8518.68 USD +5.11

9652.52 EUR +145.42

131.33 RUB +0.92

10847.7 GBP +94.20

12:20 / 24.05.2019 5724

Почему наши учёные-соотечественники не возвращаются на родину?

Тысячи высококвалифицированных граждан Узбекистана обучались и работают за рубежом. Среди них и доктора наук, занимающиеся научно-исследовательской или преподавательской деятельностью в разных странах. Нет сомненья, возвращение их – людей со знаниями и опытом международного уровня – может сыграть роль мощного движка для социально-экономических, демократических реформ. Также это стимулирует рост научного потенциала страны.

Почему же так мало молодых учёных возвращается в Узбекистан?  

Считать, что всё дело в размере заработной платы – несправедливо. Да, в Узбекистане заработная плата гораздо ниже, чем в развитых странах, но для большинства молодой учёной рати материальные блага, как бы высокопарно это ни звучало, имеют меньше значения, чем признание, возможность реализовать свои знания, внести вклад в развитие науки, рост благосостояния общества, воспитание молодого поколения именно на родине.

В данном материале мы попытаемся изложить причины этой нашей с вами, с позволения сказать, беды. В частности рассказать об административных барьерах, которые лежат на пути возвращения молодых учёных.   

Один из основных барьеров – нострификация (признание эквивалентов)

Для тех, кто не совсем знаком с этим термином: нострификация - это государственное признание диплома, учёной степени, звания, полученных в другой стране. Согласно законодательству Республики Узбекистан, без государственного признания диплом, ученая степень, полученные в других странах, не являются действительными. Иными словами, если вы получили докторскую степень в одном из престижных университетов США или государств Европы, не торопитесь в Узбекистан – без нострификации вас в Узбекистане не признают доктором наук.

Всё бы ничего, если бы процесс этой самой нострификации был прост. Но, нет, это отсталая,  сложная, неопределенная, забюрократизированная процедура, являющаяся одним из крупных барьеров на пути возвращения молодых ученых.

В настоящее время нострификация – прерогатива Высшей аттестационной комиссией при Кабинете Министров Республики Узбекистан (далее ВАК). Если бы ВАК проявила себя как беспристрастная и объективная система утверждения научных степеней – флаг бы ей в руки. На  практике же соискатели не редко сталкиваются со случаями, когда ВАК необоснованно тянет время, отодвигая дату защиты научной работы на неопределённый срок, требует ненужные документы. Формализм и субъективизм – вот основные критерии, на которых базируется деятельность ВАК. К тому же опрос указал на факты коррупции.

Как у нас дела с утверждением научных степеней?

В Узбекистане имеется две ученые степени доктора: базовая — доктор философии и высшая — доктор наук. ВАК провел уже две реформы в этой сфере за последнее семь лет. Сначала, в 2012 году, мы перешли на одноуровневую систему докторантуры, когда базовая докторантура называлась кандидатской и существовала только одна докторская степень «доктора наук».

Затем, в 2017 году мы опять вернулись к двухуровневой системе. Однако степень кандидата наук просто заменили доктором философии для того, чтобы, якобы, соответствовать международным стандартам. Кроме названия по сути ничего не изменилось. Напротив, вышло какое-то недоразумение, так как в международной практике степень кандидата наук не соответствует степени доктора философии. Такие частые и непонятные «реформы» ВАК в послевузовском образовании негативно повлияли и на местных соискателей, у которых от этого пропадает стимул заниматься научной деятельностью.

А как у них?

В мировой практике действует одноуровневое послевузовское образование: «бакалавр-магистр-доктор наук», где высшей ученой степенью является PhD (доктор философии).

Следует отметить, что в настоящее время степень доктора философии не имеет никакого отношения к философии (только историческое), и присуждается почти во всех научных областях науки. Такое положение связано с традициями, восходящими к временам средневековых университетов, стандартная структура которых обычно предполагала наличие факультетов философии, юриспруденции, теологии и медицины. Поэтому помимо степени доктора философии в зарубежных странах существует и ограниченный ряд других докторских степеней того же ранга. Например, врачам присуждается степень доктор медицины (Doctor of Medicine), юристам — доктор права (LLD), богословам — доктор богословия (Doctor of Theology), а всем остальным — доктор философии (PhD). В некоторых странах докторам, занимающимся естественными науками, присуждается степень Doctor of Science (DSc). В США, Канаде и в большинстве стран Европы высшей ученой степенью является доктор философии (PhD). 

Получается, в международном научном сообществе степени доктор философии(PhD) и доктор наук (DSc) не различаются, и не существует в одной отрасли двух научных степеней докторов наук. Степень доктора философии (PhD) является наиболее популярным званием, присуждаемым докторам наук во многих странах. Значит такой двухуровневой системы докторантуры, доктор философии и доктор наук, которую внедрили в Узбекистане в 2017 году, не существует в международной практике. Пойдите в любой зарубежный университет, самые выдающие ученые профессора там имеют степень PhD или же DSc.

Наша система послевузовского образования

В настоящее время в Узбекистане продолжает действовать отсталая советская двухуровневая система послевузовского образования, только с международными названиями – доктор философии (кандидат наук) – доктор наук». Но, как и прежде, с кандидатами – далеко не каждый доктор философии пробивается затем в доктора наук. Многие из них так и остаются на всю жизнь докторами философии.

