12:05 / 21.11.2020
2275
Они - тоже наши дети. Как решить проблемы образования детей с ограниченными возможностями?

В Узбекистане обучается 21 тысяча детей с ограниченными возможностями. Слепые, слабослышащие ученики посещают особые школы. Переход на онлайн-образование в условиях пандемии отчётливо продемонстрировал проблемы в образовании таких детей.

Фото: Pinterest

По данным Министерства народного образования, в республике имеется 86 специализированных школ и школ-интернатов для детей с отклонениями в физическом и умственном развитии. В них обучается 21 363 ученика.

1-4 классы в специальных школах сейчас обучаются в традиционном формате. Учащиеся 5-12 классов, живущие поблизости, посещают школу, остальные учатся онлайн. При этом, приблизительно 45-47 процентов учащихся по данному направлению получают образование онлайн.

Дети с ограниченными возможностями нуждаются в большем внимании по сравнению с обычными детьми. Переход к дистанционному образованию в условиях пандемии повлёк за собой возникновение новых проблем.

Какие трудности возникают у слепых детей при дистанционном образовании?

Окмурод Отамуродов, учитель математики и информатики специализированной школы-интерната для слепых №77:

- В специализированной школе для слепых и слабослышащих мы распределяем занятия, исходя из глазных болезней детей. Глазные болезни могут быть разными, и к каждому ребёнку имеется индивидуальный подход, чтобы глаза не переутомлялись. По отношению к здоровым детям, скорость письма детей, имеющих проблемы со зрением, ниже в 2-3, а иногда и в 4 раза. Скорость чтения тоже в 2-3 раза ниже. Они читают на основе чувствительности пальцев, пишут, прокалывая бумагу специальным грифельным карандашом с тупым концом. Это требует энергии.

Иногда одно уравнение пишется на нескольких страницах, 12-листовая тетрадь может быть заполнена десятью примерами.

На обычных уроках, ввиду отсутствия учебника по геометрии, учителя рисовали геометрические формы от руки или распечатывали на принтере Брайля, и показывали ребятам. Мы пользовались этим методом, чтобы у учеников появилось представление.

Учёба в формате онлайн в условиях пандемии повлияла на качество образования. К примеру, во многих местах скорость интернета не очень хорошая, у большинства учащихся нет телефонов с сенсорными экранами, а если такие телефоны имеются у родителей, дети ждут, когда они вернутся с работы.

Кроме того, если в общеобразовательных школах по одному предмету бывает один учебник, то в специальной школе для слепых один учебник состоит из 6-7, а учебник по математике – из 8-9 книг. У многих в условиях пандемии нет возможности часто менять учебники в библиотеке.

Вместе с тем, голосового объяснения темы учителем недостаточно для усвоения учащимися. Потому что до начала новой темы подробно объясняются её элементы, у учеников складывается представление, а потом уже им предоставляется новая информация. Сейчас, во время онлайн-занятий темы объясняются сразу, у детей отсутствует представление, и они не усваивают новый материал.

Мы стараемся использовать материалы с малым количеством мегабайтов, потому что Интернет-трафика недостаточно. Это тоже затрудняет работу с детьми.

Практически невозможно проверить домашнее задание учеников, поскольку если ученик сфотографирует листы, исписанные азбукой Брайля, то будет крайне сложно их прочесть.

Какие проблемы существуют в дистанционном образовании у слабослышащих детей?

Дилмурод Юсупов, докторант института исследований развития при университете Сассекс Великобритании, исследователь вопросов инклюзивного развития и слоёв, нуждающихся в социальной защите:

- Во время телеуроков предоставляется сурдоперевод. Но глухонемые дети из начальных классов не владеют языком жестов в достаточной степени. Кроме того, для объяснения транслируемых в эфире уроков нужен не только сурдопереводчик, но и сурдопедагог. К примеру, человек, который переводит детям урок по физике, сам должен хорошо знать этот предмет. Если же он просто переводит, то ребёнок не усвоит предмет.

Учебные программы в интернатах для слабослышащих детей отличаются от общеобразовательных школ. Дети с ограниченными возможностями учатся на один год больше, и их программы относительно легче. К примеру, слабослышащие дети не изучают английский язык.

Предложение: в учебных программах 7 классов общеобразовательных школ и 7 классов специальных школ для глухих и слабослышащих существует разница. С учётом этого, нужно не просто выполнять сурдоперевод уроков, а открыть для таких детей отдельный канал, где будут проводить уроки сурдопедагоги. Это было бы более эффективно.

Да, это не совпадает с правилами инклюзивного образования, но сейчас, с учётом обучения в специальных интернатах, следует разработать особые программы для детей с ограниченными возможностями.

Министерство народного образования может отчитаться о проведении уроков с сурдопереводом, но следует решать эту проблему, как можно глубже проникнув в её суть. Потому что успеваемость детей имеет первоочередную значимость.

«Сурдопереводчиков можно по пальцам перечесть…»

- Статус языка жестов в Узбекистане полностью не определён. Согласно законодательству, язык жестов определяется как средство межличностной коммуникации. В других государствах язык жестов признан в качестве государственного языка, и государство оказывает помощь в его развитии. Но у нас не развит язык жестов, и не хватает переводчиков.

В городе Ташкенте сурдопереводчиков можно по пальцам перечесть. В целом, сурдоперевод – не такая уж привлекательная профессия. Этот род деятельности выбирают, в основном, люди, у которых родители или близкие родственники не могут говорить.

