15:13 / 08.07.2023
8213

«Депрессивный» период рубля: почему слабеет российская валюта?

Рубль продолжает дешеветь: курс евро превысил 101 руб., а доллара – доходил почти до 94 руб. Фундаментальные факторы в экономике также играют против рубля. Когда может случиться отскок?

Фото: РИА Новости

Утро четверга началось с резкого падения рубля. Курс евро сначала побил отметку в 100 рублей, а затем – в 101 рубль. Все это максимумы более чем за год – рубль был столь низким в конце марта 2022 года. Тогда начало войны спровоцировало как панику у населения, массово скупавшего валюту, так и уход иностранных инвесторов.

Доллар на торгах в четверг также был на максимумах с марта 2022 года. С утра его курс доходил до 93,8 руб.

Рубль начал дешеветь после военного мятежа, устроенного почти две недели назад Евгением Пригожиным. С понедельника 26 июня доллар и евро подорожали к рублю примерно на 8%, передаёт BBC.

Это не очень большое падение рубля – по крайней мере, по сравнению с февралем и началом марта 2022 года, но этому предшествовали несколько месяцев постепенного ослабления российской валюты. Аналитики теперь называют российскую валюту «перепроданной», а 100 рублей за евро – «психологически важной отметкой».

Тем более что в реальности валюту можно купить по куда более высоким курсам. Например, в приложении «Альфы» в четверг днем евро можно было купить за почти 103,7 рубля, а доллары — за 97,7 рубля. В «Сбере» и «Тинькоффе» курсы были ниже – 101,6 рубля за евро и 103,4 рубля соответственно. Курсы в банках чуть более реальные, чем на бирже. Но евро и доллары, купленные в приложениях, можно снять только в рублях – эти ограничения были установлены ЦБ в марте прошлого года и до сих пор не сняты.

Ослабление рубля уже привело к «словесным интервенциям» со стороны чиновников – о бычно в моменты напряженности глава ЦБ Эльвира Набиуллина и другие пытаются сначала успокоить рынки на словах. Если этого не происходит, то в ход идут другие инструменты – например, покупка рублей и продажа валюты.

«У нас есть инструменты для сглаживания краткосрочных колебаний, но плавающий курс, на наш взгляд, – это благо, которое позволяет эти внешние изменения, шоки легче абсорбировать экономике», – заявила глава ЦБ в четверг.

Набиуллина этой фразой подает два сигнала рынку. Во-первых, серьезных изменений в курсовой политике не будет. Во-вторых, ЦБ готов сгладить колебания рубля, если он совсем упадет. Глава «Сбера» Герман Греф был более прямолинеен: «Я думаю, что все-таки он должен укрепиться, но он, конечно, не уйдет на экстремально низкие уровни, которые были в прошлом году».

К словесным интервенциям перешел и пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. Он предложил вспомнить, что рубль падал и раньше, а затем происходили отскоки.

«И мы знаем сами прекрасно, что, как правило, в таких повышениях всегда есть значительная доля спекулятивных игр, которых нам нельзя исключать», – заявил он.

На фоне этих заявлений в четверг днем на рынке действительно случился отскок: доллар упал ниже 92 рублей, а евро – ниже 100.

Почему же рубль падает?

Набиуллина в качестве наиболее значимого фактора, влияющего на динамику курса рубля, назвала внешнюю торговлю. Действительно, об этом писали и многие аналитики. Летом и осенью прошлого года курс рубля был высоким благодаря «навесу» валюты – в страну завозилось мало товаров, зато был стабильный приток валюты из-за высоких цен на нефть и газ.

Сейчас ситуация противоположная: импорт более-менее восстановился, а экспорт упал из-за санкций и падения цен. Соответственно, из страны уходит больше валюты, чем в нее приходит. Экономисты называют это «фундаментальными факторами».

«Есть фундаментальная траектория, что в России сокращается профицит внешней торговли, и, конечно, курс на это реагирует», – соглашается в беседе с BBC главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова.

Но экономисты отмечают, что рубль слишком быстро слабеет.

«Профицит внешней торговли сжимается, но он все-таки еще далек от нуля, а ослабление валюты значительное», – считает Орлова.

Об этом же пишет экономист Дмитрий Полевой. По его мнению, причина ослабления – это «скрытые от посторонних глаз финансовые потоки».

Орлова тоже объясняет ослабление рубля оттоком капитала: население или компании «ищут возможности либо деньги за рубеж выводить, либо оставлять там, если мы говорим про экспортную выручку».

Серьезное ослабление рубля началось как раз после вооруженного мятежа Евгения Пригожина. Возможно, это как раз говорит о снижении доверия в экономике. Если просто: население и бизнес не знают, что будет дальше, и выводят деньги в зарубежные банки – на всякий случай.

Экономисты напрямую об этом не говорят. Но об этом, например, пишет агентство Bloomberg. Российскую валюту оно считает одной из самых слабых среди развивающихся стран. Агентство ссылается на главного экономиста BCS Financial Group Наталью Лаврову, которая назвала мятеж триггером ослабления. Но Лаврова оговорилась, что триггер сработал в сочетании с другими факторами.

Таким фактором может быть и эффект сезонности, считает Орлова. Люди едут отдыхать, а выпущенные в России банковские карты не работают. В таких условиях им физически надо переводить деньги за рубеж, чтобы иметь возможность расплачиваться, объясняет она.

Еще один фактор – это расходы бюджета. Власти слишком активно тратили в первую половину года, в итоге рублей в экономике стало слишком много, и это тоже давит на курс.

Что же будет с рублем дальше?

«Готов согласиться по оценке курса как „неоптимального“, но когда он вернется на этот новый оптимальный уровень – вопрос на миллион в прямом и переносном смысле», – шутит в своем Telegram-канале Дмитрий Полевой.

БКС в своем отчете пишет о «депрессивных уровнях» рубля, считая, что «эмоциональный всплеск» пройдет и рубль укрепится. «Реакция рубля также может быть сильной и быстрой», – пишут аналитики, но в четверг точных прогнозов они не делали.

«Ждать, что в июле–августе мы стабилизируемся и будет укрепление — это не очень вероятно», – считает Орлова.

Она допускает, что скорость ослабления может замедлиться, но в июле и августе рубль будет слабеть – хотя бы из-за сезонного фактора.

«Мне кажется, что курс 90-95 [рублей за доллар] выглядит уже близким к фундаментальному при данном состоянии экономики», – полагает Орлова.

Аналитики уже давно предупреждают, что рубль стал колебаться еще сильнее. Это связано с уходом иностранных игроков — чем меньше игроков и денег на рынке, тем он более нестабилен.

«Вполне возможно, что рынок не очень ликвидный, и курс может существенно пройти этот уровень», – добавляет Орлова.

Top