13:07 / 28.04.2021
2768
На энергетику тратятся большие средства. Сколько лет ещё нужно для развития сферы?

Почему в последнее время в Узбекистане направляются крупные средства на сферу энергетики? Верно ли, что реформы в системе начались в последние 3-4 года? Когда прекратится дефицит в отрасли энергетики? Это – лишь некоторые из вопросов, регулярно поднимаемых и до сих пор ждущих ответа.

Фото: KUN.UZ

За последнее время государственный долг стал одной из тем, широко обсуждаемых экономистами и представителями различных отраслей.

Некоторые высказывают мнения о том, что долг влечёт за собой большой риск для будущего страны. Представители Министерства финансов отмечают, что это – нормальное явление, и у нас достаточно возможностей для уплаты долга.

В свою очередь, неотъемлемой частью этой темы является вопрос, на какие сферы расходуется государственный внешний долг. В частности, относительно высок удельный вес средств долга, направленных на энергетику.

Согласно данным Министерства финансов, по итогам 2020 года 3,1 млрд долларов из 21,1 млрд долларов общего государственного внешнего долга (14,6 процентов) были направлены на электроэнергетику, 2,6 млрд долларов (12,4 процентов) – на сферу энергетики.

Почему такие крупные средства, в том числе, большая часть долга, расходуются именно на энергетику, насколько оправдывают себя эти расходы и на что тратятся деньги?

Да, сегодня без энергетики трудно как человеку, так и экономике. Её развитие необходимо, прежде всего, для нужд населения, производства и десятка других отраслей. Однако существуют мнение о том, что правильнее направлять большую часть из этих средств направлена на покрытие дефицита бюджета.

За прошедшие 30 лет, в частности, и в 2020 году, дефицит энергии в стране не пропал. Большая часть обращений населения в ответственные организации и СМИ затрагивала нехватку электроэнергии и газоснабжения. То есть, это - одна из регулярных и системных проблем.

В январе депутат законодательной палаты Олий Мажлиса Дониёр Ганиев комментировал широкомасштабный энергетический кризис, наблюдаемый в Узбекистане, и критиковал Министерство энергетики.

«Министерство энергетики вот уже 30 лет жалуется на то, что к ним не поступают инвестиции. А раз так, где тогда 28 процентов государственного внешнего долга или 5,7 млрд долларов, направленных в сферу энергетики в конце третьего квартала 2020 года? На что они расходуются?

К примеру, всех уверяли, что если запустить Туракурганскую ТЭС в Намангане общей стоимостью 1,2 млрд долларов, в долине не будет проблем с электроэнергией. Однако, Туракурганская ТЭС запущена в прошлом году, но позитивных изменений с электроэнергией не произошло» - сказал он.

Недавно министр энергетики Алишер Султанов в беседе с журналистом «Голос Америки» сообщил о начале реформ в сфере энергетики в последние 3-4 года.

«Если ответить на вопрос, когда начнутся реформы в нашей сфере, считаю, что они начались в последние 3-4 года. Но мы понимаем, что для такой тяжёлой сферы 3,4,5 и даже 10 лет – небольшой срок. Раньше в Узбекистане не было ни одной организации, осуществляющей энергетическую политику» - сказал министр.

Обратите внимание, действия по реформированию системы, являющейся рычагом для экономики Узбекистана с 30-летней независимостью, начались лишь 3-4 года назад. Министр сообщил, что до этого система не была налажена.

Эти слова, в каком-то смысле, звучат как ответ на вопрос депутата, когда же кончится энергетический кризис. То есть, в системе, не реформировавшейся в течение десятилетий, естественно, высока вероятность дефицита материально-технической базы, ресурсов. И нужны десятилетия, чтобы наладить систему, не функционирующую нормально.

В прошлом году люди интересовались расходованием выделенных 5,7 млрд долларов. Тогда Министерство энергетики выступило с отчётом.

Согласно отчёту, в сфере энергетики было заключено 61 соглашение по привлечению внешних заимствований. Общая стоимость договоров составила 9 млрд 914 млн долларов, из них привлечённая стоимость – 5 млрд 722 млн долларов. Значит, для выполнения соглашения для данной сферы был взят долг в размере более 4 млрд долларов.

В отчёте приводятся данные о том, что 2,3 млрд из 5,7 млрд долларов были направлены на проект АО «Узбекнефтгаз» «Uzbekistan GTL», 552 млн долларов были израсходованы на автоматизированную систему контроля и учёта электроэнергии (АСКУЭ). Об остальных средствах ничего не говорилось.

