15:02 / 21.11.2018
10464
Юлий Юсупов о двух альтернативных проектах новой редакции Налогового кодекса: какой лучше?
Фото: Xushnudbek.uz

В авторской статье для Kun.uz директор Центра экономического развития, экономист Юлий Юсупов рассказал о двух проектах новой редакции Налогового кодекса.

Юлий Юсупов

В июне этого года президент подписал указ «О Концепции совершенствования налоговой политики Республики Узбекистан». В документе предусматривается кардинальное изменение налоговой системы Узбекистана с 1 января 2019 года. 

Налоговая реформа назрела давно. Если кратко, она направлена на решение следующих пяти ключевых задач:

1) снижение налогов на труд — они очень высокие, что является одной из важных причин увода экономики в «тень»;

2) устранение значительного разрыва в налоговой нагрузке между общеустановленным и упрощенным режимами налогообложения — данный разрыв вынуждает предприятия разукрупняться, затрудняет наращивание масштабов производства, зачастую обрекая бизнес на неконкурентоспособность и уход в «тень»;

3) ликвидация (где это возможно) или сокращение сферы применения налогов с выручки (это 3,2% обязательных отчислений в государственные целевые фонды для предприятий общего режима и единый налоговый платеж для предприятий упрощенного режима), которые убивают общественное разделение труда и не позволяют формировать длинные цепочки создания добавленной стоимости, обрекая нашу экономику на роль сырьевого придатка мирового хозяйства;

4) сокращение общей налоговой нагрузки на экономику (30−35% от ВВП последние годы, не считая разных форм скрытого налогообложения), которая делает продукцию наших производителей неконкурентоспособной, а экономику — непривлекательной для инвестиций;

5) совершенствование системы налогового администрирования, которая в настоящее время весьма неэффективна и существенно увеличивает издержки ведения бизнеса.

Для этого в соответствии с указом предполагается:

  • отмена 8% страховых взносов граждан во внебюджетный Пенсионный фонд, удерживаемых из заработной платы;
  • введение «плоской» шкалы подоходного налога в размере 12% вместо прогрессивной шкалы с максимальной ставкой налогообложения в 22,5%;
  • снижение ставки единого социального платежа до 12% — вместо 15% для упрощенного режима и 25% для общего режима налогообложения (кроме бюджетных организаций и государственных предприятий — для них ставка устанавливается в размере 25%);
  • отмена обязательных отчислений в государственные целевые фонды для предприятий общего режима (3,2% от выручки);
  • снижение ставки налога на прибыль юридических лиц с 14% до 12% (для коммерческих банков — с 22% до 20%, для сотовых компаний — повышение с 14% до 20% с отменой налога на сверхприбыль, который они платили при превышении определенного уровня рентабельности);
  • снижение ставки налога на дивиденды с 10% до 5%;
  • снижение ставки налога на имущество юридических лиц с 5% до 2% с введением обязанности его уплаты, а также уплаты налога за пользование водными ресурсами всеми юридическими лицами без исключений;
  • предоставление права отнесения в зачет суммы налога на добавленную стоимость (НДС) по приобретаемым основным средствам, объектам незавершенного строительства и нематериальным активам, которые в настоящее время включаются в их стоимость (что уменьшает налоговую нагрузку по НДС);
  • перевод предприятий, имеющих годовой оборот (выручку) по итогам предыдущего года более 1 млрд сумов или достигших установленного порога в течение года, на уплату общеустановленных налогов;
  • установление для налогоплательщиков, имеющих годовой оборот (выручку) до 1 миллиарда сумов, возможность уплаты (вместо НДС и налога на прибыль) налога с оборота со ставкой в размере 4% (вместо 5% единого налогового платежи сейчас).

В указе прописаны в первую очередь изменения ставок налогообложения, а также некоторые другие принципиальные моменты, например, изменение критериев отнесения предприятий к плательщикам общеустановленных налогов. Однако не менее важны правила, в соответствии с которыми осуществляются расчеты и уплата налогов. Эти правила должны были быть прописаны в новой редакции Налогового кодекса, которая должна была быть разработана в срок до 1 декабря 2018 года.

Однако в октябре появилась информация, что новая редакции Налогового кодекса, скорее всего, к 1 декабря представлена не будет и есть вероятность, что на обсуждение документ будет выставлен только в апреле 2019 года. На мой взгляд такой сценарий был связан с большими рисками: «Задержка с изменениями в Кодексе – это очень плохо, так как внедрение новых ставок без изменений и уточнений правил налогового администрирования чревато усилением налоговой и административной нагрузки на бизнес, развалом бюджета и провалом налоговой реформы».

Но вот не прошло и месяца, как были опубликованы сразу два проекта новой редакции Налогового кодекса: Министерства финансов, правда пока опубликованы отдельные разделы, и Национального агентства проектного управления, НАПУ. Два гораздо лучше, чем ноль. Тем более есть возможность сравнить альтернативные варианты и найти в них самое лучшее.

