14:11 / 25.01.2021
4615
«Разноцветные» школы, некачественное образование, и немотивированная молодёжь – беседа с Шерзодом Шерматовым

Сегодня, кого ни спроси о школьном образовании, все жалуются на низкое качество. Действительно, высказывается множество предложений, проектов, мнений экспертов по развитию качества образования, но всё это, словно не проникает в учебный процесс.

В интервью с министром народного образования Шерзодом Шерматовым мы побеседовали на эту тему.

- Шерзод Хотамович, мне кажется, что причиной низкого качества образования в школах является застой, продолжавшийся в течение многих лет. Разрабатывается много предложений по улучшению учебного процесса, но, практически все учителя на местах продолжают работать по старым стандартам. Что же препятствует проникновению в практику новшеств, предлагаемых экспертами, иностранными и местными специалистами?

- Под школьным образованием подразумеваются прежде всего, учителя. В этой системе работает около полумиллиона учителей. 3-4 года назад от них невозможно было требовать качества преподавания. Поскольку учителя, помимо своей работы, занимались другими делами, «закопались» в бумагах.

Педагоги собирали хлопок, подметали улицы, и тому подобное. В то время учителя говорили с сарказмом: «Освободите нас от детей, и мы всё сделаем».

С приходом президента Мирзиёева, в системе начались изменения. Вернулась идея: пусть учитель занимается своей работой. Конечно, прийти к этому было нелегко. До сих пор встречаются случаи, когда учителей привлекают к каким-то полевым работам, или делам, которые не входят в их обязанности. С помощью СМИ мы стараемся положить конец подобным случаям.

Учителя вернулись к урокам. Это – хорошо, но теперь возникла другая проблема. Не все учителя имеют представление о том, как повысить качество учебного процесса.

Поэтому мы недавно классифицировали школы по тёмно-красному, красному, жёлтому и зелёному цветам, в зависимости от качества образования. При этом, школы, где ни один выпускник не поступил в вуз, отмечены тёмно-красным цветом, школы, где до 10 процентов выпускников поступили в вуз – красным цветом, школы, где до 30 процентов учащихся стали студентами – жёлтым цветом, и школы с показателем поступления в вуз более 30 процентов – зелёным цветом.

Теперь мы больше работаем со школами, отмеченными красным цветом. Сейчас по республике таких школ – 692.

- Вы сказали, что не все учителя понимают, как повысить качество учебного процесса. Какая работа ведётся по повышению их квалификации?

- Спрос на квалифицированных учителей в школах очень велик. Но на этом графике вы можете увидеть, что всего 3 процента учителей имеют высшую категорию, а 11 процентов – первую категорию. То есть, всего 14 процентов учителей можно выделить в зелёную категорию.

Такие учителя на хорошем счету не только у директора школы, родители тоже стараются уговорить квалифицированных учителей заниматься репетиторством с детьми.

Что касается школ красного сегмента, в большинстве из них вообще нет учителей с высшей категорией. И, напротив, в «зеленых» школах больше учителей с высшей и первой категорией.

График показывает, что учителей зелёной категории по отношению к педагогической ставке - немного, и спрос на них на местах очень высок.

Кроме того, видно, что среди учителей красного сегмента, то есть без категории и без высшего образования, часто встречается, когда вместо одного учителя работают несколько. В результате, зарплата, которую они получают, значительно сокращается. Учителя красной категории составляют больше половины от всех учителей. Когда мы озвучили цифру более 80 тысяч учителей, подразумевались именно учителя из красной категории.

Поэтому мы просим учителей красной категории больше работать над собой, глубже изучать свои предметы, пройти внеочередные квалификационные экзамены на категорию, и повысить её. Тогда увеличится и зарплата. Разница в зарплате учителя без категории и учителя высшей категории – существенна, к тому же, вводится порядок, при котором учителям более низкой категории лишние часы предоставляются только в случае, наличия их излишков у учителей с высокой категорией. Это поможет повысить зарплату квалифицированных учителей. Отныне политика повышения заработной платы будет направлена на увеличение разницы между зарплатой высококвалифицированного учителя и учителя без категории.

Надбавка 50 процентов для учителей, переехавших на работу в другой район, и 100 процентов – в другую область, касается только учителей высшей и первой категории. Надеемся, что это станет дополнительным стимулом для учителей к работе над собой.

Учитель прежде всего должен любить свою профессию и детей, постоянно повышать свою квалификацию. Это – главные факторы, а остальные – второстепенные. К примеру, недавно, в ходе визита в 2 школы тёмно-красной категории Булунгурского района, мы убедились, что их материально-техническое состояние лучше, чем в «зелёных» школах этого района, количество учеников в выпускных классах красных школ составляет 15, 16, 19. Напротив, количество учеников в зелёных школах было значительно большим.

