимы не будут разъезжать на таких пафосных автомобилях, как Tahoe, Trailblazer, люди перестанут их уважать?

А может мы чего-то не знаем? Может, хокимы и другие руководители, без особой охоты, приобрели эти автомобили по приказу «сверху»? Может, у пресловутого предприятия в ведении правительства, в условиях, когда они импортируют готовые автомобили из-за рубежа, и делают наценку почти в половину цены, возникли большие проблемы при реализации автомобилей по такой цене населению с невысокой покупательной способностью? У общественности невольно возникает вопрос: может быть, в таких условиях ведётся «политика обязательной продажи» таких автомобилей органам государственной власти и управления за бюджетные средства. Конечно, для чиновника, доселе ездившего на Lacetti, и вдруг пересевшего на Trailblazer, это вполне приятно, но, возможно, все чиновники не хотят из-за этого выслушивать упрёки народа.

Интересная нелогичность

Интересно, что такие роскошные закупки выросли именно в период коронавирусной пандемии. В самом начале пандемии принялись сокращать расходы государственного бюджета. В том числе, в соответствии с постановлением Кабинета Министров, работникам бюджетных организаций были приостановлены выплаты материального поощрения за счёт средств специального фонда и директорского фонда с 16 апреля по 1 октября 2020 года. Очередным постановлением правительства этот срок продлили до 1 января 2021 года.

Обратите внимание на один аспект: в вышеуказанном постановлении говорится о том, что предложение о приостановлении выплат материального поощрения до 1 января 2021 года было выдвинуто министерствами и ведомствами, Советом Министров Республики Каракалпакстан, хокимиятами областей и города Ташкента. При этом, министерства и ведомства посчитали излишним материальное поощрение в размере определённых процентов от зарплаты для работников бюджетных организаций, но зато смотрят сквозь пальцы на бюджетные средства для покупки дорогостоящих автомобилей (к примеру, Toyota Land Cruiser за 1 млрд 579 млн сумов), обеспечивающих их статус?

Почему коронавирусная пандемия, «урезавшая» доход учителей или других работников, получающих зарплату из бюджета, не смогла «урезать» излишества чиновников?

Существует ли министерство или ведомство, способное ответить за такую нелогичность?

Когда мы перейдём к практическим действиям?

Большая часть бюджетных средств - это средства от налогоплательщиков. Государственные организации, распоряжающиеся ими, должны и обязаны рассматривать эти средства как деньги народа.

После бурного возмущения общественности, в последнее время стали появляться искры практической работы, направленной на ограничение расходов на служебные автомобили.

Директор агентства борьбы с коррупцией Акмал Бурханов высказал следующие соображения по поводу покупки служебных автомобилей по высоким ценам:

«К сожалению, некоторые должностные лица не до конца понимают, насколько важно эффективно тратить государственные средства в сегодняшних сложных условиях (пандемии). Ярким примером тому служит покупка дорогих служебных авто, бурно обсуждаемая в социальных сетях.

В таких случаях не остаётся других мер, кроме как принимать нормативные акты о «Вакцине честности» в отношении государственных служащих, и доводить до их сознания посредством применения соответствующих ограничений».

Директор агентства сообщил, что в целях предотвращения таких случаев разработан проект постановления президента, согласно которому:

  • будут установлены нормативы закрепления за руководящим составом органов государственной власти и управления служебного автотранспорта в зависимости от класса (максимальные цены), в том числе, стоимость служебного автотранспорта, закреплённого за хокимами городов не должна превышать 1200 размеров БРВ (267 млн 600 тысяч сумов), а стоимость служебных автомобилей руководителей органов государственной власти и управления Республики Каракалпакстан, областей, города Ташкента – 700 размеров БРВ (156 млн 100 тысяч сумов);
  • будет проведена опись служебного автотранспорта, и служебный автотранспорт, стоимость которого превышает установленные нормативы, будет продан на аукционных торгах E-IJRO AUKSION;
  • замена служебного автотранспорта будет осуществляться после его использования в течение, как минимум, 5 лет.

Заслуживает внимания тот факт, что данный проект был выставлен на обсуждение 12 августа текущего года, но так и не был принят.

Кроме того, в проекте постановления правительства, направленного на поддержку местных производителей, приведён перечень из более чем 300 товаров, производимых за рубежом и временно запрещённых к участию в государственных закупках. В данном перечне присутствовали также легковые автомобили. То есть, будет внедрено временное, но не постоянное ограничение на приобретение вышеупомянутых автомобилей, производимых за рубежом.

Коронавирусная пандемия, которая на самом деле должна была создать почву для перехода на эффективную систему резкого сокращения служебных автомобилей государственных организаций и, в итоге, полного отказа от этой системы и пользования услугами такси, у нас почему-то дала противоположный эффект. Хотя если бы были приняты такие меры, то бюджетные расходы (стоимость автомобиля + зарплата водителя + топливо и газ + ремонт + замена масла, запасные части и т.д.) сократились бы в несколько десятков раз. А сэкономленные деньги можно было бы направить на другие более нужные цели.

Аббос Салайдинов

перевод: Вадим Султанов,
Анастасия Ткачёва

 

 

Top