10:40 / 04.04.2021
5998
Шухрат Абдурахмонов – о фотографии, ставшей мемом, расслоении общества и частом повторении слов «уважаемый президент»

Kun.uz организует цикл интервью с хокимами областей. Нашим первым собеседником стал хоким Андижанской области Шухрат Абдурахмонов.

На прошлой неделе мы представили вниманию читателей первую часть интервью. Далее публикуем вторую часть текста беседы с незначительными сокращениями.

- Несколько месяцев назад в социальных сетях появились мемы с фотографией, где вы сидите на стуле у костра. Как всё было на самом деле?

Фото: Хокимият Андижанской области

- Для тех, кто негативно высказался по поводу этой фотографии, у меня тоже есть «негативный» ответ: ну и дай бог им здоровья.

Это событие произошло в махалле «Улугбек» Асакинского района. Мне сообщили, что в этой махалле самое тяжёлое положение в районе. Узнав об этом, я неожиданно приехал туда. Эта махалля расположена на возвышенности. Внизу снега не было, но в махалле был снег. 50-60 процентов населения составляют таджики, 40 процентов – узбеки.

По дорогам в махалле невозможно ходить, электрических столбов нет, воды нет, о школах и детских садах я промолчу, а о производстве, создании рабочих мест и речи нет. Вот такая ситуация была в этой махалле.

Отправился я туда после обеда. Даже пообедать не успел. Было очень холодно. Когда я приехал в махаллю, там собрались люди. Начали рассказывать о своих проблемах. Они были очень негативно настроены, недовольны. Как я брошу их в таких условиях?

Люди пригласили меня в дом. Но я не пошёл, просто попросил разжечь костёр. Кто-то вынес из дома стул.

Потом я позвал туда всех руководителей по газу, электричеству, всем сферам области. Пока они не приехали, я сидел там на холоде. Получается, что эта критика, какие-то картинки – благодарность за мой труд?

Мои дорогие, те, кто выложили эти мемы, посидите-ка там сами часок.

Прошло 45 дней. Вот теперь побывайте там и спросите, какое настроение у людей?

Посмотрите на дороги, на водопровод, электричество. По моему поручению на вершине холма построили 410 парников для 410 домов. Недавно я снова побывал в этой махалле. Народ очень доволен.

А что касается тех, кто нашёл негатив в моей фотографии, - бог им судья. Сегодня много говорится о свободе слова, и, скрепя сердце, уж придётся потерпеть.

Но для меня главное, чтобы простой народ был доволен нашей работой. Именно это мне нужно.

Хочу сказать ещё одно. У нас есть все данные о тех, кто это всё устроил, критиковал. Они не из Андижана. Как можно со стороны, не зная истинного положения дел, критиковать чью-то работу?

- Вы – хоким области, то есть, представитель исполнительной власти, и, одновременно, сенатор, представитель законодательной власти. Как вы считаете, когда положат конец этой нелогичной практике в Узбекистане?

- Знаете, сейчас у нас переходный период. Если будет всё и сразу, это может послужить как во благо, так и во вред. Поэтому нужно рассматривать такие вопросы не односторонне, а с разных сторон. Следует действовать, семь раз отмерив, и тогда всё будет в порядке.

Я имею в виду не то, что я выиграю или проиграю от устранения практики председателя кенгаша и хокима в одном лице. Хочу сказать, что всё должно быть постепенно.

Если смотреть со стороны, всё легко, но мы сейчас преодолеваем очень серьёзные процессы.

Мы тоже хотим, чтобы всё было уже сегодня. Но нужно опираться на средства, делать расчёты. Область – это тоже одна семья, а доход семей потихоньку увеличивается. Если всё так пойдёт сегодняшними темпами, то, о чём вы говорите, наступит очень скоро.

- Что вы можете сказать по поводу избрания хокимов народом?

- И это тоже будет. Я не уполномочен называть конкретный срок. Но если посмотреть на темпы сегодняшнего развития, вскоре мы придём к этому процессу. Я, как хоким, готов к этому.

- Хокимы в Узбекистане ассоциируются у нас с людьми, которые беспрекословно выполняют любое поручение сверху. Это связано с отсутствием инициативности у хокимов, требованиями законодательства или старой системой работы на местах?

- Во-первых, прежние хокимияты невозможно сравнивать с сегодняшними. Как я уже говорил, раньше у хокимов ничего не было. Ни финансов, ни полномочий.