Согласно источнику, на заводе «Uzbekistan GTL», запуск которого планируется в июле 2021 года, будет перерабатываться 3,6 млрд кубометров газа в год. Из них будет производиться 1,5 млн тонн синтетического жидкого топлива, из которого будет произведено более 307 тысяч тонн авиакеросина, более 724 тысяч тонн дизельного топлива, более 437 тысяч тонн нафты (продукт по перегонке нефти, также лигроин или нефтяной спирт – ред.) и более 53 тысяч тонн сжиженного газа.

По мнению финансиста Абдуллы Абдукодирова, выделять хозяйствующим субъектам большую часть средств, привлечённых посредством внешнего долга – неверно. В частности, от выделения такой большой суммы на энергетику не будет высокой экономической эффективности.

«Меня удивляет, что несмотря на финансирование средствами внешнего долга общего дефицита бюджета (во многих государствах долг используется на бюджетные расходы), он используется на финансирование субъектов, осуществляющих хозяйственную деятельность через государственный бюджет. Это, по-моему, один из неэффективных способов использования внешнего долга» - сказал он в интервью Human.uz.

Он отметил несколько негативных аспектов направления долга в сферу энергетики и проекты «Узбекнефтгаз».

«К примеру, скажем, мы произвели сжиженный газ, куда мы будем его использовать? Только на автомобильную промышленность? Хорошо, будем продавать его баллонами населению, или использовать для производства в небольших предприятиях. Однако, у нас нет спроса на производство 5 млрд кубометров сжиженного газа. Значит, нужно его экспортировать.

Но мы – страна, не имеющая выхода к морю. То есть, пока мы довезём продукцию до Чёрного моря или Тихого океана, цена нашего сжиженного газа повысится в два раза по отношению к цене производства» - отметил исследователь в сфере экономики.

По словам министра энергетики, в течение долгих лет в системе энергетики было сделано много ошибок. Одна из них – нецелесообразные и крупные расходы и действия на поставку газа в отдалённые регионы. В результате, не было развития.

«Мы говорили: газ будет даже в отдалённых кишлаках. Это – популизм. Эта работа осуществлялась по требованию народа, местной власти или депутатов. А про расчёты все забыли. У каждого технологического процесса есть свои расчёты. Скажем, поставим газ в горный кишлак за 100-150 км, подведём туда трубу, а будет там газ или не будет – это другой вопрос. Газ туда не пойдёт, потому что и в кишлаках, расположенных в низинах газа не бывает. Однако, во всех кишлаках налажено обеспечение углем и сжиженным газом» - сказал министр.

Заместитель министра энергетики Бехзод Норматов в беседе с корреспондентом Kun.uz говорил, что сейчас почти 50 процентов домов населения и объектов обеспечены сжиженным газом и углем, а остальные 50 процентов – природным газом.

Также в беседе речь шла о приватизации отрасли.

По словам заместителя министра, следует внести изменения в законодательство, максимально защищать права потребителей, подготовить нормативные документы, регулирующие деятельность компаний, действующих на основе государственно-частного партнёрства.

Возможно, это – эффективный способ. Но будут ли созданы условия для экономии большой части государственного бюджета, выполнения проектов частным сектором? Для этого нужно проделать значительный путь.

Недавно президент Шавкат Мирзиёев на видеоселекторном совещании по программам «Обод кишлок» и «Обод махалла» сообщил о выделении больших средств для решения проблем в отрасли электричества и газа, накопившихся за долгие годы.

В частности, в целях улучшения электроснабжения, в 5 377 махаллях (60 процентов) будет обновлено 15 тысяч км линий электропередач и более 4 тысяч трансформаторов. На эту работу будет направлено почти 2,1 трлн сумов.

Президент задал вопрос министру об изменениях по электроэнергии и газу в конце года. Алишер Султанов в ответ сообщил о восстановлении ранее функционировавшей целостной системы с соседними государствами.

«Раньше не было таких понятий, как «осенний» или «зимний» сезон. Потому что летом, в жару, за счёт используемой системы охлаждения, происходит пик. Мы сможем удовлетворить необходимый спрос за счёт выделяемых средств с этого года. Для этого мы восстанавливаем ранее функционировавшую целостную систему с соседними государствами» - сказал министр.

Следует отметить, что при отсутствии непрерывной поставки электроэнергии и газа продолжается новое крупное строительство, в частности, жилья и различных объектов. Это, само собой, увеличит спрос на электричество и газ, откроет путь для роста дефицита. Какие меры будут приняты правительством в этом отношении – покажет время.

Исломбек Умаралиев

Top