19:27 / 05.11.2021
9476
Беженка из Афганистана, которая живет в Ташкенте, рассказала свою историю

В середине августа, когда власть в Афганистане захватили талибы, Марине, ее мужу, двум детям и сестре с ее супругом пришлось спасаться бегством из Мазари-Шарифа. Сейчас они живут в Ташкенте, в квартире, которую им предоставили несколько международных правозащитных организаций.

Фото: Reuters

До сих пор семья Марины старалась сохранять присутствие духа, однако делать это становится все труднее, передает DW.

«Вся семья за меня боялась. Потому что я всегда выступала против талибов. В Мазари-Шарифе повсюду стреляли. Каким-то чудом нам удалось получить узбекскую визу, вскоре после нашего отъезда границу закрыли», - рассказала она.

В Афганистане у Марины остались четыре сестры и родители. Свою фамилию она называть не хочет, опасаясь, что родственникам отомстят за ее бегство. Женщина не сомневается, что ее работа в журналистике и гражданский активизм в Афганистане при талибах означали бы для нее смертный приговор.

«Вы же знаете, какая ситуация сейчас в Афганистане с журналистами, это показывают. Стреляют в них, убивают, бьют, избивают... Мы бы хотели остаться, но это было бы слишком опасно. Они бы нас нашли», - отметила она.

Срок действия их виз, выданных на три месяца, истекает в ближайшие дни. Узбекистан не подписывал Женевскую конвенцию ООН о статусе беженцев, соответственно, Марине и членам ее семьи не был предоставлен этот статус.

«11 ноября у нас два выхода. Две двери стоят перед нами: или мы начнем здесь новую жизнь, или нам придется вернуться в Афганистан», - сказала журналистка.

По оценке правозащитников, в Узбекистане сейчас находятся несколько сотен афганских беженцев, и все они испытывают те же трудности, что и семья Марины. В ассоциации по защите прав человека в Центральной Азии (AHRCA) отмечают, что после захвата «Талибаном» власти в Афганистане как минимум 2 000 человек оттуда перебрались в соседний Узбекистан.

«Даже если узбекское законодательство не предусматривает предоставление статуса беженца, все эти люди являются беженцами по сути», - подчеркивает глава AHRCA Надежда Атаева.

 В свою очередь, Анвар Назиров, гражданский активист из Ташкента, указывает, что неопределенный статус афганских беженцев означает их уязвимость перед властями Узбекистана. Ведь, когда срок действия их виз истечет, они де-факто превратятся в нелегалов. 

Власти Узбекистана высказали свою позицию по отношению к новоприбывшим из Афганистана.

«У нас нет беженцев в стране. Мы их и не принимали. Изначально, когда был поток, мы переговорили с талибами. Талибы переговорили с ними и всех попросили вернуться домой. И они все добровольно покинули страну, они покинули Узбекистан», - заявил пресс-секретарь МИД Узбекистана.

Кабулжанов полагает, что некоторые из прибывших в Узбекистан афганцев использовали захват власти талибами как предлог, чтобы покинуть родину в поисках лучшей жизни.

Со своей стороны, застрявшая в Ташкенте Марина, надеется, что гнетущая неопределенность для нее и ее семьи скоро закончится. По ее словам, ей не столь важно, куда будет вынуждена переехать ее семья, но она знает одно: обратно в Афганистан, к талибам, им возвращаться нельзя.

«Если меня депортируют в Афганистан, меня просто убьют, и все. Я каждую минуту думаю, смотрю в календарь. Просыпаюсь и смотрю в телефон. Сколько нам дней осталось», - заключила она.

Top