Сейчас от учителей требуется работать над собой, стараться достичь результатов. Речь не идет о том, чтобы сейчас, сразу принимать меры в отношении учителей красной категории. Наша основная цель – вместе постараться повысить качество образования. Формирование здоровой конкуренции среди учителей поможет увеличить качество образования во всех школах.

- Получение хороших знаний учениками в школах также зависит от мотивации со стороны учителя.

- Да, на примере Булунгурского района я рассказал о школах из тёмно-красной категории. В этом районе всего одна зелёная школа, там почти нет отопления, но зато есть самоотверженные учителя. Поэтому не всё и не всегда зависит от материально-технического обеспечения. Конечно, нужны условия для получения образования. Но при их наличии качество образования не улучшится по мановению волшебной палочки. Основной вопрос заключается в учителях, и мотивации, которую они дают.

Два года назад экономисты, получившие Нобелевскую премию, провели исследование: на какое направления образования лучше выделить средства.

Скажем, 1 доллар затрачен на ремонт здания, 1 доллар – на компьютеры для детей, 1 доллар – на повышение зарплаты учителей и 1 доллар – на мотивацию детей к образованию. Результаты показали, что деньги, затраченные на мотивацию детей, принесли прибыль в 15 раз больше, чем средства, выделенные на другие направления.

Мы часто посещаем школы в дальних кишлаках. Я обратил внимание, что у детей там больше тяги к знаниям. Во всяком случае, они стараются вырваться из этих тяжёлых условий.

Ребята из кишлаков стараются учиться, хотят поехать на учёбу в Ташкент. Теперь возьмём ташкентскую семью со средним достатком. Здесь родители создали все условия для детей. Родители покупают детям машины, устраивают свадьбы. Даже после женитьбы опекают их. Вот поэтому у детей и нет мотивации.

Пусть ташкентские ребята на меня не обижаются. Я тоже из Ташкента, из старого города. У многих молодых людей из Ташкента нет жизненной мотивации. Потому что у них есть всё. Следовательно, нужно подумать, как мотивировать детей.

У японцев есть пословица: «Если кто-то достиг хороших результатов в работе, но его дети прожигают жизнь, его внуки будут нищими». Это касается и семей, живущих чуть лучше среднего уровня.

Многие родители работают на больших должностях, но у них нет времени, чтобы побыть с семьёй, с детьми. В результате, любовь к ребёнку они стараются компенсировать деньгами. Дают много денег, дарят подарки. В результате формируется «золотая молодёжь».

Ребёнок, выросший в такой среде, естественно, проводит время в кафе, ресторанах, чайханах, в горах и других местах. Вскоре он превратится в человека, который бросит тень на свою семью.

Многие миллиардеры в Соединённых штатах Америки переводят значительную часть своего богатства в благотворительные фонды. Поскольку, они боятся, что, если все заработанные ими деньги останутся у детей, они вырастут ленивыми.

- По мнению многих учителей, в классах слишком большое количество учеников, и это создаёт проблемы. Это – справедливая претензия. Поскольку стремление детей к получению знаний, их желание учиться резко отличается друг от друга. Скажите, можно ли ждать от системы народного образования каких-то реформ в этом направлении в ближайшие годы?

- Многое зависит от финансов. Простой пример. Мы выдвинули два-три предложения по этому вопросу. Но за каждым предложением стоят деньги.

Сейчас среднее количество детей в одном классе составляет 35 человек. Если сократим его до 24, в год понадобятся дополнительные средства в размере 9 трлн сумов. Если учитывать, что наш бюджет составляет 20 трлн сумов, это – очень большие деньги.

Бог даст, мы придём к этому, но это не означает, что, выделение этих денег приведет к моментальному росту качества образования. О причине мы уже говорили ранее. У нас не хватает хороших учителей.

И снова приведу в пример Булунгурский район. В одной из школ тёмно-красного цвета, количество учеников составляет 15, а в другой -16. И ни один ученик из этих школ не поступил в вуз. Поэтому небольшое число учеников не всегда означает качественное образование.

Я тоже являюсь сторонником сокращения количества учащихся, но это зависит от нашей экономики. Мы – исполнительная власть, и работаем только в рамках выделенного нам бюджета.

Если продуктивно расходовать выделенный нам бюджет, следует уделять больше внимания подготовке качественных педагогов и увеличению их количества.

- Удовлетворяет ли вас качество молодых специалистов, окончивших педагогические университеты?

