17:10 / 28.12.2020
1131
Что вы знаете о крупнейшей ботанической лаборатории региона – национальном гербарии Узбекистана?

В самом крупном в Центральной Азии национальном гербарии Узбекистана хранится более 1,5 миллиона образцов растений.

Директор ботанического института Академии наук Узбекистана, академик Комилжон Тожибоев рассказал об этом уникальном объекте в интервью с Kun.uz.

- По всему миру имеется более 4 тысячи гербариев, которые официально зарегистрированы и имеют логотип. 3700 из них являются крупными. Среди этих 4000 гербариев национальный гербарий Узбекистана входит в ведущую тридцатку по разнообразию видов.

Национальный гербарий Узбекистана занимает первое место в мире по гербариям, собранным на территории Центральной Азии. Поэтому сюда приезжают со всего мира – из Южной Америки, Африки, Европы, Азии и соседних стран. Более 20 делегаций в год занимаются здесь своими научными изысканиями.

Иностранные специалисты могут быть ограничены во времени или в финансах, поэтому им предоставляется возможность круглосуточной работы. Когда мы посещали гербарии Европы, Азии, США, нам также предоставляли такую возможность.

В плане объёма этот гербарий является крупнейшей ботанической лабораторией Центральной Азии. В 1980-е годы гербарии со всего Узбекистана были собраны в одном месте. Если бы в то время не централизовали гербарий, не привезли все образцы, то мы могли бы потерять такое уникальное богатство.

Для создания условий, которые вы видите сейчас, было вложено немало трудов. Перенести 1,5 млн экземпляров из одного места в другое – почти нереально. В мировой практике такого не было. Потому что гербарий нельзя выносить из зала, он должен храниться в особых условиях. Сотрудники, которые здесь трудились и трудятся до сих пор, совершили своего рода подвиг.

До ремонта состояние музея оставляло желать лучшего. Потолок в зале протекал, и, конечно, это воздействовало на бумажные папки. В таких условиях сотрудники накрывали клеёнкой стопки, и им удалось спасти гербарий.

«В гербарии сохранились и исчезнувшие виды»

- Среди них есть и виды, которых в природе больше не существует. Они или исчезли, или их численность резко сократилась.

Здесь, кроме растений Средней Азии, имеются гербарии из Ирана, Афганистана, Сирии, России, США. Сейчас мы наладили обмен образцами растений с Республикой Кореей, Китаем, Японией и другими государствами Юго-восточной Азии. Есть и отдел пока не определённых гербариев.

В 70-е годы прошлого века в Узбекистане проводились специальные широкомасштабные исследования для изучения растений. В ходе этих исследований был собран гербарий в большом объёме, выполнен крупный обмен.

Во время бывшего Советского союза Ташкентский гербарий считался крупнейшим. Тогда интенсивно вёлся обмен с остальными 14 республиками. В 80-е годы, из-за кризиса в науке, нехватки сотрудников и по другим причинам большая часть гербария осталась неопределённой.

«Наши цели высоки»

- Цели наши высоки. Я – специалист по тюльпанам, создал крупную коллекцию тюльпанов, современную систему.

Также у нас имеется 6-томник «Флора Узбекистана, он значительно устарел. Намереваюсь обновить его. Моя третья цель – перевести все данные в электронный формат, создать базу данных, и вывести наши научные исследования на новый уровень.

Также в мои планы входит документирование растений, распространённых на территории Узбекистана, посредством составления четырёх системных карт. Конечно, я один не в состоянии это осуществить. Мой коллектив будет помогать мне в этом. Мы с коллективом вышли на лидерскую позицию в Центральной Азии.

Всё это – благодаря фундаментальной науке, неустанному труду. С марта по август, месяцами, мы работаем в горных местностях, куда не ступает нога человека. Это – верность своей профессии. Мы ставим перед собой цели и постепенно достигаем их.

Для чего нужен гербарий?

- Гербарий, по своему статусу – это музей. Мы храним в музее образцы растений, произрастающих в одном регионе, и создаём почву для работы учёных. У каждого образца гербария имеются свои признаки на примере органов растений: корень, стебель, цветок. Это – образцы, содержащие в себе ботаническую информацию.

Более 300 тысяч из 1,5 млн образцов мы перевели в цифровой формат. Если нанести их на карту Узбекистана, можно будет изучать такие явления, как климатические изменения, воздействие крупных предприятий на природу.

На этой основе мы можем моделировать, что где у нас было, что осталось, что останется. Для этого и нужен фонд гербария.

«С годами ценность гербария увеличивается»

- Уникальность гербария заключается в том, что любой современный аппарат, мобильное устройство устаревает. Но ценность образцов гербария с годами будет всё расти. Если верно определено, к какому виду относится образец гербария, и правильно описан, то его значимость увеличивается. Он становится основой для новых исследований.

Можно ли восстановить исчезнувшие растения? К сожалению, сейчас в условиях Узбекистана это невозможно. Но в мировой практике это существует. Однако, восстанавливать гербарий, созданный 200 лет назад – это одно, а воссоздать гербарий 20-летней давности с использованием современных молекулярных технологий – совсем другое.

Ещё один момент. Если сопоставить гербарий, составленный 30 лет назад, и сегодняшний, можно увидеть изменения в химическом составе.

«Растёт число тех, кто обращается к гербарию»

- С увеличением объёма гербария, растёт число тех, кто к нему обращается. К примеру, начали обращаться флористы.

Флорист – учёный, занимающийся сбором растений, произрастающих на определённой территории. Для чего он обращается к гербарию? Потому что объём расширился. Число собранных гербариев возросло. Сейчас один наш ученик работает на территории Таркапчигой в Кашкадарье. Он начал исследовать, какие образцы гербария были собраны в 1930-1950-е годы, и вносить их в свою базу.

С развитием молекулярных технологий к гербариям обращаются генетики, биогеографы, морфологи. Могут также обратиться фармацевты. Поэтому гербарий, сохранив свой классический статус, с годами начал привлекать к себе современных исследователей.

Для молекулярных исследований мы собираем отдельные кармашки. Собранный нами материал начали использовать для изучения ДНК, генома растений. С первого взгляда, устаревшее или исчезающее направление адаптирует свой формат и вид, чтобы послужить современным исследованиям.

О крупном проекте «Флора Узбекистана»

Комилжон Тожибоев

- В 2020 году Узбекистан стал членом портала GBIF по биоразнообразию. Это означает, что нам открыт путь к базе, состоящей из более миллиона организмов, собранных по всему миру. Сейчас мы тоже начали размещать имеющиеся у нас данные в эту сеть.

В проекте «Флора Узбекистана» будут участвовать несколько иностранных специалистов. Почему соседние государства не смогли начать подобные исследования? Прежде всего, это долгосрочная работа с высокой себестоимостью, требующая сильного потенциала, наличия крупных фондов гербариев.

Мы плодотворно воспользовались этим, и начали реализацию подобных крупных проектов. Это, во-первых, повышение уровня наших исследований, а во-вторых, ознакомление научных кругов мира с потенциалом Узбекистана, реклама нашего гербария, и, таким образом, увеличение внимания к нашей стране, улучшение имиджа государства.

Также, если это правильно наладить, можно привлечь дополнительные инвестиции, финансовые источники.

Беседовал Бобур Акмалов,
оператор – Асад Алланазаров

перевод: Анастасия Ткачева,
Диана Султанова

Top