Дело не в том, что у хокимов не хватает потенциала. Все поручения, которые поступают к ним сверху, направляются в интересах народа. И работа хокимов заключается именно в этом.

Это зависит также от сути вопроса. Некоторые вопросы решаются в республиканском масштабе, некоторые – в областном или в районном.

Повторюсь, мы готовы осуществить любую инициативу, направленную на удовлетворение потребностей людей.

- Сегодня центры большинства городов Узбекистана скупаются компаниями, занимающимися строительством домов. Но стоимость жилья, которое они строят, очень высока. Это жильё могут приобрести только представители богатых слоёв населения. Средние и малообеспеченные граждане, в основном, покупают жильё на окраинах городов.

Как вы считаете, не послужит ли высокая стоимость жилья усилению расслоения общества?

- Знаете, расслоение всё равно будет. В каком-то смысле, например, человек с одним ребёнком, не будет покупать квартиру площадью 100-200 квадратных метров. А человек с 5 детьми, будет действовать соответственно.

К тому же, сегодня в Андижане нет большой разницы в стоимости жилья. Мы слышим, что где-то есть очень дорогие квартиры, но, вы можете сами поехать и изучить, цены не особенно различаются. К примеру, сейчас мы строим 35 многоэтажных домов. 24 из них – коммерческие, а 11 – дома «Кишлоккурилишинвест». Обратите внимание на цены. 1 квадратный метр в коммерческих домах «под ключ» обходится в 3,9-4 млн, люди покупают.

Квадратный метр в, так сказать, «дешёвых» домах, строящихся «Кишлоккурилишинвест», также стоит 3,5-3,6 млн сумов. То есть, разница незначительная.

Где-то квадратный метр может стоить 7,8,10 млн сумов, я не берусь оценивать другие места. Но в Андижане нет большой дифференциации в ценах на жильё.

Конечно, есть и те, кто меняет расположение, оснащение комнат исходя из требований покупателя. Предприниматели составляют макет дома и показывают покупателям, которые, по собственному желанию, могут попросить внести какие-то изменения. И цена, соответственно, изменится. Но, в целом, в ценах на жильё в новостройках Андижана нет такой уж явной дифференциации.

Знаете, хотим мы того или нет, всё равно это будет. Дело в том, что кто-то больше трудится, занимается предпринимательством, больше зарабатывает, и хочет улучшить свои жилищные условия. Кто-то только стремится к этому, но не может позволить себе роскошное жильё. А если постараться, однажды можно дойти до такого уровня. Сейчас предпринимательству уделяется большое внимание, появляется много крупных предпринимателей. Они строят дома с учётом своих средств, в зависимости от спроса. Это – жизнь.

- Но всё равно следует обращать на это внимание.

- На днях наш уважаемый президент подписал новое постановление по программе ипотеки. По вопросу ипотечных домов будут созданы большие возможности. Сумма начального взноса сократится. Определённый процент сумм, выплачиваемых впоследствии, будет возмещаться государством.

Постановлением установлено, что стоимость 1 квадратного метра жилья в новостройках (в сельской местности) не должна превышать 4 млн сумов.

- Хокимы по-разному обращаются к президенту на всевозможных государственных мероприятиях, селекторных совещаниях. К примеру, вы часто обращаетесь к президенту с добавлением слова «уважаемый».

По некоторым подсчётам, на одном заседании вы 81 раз сказали «уважаемый президент», а на другом – 108 раз. По-вашему, это – признак уважения? Если это уважение, то неужели нельзя его доказать, сказав один раз?

- Прежде всего, дай бог здоровья таким бездельникам. Видимо, им совсем уж нечем заняться, кроме как подсчитывать, сколько раз я чего сказал. Если это так, пусть считают.

Во-вторых, президент – это отец страны. Я и к отцу своему обращался так же. Когда я общался с покойным отцом, в каждом втором предложении обращался к нему «отец».

А что касается бездельников, которым больше делать нечего, кроме как сидеть и считать мои слова – ну и дай бог им здоровья, пусть дальше считают. Но я впредь так и буду говорить. И не только я, все должны так делать.

Беседовал Ильяс Сафаров,
оператор – Отахон Юсупов

перевод: Анастасия Ткачёва,
Диана Султанова

Top