В вузах выделена квота для абитуриентов с ограниченными возможностями, но условий для их обучения недостаточно. К примеру, университет, или правительство должны предложить глухонемым студентам услуги сурдопереводчиков, а слепым студентам - услуги чтения текста (Reader). За рубежом имеется такая практика.

В России, где система образования похожа на нашу, каждый гражданин с ограниченными слуховыми способностями вправе пользоваться сурдопереводом до 40 часов в год за счёт федерального бюджета, а слепые -получать услуги тифлосурдоперевода (прямой и обратный перевод вербальной и зрительной информации, осуществляемый специалистом-переводчиком инвалиду, имеющему нарушения слуха и зрения, на жестовом языке или посредством дактильной речи) до 240 часов в год. В соседнем Казахстане за счёт средств государственного бюджета оказываются услуги специалистов по языку жестов до 30 часов в год. Однако, в Узбекистане минимальные часы услуг такого перевода не установлены законодательством, и не включены в список государственных услуг, оказываемых инвалидам.

Предложение: если в Узбекистане также будут оказываться услуги сурдоперевода, тифлосурдоперевода за счёт средств государственного бюджета, то люди заинтересуются этой профессией. Кроме того, это повлияет на качество образования.

«Информацию в Moodle невозможно читать с помощью говорящих программ»

Мирали Гиёсов, студент:

- Возможности лиц с инвалидностью могут быть ограничены во всех сферах. Молодые люди без руки или без ноги затрудняются передвигаться самостоятельно, им трудно посещать учёбу. По-моему, после начала пандемии им стало гораздо удобнее получать образование дома. Но слепым учиться дистанционно намного сложнее.

Я – студент университета. Во многих вузах занятия продолжаются посредством платформы Moodle. Самая большая проблема заключается в том, что информацию в Moodle невозможно читать с помощью говорящих программ, адаптированных для слепых пользователей.

Приходится скачивать информацию с платформы и просить кого-то прочесть. Такой возможности практически нет. Хочу учиться самостоятельно, но нет речевого синтезатора, который может читать научную литературу на узбекском языке.

Я могу работать на компьютере самостоятельно, и довольно хорошо, но слепых, которые самостоятельно могут пользоваться компьютерными технологиями, очень мало. Во время пандемии они ещё больше отделились от общества. В условиях онлайн-образования очень трудно найти эффективные способы для слепых, сколько бы усилий ни прилагалось.

Преподаватели тоже должны понимать студентов, эффективно организовывать связь. К примеру, если новый преподаватель начинает вести какой-то предмет, и он не знает о наличии в группе студентов с ограниченными возможностями, он не должен ставить одинаковые требования для них, как для здоровых людей. Даже если я захочу, не смогу прочесть информацию с платформы Moodle.

В такое время студент с ограниченными возможностями может остаться один и отдалиться от окружающего мира.

«У большинства ребят с ограниченными возможностями нет компьютера»

Ойбек Исоков, председатель союза инвалидов Узбекистана:

- К нам поступает много заявлений, связанных с дистанционным образованием. Проблема заключается в том, что у многих ребят-инвалидов нет компьютеров.

Вторая основная проблема – дорогостоящий Интернет. У нас в этом плане имеются предложения. Во многих государствах ученикам, студентам с ограниченными возможностями бесплатно предоставляют компьютеры. Возможно, у государства нет таких возможностей. Но ведь можно выдать компьютеры в кредит.

Кроме того, хорошо бы сделать для людей с ограниченными возможностями скидку хотя бы 30 процентов на ежемесячную плату за интернет-трафик. Поскольку, у таких людей пособие небольшое: 450 тысяч сумов, максимум, 650 тысяч сумов. Ну как им на эти деньги приобрести компьютер, оплачивать трафик? Учащиеся с ограниченными возможностями страдают именно от этого.

Дети с ограниченными возможностями тоже должны мечтать стать президентами

В прошлом году на одно из международных мероприятий, проходивших в Узбекистане, приезжал известный блогер и тренер Владимир Васкевич. Российский блогер, слепой с рождения, объездил более 20 государств.

Владимир Васкевич обратился к участникам мероприятия со следующими словами:

Владимир Васкевич

«Мне 24 года. Я слепой, но побывал в более чем 20 странах мира. Знаю многие места Узбекистана. Дети с ограниченными возможностями, как и другие дети, тоже вправе мечтать о масштабных вещах, вправе учиться.

Следует учить детей с ограниченными возможностями пользоваться технологиями. Таким образом они смогут получать образование, пользоваться социальными сетями, вести свои блоги. Технологии предоставляют таким людям возможность работать, обеспечивать семью».

Владимир Васкевич призвал более сотни присутствующих закрыть глаза и представить мир.

«Как видите, нет ничего ужасного. Я научился жить в этом тёмном мире, в детстве играл в футбол, катался на коньках, хотел быть президентом» - сказал участниками форума Васкевич.

В Узбекистане дети с ограниченными возможностями тоже могут достичь многого, мечтать стать президентами. Надо только приложить усилия к созданию для них условий, чтобы они могли получить образование и найти своё место в обществе.

Зилола Гайбуллаева,
корреспондент Kun.uz

перевод: Вадим Султанов,
Анастасия Ткачёва

Top