- Я не хочу обидеть университеты, но нет, не удовлетворяет. Приведу два факта. Во-первых, в национальном рейтинге педагогические вузы всегда занимают низшие позиции. Это – уже ответ на ваш вопрос.

Второй факт. Мы пригласили в Узбекистан российских специалистов для обучения русскому языку. Проверили знания по русскому языку более 4 тысяч наших учителей. Результаты показали, что уровень знаний пожилых учителей и молодых, недавно окончивших вуз – небо и земля.

Не хочу как-то очернить педагогические университеты. На то есть несколько объективных причин.Знаете, Узбекистан после независимости пошёл по пути рыночной экономики, и авторитет интеллигенции резко снизился. Академикам пришлось торговать на рынке или водить такси. Ценности в обществе поменялись.Раньше молодые люди мечтали стать учёными, профессорами, а сейчас все только и думают, что о торговле, об открытии бизнеса. Это - одна категория, а вторая – их проверяющие: налоговики, таможенники, прокуроры, СГБ.

Человек по своей природе оценивает то, что видит. Молодые люди тоже мыслят. У кого красивые дома? Кто ездит на дорогих автомобилях?

В этом смысле, в течение многих лет интеллигенцию перестали ценить в обществе. Я не хочу бросать камни в прошлое, поэтому перечисляю истинные причины проблемы.

Ташкентский государственный юридический университет стал лидером по количеству абитуриентов. И уличные «ставки» за поступление туда тоже самые высокие. А по направлению педагогики – самые низкие.

Значит, грамотные, старательные молодые люди идут в юриспруденцию, экономику, финансы. А те, кто никуда не может поступить – идут в педагогику. Так происходит первичный отбор.

Молодые люди, окончившие педагогические университеты с высокими результатами тоже устраиваются на работу куда угодно, только не в школу.

Так сложилось за многие годы. Те, кто окончил педагогическое направление с низкими оценками – идут работать в школы. Естественно, уровень преподавания в школах снизился. Результаты видны сейчас.

Мы стараемся развернуть этот цикл на 180 градусов. Это постепенно даёт свои результаты. К примеру, если 2-3 года назад у детей спрашивали: «Хочешь стать учителем?», большинство отвечали «нет». И родители тоже говорили нет. Хуже того, когда у учителей спрашивали: «Хотели бы вы, чтобы ваши дети стали учителями?», те отвечали «нет». Теперь ситуация постепенно меняется.

- Для повышения качества школьного образования важно повысить авторитет управлений и отделов на местах. Недавно управления и отделы системы передали в ведение областных и районных хокимов. То есть, теперь руководители управлений и отделов Министерства народного образования дают консультации хокимам. Скажите, лично вас удовлетворило это изменение? Ведь знания и воспитание некоторых хокимов на местах тоже оставляют желать лучшего.

- Во всём мире главы областей и районов в первую очередь занимаются школьным образованием, то есть, социальной сферой. А у нас хокимы годами занимались только хлопком. Их оценивали по результатам сбора хлопка.

Раньше в распоряжении хокимов не было своих денег. Все деньги находились в центре. Поэтому, если хокимы что-то хотели сделать, они заставляли кого-то дать денег.

Сейчас ведётся политика, направленная на то, чтобы оставлять больше денег в местных бюджетах. Теперь ситуация в школах также влияет на рейтинг хокимов. Сегодняшние хокимы значительно отличаются от хокимов четырёхлетней давности.

Да, иногда появляются аудио и видео, на которых некоторые хокимы сквернословят и оскорбляют подчиненных. В этом случае нужно наказывать виновных. Общество должно формироваться.

В целом, президент в своём обращении говорил о реформе в системе хокимиятов. К примеру, теперь хокимы должны отчитываться перед местными советами. И к этому мы идём.

Но школу нельзя отделить от хокимията. Поскольку многие финансовые вопросы в школах зависят от местной власти. Например, зарплата в школах выдаётся из республиканского бюджета.

По инвестиционной программе выделяются средства на строительство школ, и этим занимается служба единого заказчика при хокимияте.

Начальники управлений и отделов в системе министерства стали консультантами хокимов, поскольку они могут напрямую поговорить с хокимами о проблемах в сфере.

Сейчас у хокимов есть денежные ресурсы. Кто-то покупает на них автомобили. А понимающие хокимы вкладывают средства в школы.

Полную версию беседы можно посмотреть на видео.

Беседовал Ильяс Сафаров,
оператор – Нуриддин Нурсаидов

перевод: Диана Султанова,
Анастасия Ткачёва

Top