Период кандидатского стажа (доктора философии) составляет не год, а затягивается на долгие годы. Видимо кандидатов, с точки зрения наших чиновников, надо определенное время выдерживать, как и вино. Поэтому на тех из них, кто пробивается в доктора наук, не побывав до этого несколько лет в кандидатах наук, сотрудники ВАК, сами ходившие в кандидатах много лет, смотрят косо. Согласно данным, содержащимся в постановлении Президента от 27 февраля 2019 года № 5445, показатель своевременно защищённых диссертаций составляет всего 16,8 процентов.

Сторонники двухуровневой докторантуры пытаются аргументировать  свою позицию примером некоторых западных стран, в частности, Германии, где предусмотрена высшая академическая степень, следующая после учёной степени доктора философии – «Doctor habilitatus» (хабилитированный доктор). Они утверждают, что в Германии, так же, как у нас, докторантура двухуровневая.  Но они ошибаются – степень хабилитированного доктора это всего лишь своеобразная процедура по получению квалификации профессорско-преподавательской должности в университете и не совсем соответствует доктору наук в Узбекистане. Кстати, надо сказать, что в самой Германии наблюдается острая дискуссия в научном сообществе о процедуре хабилитации, противники критикуют её как ненужную, бюрократическую, препятствующую науке.

Это ещё раз доказывает тот факт, что в нашем положении «О порядке признания и нострификации (признания эквивалентности) документов об ученых степенях, выданных в зарубежных странах» отсутствует степень доктора наук (DSc). Там говорится что «…документы об ученой степени доктора философии (PhD) или других приравненных к ней ученых степенях, полученных в зарубежных государствах, подлежат нострификации Высшей аттестационной комиссией (ВАК)».

Итак, в положении не приводиться степень доктора наук DSc, а приводится только степень доктора философии PhD, что говорит о том, что степень доктора философии и докторские степени с другими названиями равны между собой. К чему это приводит? На практике получается, что степень доктора философии, полученная за рубежом, которая на самом деле аналогична доктору наук DSc в Узбекистане, после нострификации приравнивается к доктору философии PhD, который соответствует кандидату наук. Иными словами, когда вы проходите нострификацию, ваша докторская степень фактически искусственно ВАКом занижается.  

Ещё одна проблема

У нас сложилось так, что степень доктора наук является высшей целью соискателя. Как только он получает степень доктора наук DSc, на этом его научно-исследовательская деятельность зачастую заканчивается. Человек перестает заниматься наукой, так как цель – получение титула доктора наук – достигнута, теперь он может претендовать на особые привилегии и льготы, которые предоставляются только докторам наук DSc. Иными словами степень доктора наук у нас для многих соискателей есть средство получения преференций. Это категорически противоречит сути науки, которая заключается в постоянном движении вперёд, саморазвитии.

При всем нашем уважении, надо признать, что некоторые доктора наук преклонного возраста, которые получали знания в советское время, до сих пор придерживаются своих прежних научных познаний. Соответственно, не приветливы к новшествам, не стараются публиковаться в престижных зарубежных журналах, в большинстве случаях не владеют иностранными языками, не входят в научную полемику с учеными других стран.    

Самое печальное тут то, что такие учёные препятствуют получению докторских степеней молодыми учеными с более современными знаниями. По всей видимости, у этих докторов нет заинтересованности в развитии науки в стране, их больше волнует сохранение своей научной монополии на «рынке докторов наук».  

Противоположность им – порядочные, уважаемые, настоящие ученые-учителя, открытые молодёжи, всячески старающиеся поддерживать молодые таланты и их инициативы. У них очень много выпускников докторов наук и при этом нет амбиций на монополию на учёность. Но, увы, таких ученых мало.

Подвижки в лучшую сторону и большое «но»

Проблема с нострификацией (признанием эквивалентов) дипломов среднего и высшего образования у нас уже решена. В январе текущего года вышло постановление Президента о внедрении с 1 марта 2019 года нового порядка признания и нострификации документов об образовании, выданных в зарубежных странах. Согласно новому порядку, граждане Республики Узбекистан, получивших образование в зарубежных образовательных учреждениях, занимающих первые 1000 позиций среди высших образовательных учреждений в рейтинге международно-признанных организаций (Quacquarelli Symonds World University Rankings, Times Higher Education, Academic Ranking of World Universities) признаются напрямую без специальных испытаний. Но…

Но, к сожалению, данный порядок не касается признания докторских степеней, которых, как и прежде, приходиться получать через «тыл» в ВАК. «Благодаря» системе ВАК, в Узбекистане наблюдается ситуация «утечки мозгов».  Молодым исследователям намного легче получить степень доктора наук и работать за рубежом, чем в Узбекистане. В зарубежных странах предоставлены все условия для молодых учёных, нет бюрократии, нет нострификации, и наука от этого не страдает, наоборот – процветает. Науке нужна свобода, а не бюрократия.

При этом это проблема не только ученых-соотечественников, желающих вернуться в страну, это проблема также национальных соискателей.

Следовательно, хотелось бы предложить следующее:

- во-первых, перейти к международным стандартам одноуровневого послевузовского образования «бакалавр-магистр-доктор наук DSc».

- во-вторых, напрямую признать докторские степени граждан Республики Узбекистан, выданных зарубежными образовательными учреждениями, занимающими первые 500 позиций среди высших образовательных учреждений в рейтинге международно-признанных организаций, независимо от наименования зарубежной докторской степени приравнять их к степени доктора наук DSc в Узбекистане.

Бахшилло Ходжаев,
и. о. заместителя директора Исследовательского института правовой
политики при Министерстве юстиции Республики Узбекистан,
член экспертного совета МННО «Buyuk Kelajak»

Хусаин Раджапов,
доктор права Университета Кобе, Япония

Top