Я – не финансист, не специалист по налогообложению. Поэтому не смогу дать комплексной оценки двух проектов. Но оценить в качестве экономиста некоторые аспекты влияния предлагаемых проектов на издержки ведения бизнеса и экономическое развитие страны, попробую. Особенно меня интересуют статьи Кодекса по налогам на прибыль и на добавленную стоимость – самым сложным для администрирования налогам. Статьи по НДС мы сравнить не сможем, так как Минфин пока не опубликовал свою версию этих статей. Поэтому в данной заметке ограничимся сравнениями только по налогу на прибыль.

Сначала о самых двух принципиальных и чрезвычайно важных для экономики и бизнеса моментах.

Первый момент. В проекте НАПУ предпринимателям разрешается осуществлять 100% амортизацию основных средств в тот же год, когда началась их эксплуатация. То есть предприниматель сможет свои инвестиционные расходы в полном объеме вычитать из налога на прибыль, а не через процесс многолетней амортизации. Это мощнейший стимул для инвестиционной деятельности.

Второй момент. Ключевая сложность уплаты налога на прибыль – возникающие спорные вопросы определения его налогооблагаемой базы, то есть того, что собственно является прибылью (как разница между валовым доходом и издержками). В действующем Кодексе и в проекте Минфина даны длинные перечисления и расшифровки так называемых вычитаемых и невычитаемых расходов. Именно при их трактовке и возникают разногласия между бизнесом и налоговыми органами. В проекте же НАПУ представлен лишь список расходов, которые предприниматели не могут вычитать при определении размера прибыли, а также указаны предельные нормы по некоторым из видов расходов (например, по представительским расходам до 1% от объема выручки). На мой взгляд, такой подход – большой шаг вперед в направлении сокращения издержек налогового администрирования и снижения коррупционности налоговых проверок.

Теперь о некоторых других аспектах налогообложения прибыли в двух проектах:

1. Как быть с определением выручки при реализации товаров (работ, услуг) по ценам ниже себестоимости, а также при их безвозмездной передаче? Проект НАПУ предлагает определять размер выручки для целей налогообложения «исходя из рыночных цен, подтверждаемых документально или отчетом об оценке оценочной организации». Проект Министерства финансов - «исходя из себестоимости». Учитывая, что «рыночные цены» - понятие весьма относительное, я бы предпочел формулировку Минфина. Так спокойней за налогоплательщика.

2. Из проекта НАПУ наконец-таки исключен такой замечательный вид налогооблагаемого «дохода» наших предпринимателей, как «положительная курсовая разница». Почему-то наше законодательство воспринимает обесценивание национальной валюты как источник обогащения. Сум упал относительно доллара на 20%, следовательно, владельцы иностранной валюты на 20% обогатились. Странная логика. А почему бы при этом не посчитать, насколько за это время повысились цены в сумах (инфляция)? Может больше, чем на 20%? И тогда никакого «обогащения» не произошло. К тому же почему учитывается только положительная курсовая разница. А если разница отрицательная, то ее можно вычитать из налогооблагаемой базы, как убыток? Нет, оказывается, нельзя. Очень нелогично. И эту абсурдную норму авторы проекта НАПУ из своего варианта Кодекса убрали. Авторы проекта Минфина, к сожалению, оставили.

3. В проекте НАПУ компания может использовать все убытки прошлых лет для уменьшения налогооблагаемой прибыли текущего налогового периода. В действующем Налоговом кодексе и проекте Минфина - только 50% налогооблагаемой прибыли текущего периода. Я – за вариант НАПУ.

4. Каковы предельные нормы амортизации (то есть, какую часть стоимости имущества компания может списать в издержки)? В проекте Минфина говорится: «Предельные нормы амортизации имущества определяются Министерством финансов Республики Узбекистан». В проекте НАПУ прописаны предельные нормы амортизации по всем категориям основных средств, что делает Кодекс правовым документом прямого действия. И это правильно!

5. В обоих проектах налог на прибыль уплачивается раз в квартал. В проекте Минфина отчетность также сдается ежеквартально. Проект НАПУ предусматривает ежегодную отчетность (мелочь, а приятно – упрощается налоговое администрирование). Но сколько тогда нужно платить? Ответ: четверть от начисленной суммы налога по итогам предыдущего года. При этом «если ожидаемая сумма налога на прибыль … сокращается более чем на 50% по сравнению с начисленной суммой прошедшего налогового периода, то налогоплательщик вправе уменьшить сумму текущего платежа» при условии своевременного уведомления государственного налогового органа. Мне так больше нравится.

6. Версия НАПУ предлагает более узкий список невычитаемых расходов. Например, предприниматель может вычесть из налогооблагаемой базы расходы на благотворительность (с определением предельного норматива), все выплаты на штрафы, пеня и другие виды санкций за нарушение условий хозяйственных договоров (кроме штрафов и пени, выплаченных в бюджет). Хотя есть и обратные примеры: представительские расходы по версии Минфина являются вычитаемыми, а по версии НАПУ для них установлен норматив в 1% от выручки.

Таким образом, полезные предложения по изменению Налогового кодекса можно найти в обоих проектах, правда в проекте НАПУ (по крайней мере по вопросам налогообложения прибыли) их оказалось больше. И теперь важно не противопоставлять один документ другому, не мериться своими административными возможностями, чтобы любой ценой отстаивать именно свой проект, а взять из каждого из них самое лучшее и на основе этого отредактировать действующий Кодекс.

Top